Сухие ветки цивилизации

19 Мая 2011
Сухие ветки цивилизации

"Заметки на полях» поездки губернатора М.В. Юревича в Катав-Ивановский район

"Заметки на полях" поездки губернатора М.В. Юревича в Катав-Ивановский район

История противоречива, впечатления обманчивы, цивилизация непредсказуемая. В такой системе координат человечество и вращается… Столь философские нотки родились из пустяка. Сразу по приезду в Катав-Ивановск, на цементный завод, мы с удивлением обнаружили беспомощность нескольких своих сотовых, сообщивших, что «нет сети». И это в городе, где телефонная связь, опередив столицы, появилась первой в России!

* * *
Катав-Ивановский район — типичный горнозаводской куст, где уклад и характер жизни формировались на протяжении трех веков. Многое поражало путешественников, в том числе и знаменитого Палласа, в этих краях. Живописные горные хребты молчаливо вглядывались в людскую, заводскую суматоху, что шла в речной долине; природа словно пыталась компенсировать суровые трудовые будни.

О Катавских заводах историки, обычно, рассказывали с особым пиететом. Основатели заводов, братья Твердышевы, оснастили их самым современным на тот момент оборудованием, что даже всесильные Демидовы завидовали белой завистью и засылали своих «технических разведчиков».

Нынешние современники не столь восторженны, если не сказать печальнее. «Привязанность с одного боку к заводу», как писал когда-то П. Бажов, сослужила в наши пореформенные времена и Катав-Ивановску, и Юрюзани роковую службу. От этого «обвального наследия» никуда не денешься — и губернатору Михаилу Юревичу не раз приходилось говорить об исторической и экономической пропасти злополучных «лихих девяностых».

* * *
Под рыночным прессом в те годы первым рухнет Юрюзанский механический завод. Лет десять тому назад один из руководителей завода рассказывал, как это произошло.

— Мы были слишком самоуверенны. В конце советских времен у наших ворот стояло множество машин, фур, готовых вывозить холодильники «Юрюзань» десятками и сотнями. Думали, что так будет вечно, откладывали производство новых моделей на потом и не замечали, что чудеса холодильной техники из импортных комплектующих начали свое торжественное шествие по стране.

Когда завод встал, растерянность была полная. Что дальше? Часть горожан глядели с вожделением в сторону соседнего закрытого и богатого ЗАТО; и даже старую поговорку переиначили: мол, не родись счастливым, а родись в Трехгорном.

Другие подались на трассу М5 торговать — кто чем горазд. До сих пор на этом участке трассы стоят допотопные ларьки-лотки, набитые под завязку всякой всячиной. Кстати, этот опыт не прошел даром, и глава города с гордостью поведал губернатору, что Юрюзань сегодня — это настоящий центр оптово-розничной торговли и услуг. По городу это видно: он приободрился, воспрял духом. Частные дома, которых здесь большинство, раскрасились в разные цвета, кое-где обшились сайдингом; почти повсюду — новые ворота, предмет гордости любого хозяина.

Юрюзань теперь смотрит на механический завод свысока: в прямом и переносном смысле. Расположенный в низине, в яме, он словно застрял во времени, придавленный «мертвой тишиной», как выразился в твиттере М. Юревич. Неза-планированная экскурсия по заводу в поисках «останков» цеха, где собирались знаменитые холодильники, вполне походила на похоронную процессию. Под ногами и вокруг — запустение сродни библейскому: залежалый мусор, прогнившие доски, невнятные железные конструкции, покрытые ржавчиной. Грязно-рыжий отлив проступает сквозь березовую поросль, которая завоевывает для себя все новые цеха и участки.

Впечатления рождали в голове воспоминания о сталкеровской зоне, где жизнь и движение исчезают. Было и ощущение навязчивого возвращения — как и десять лет назад, на заводе тишина и свежий воздух, беззаботно чирикают воробьи, порхают бабочки, шелестят на ветру листья, торжествует природа. А должна была кипеть рабочая жизнь.

Нет, несколько маленьких производств здесь все же работают и даже вселяют некоторую надежду на будущий инвестиционный прорыв, на обретение хозяйственного взгляда и сметки. Но уезжали, если честно, далеко не в радужном настроении.

* * *
Впрочем, Катав-Ивановску тоже несладко пришлось. Трясло всех. Оборонщики наверняка помнят, как опускались руки от горбачевских заявлений: «Зачем нам танки, военные самолеты и корабли? Будем делать кастрюли». Уникальный в России завод морской навигации мог бы, как и другие соседи по ОПК, перейти на пивные кеги. Не перешел — сохранил технологии, разработки, нацелился на зарубежный рынок, так как в родном отечестве вместо прежних семисот кораблей сегодня в год строят только сорок.

Свое «хождение по мукам» было и у цементного завода. Насколько не изменяет память, именно здесь впервые Южному Уралу были представлены печально знаменитые «маски-шоу» — практически настоящий боевой захват предприятия. Были и забастовки, и разруха в головах — как минимум, до 2003 года, когда старейшее на Урале предприятие с уникальной сырьевой базой вошло в состав российского холдинга «Евроцемент».

Директор «Катавского цемента» Александр Чалов с гордостью рассказывал, как на праздники приглашали ветеранов завода — показать им современное производство. Они и поставили оценку: «В таком шикарном виде, как сейчас, завод не был никогда».

Планы тоже большие. Например, в 2014 году, к столетию начала производства катавского цемента, решено заложить по соседству первый камень нового завода и модернизировать прежний. Благо, сырья — редкого по качеству мергеля — хватит лет на 250 при полной загрузке.

Безусловно, губернаторская поездка не обошла стороной литейно-механический завод, с которого, собственно, и начинался когда-то город и который сейчас не работает даже на треть мощности, запутавшись в долгах, как в шелках. Забастовки, невыплаты зарплаты, конкурсное производство — все эти вещи неприятные, наполненные непредсказуемостью. То, что завод находится в подвешенном состоянии, чувствовалось в каждом взгляде его работников, теперь уже «невеликих числом».

Человек консервативен — и по-человечески его понять можно. Слишком много «преобразований» пришлось на последние два десятилетия. Поэтому так пугают разговоры о предстоящей продаже полным лотом, о стратегическом инвесторе, новом собственнике — а вдруг как по-новому пометет?

Хотя и обратные примеры есть. В том же Катав-Ивановске златоустовская компания выкупила помещение бывшего хлебозавода, установила и наладила современные немецкие линии и по всей стране торгует фирменными семечками в «цивильной» упаковке на миллиард в год. А это уже совсем не мелочь.

К слову, губернатор вышел из цеха с пакетом семечек в руках…

* * *
Среди противоречий, парадоксов встречаются интересные сочетания. При всей «злобе дня» Катав-Ивановский район остается районом, в который трудно не влюбиться. Спелеологи, туристы, археологи, кстати, уже давно так и сделали, боготворив его медвежьи места.

Но и любимым районам, как и людям, бывает — не везет. И на «головную боль» жалуются чаще всего, и на то, что знобит, и на вечную нехватку средств, чтобы подлатать улицы, вывезти мусор, решить проблемы с отоплением и горячей водой. Да мало ли еще в муниципальном организме мест, где колет. Кто-то из классиков-современников грустно пошутил, что Россия — прекрасная страна, только крайне запущенная; в ней есть почти все условия для цивилизованного течения жизни, а самых необходимых — нет.

— Время такое, — скажет Михаил Юревич. — У нас дефицит людей, способных организовать эффективное производство, создать что-то новое, и просто навести порядок.

Когда возник такой дефицит в нас же самих — неизвестно. Вернее, у каждого будет своя дата…

ВЯЧЕСЛАВ КУЗНЕЦОВ

Напоследок

Не стоит завершать на грустных нотах, хотя жизнь и заставляет. Уезжая из Катав-Ивановска, недалеко от Половинки поймал себя на мысли, что мне крайне не хочется менять районное дорожное «блаженство» на «стиральную доску» федеральной трассы. Это тот парадоксальный случай, когда «фуры цивилизации» безнадежно уступают патриархальному укладу…



Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты