О третьем секторе, НКО и песнях в «Голос»

30 Апреля 2013
О третьем секторе, НКО и песнях в «Голос»

Андрей Лавров, политолог, кандидат философских наук: На прошедшей неделе мы воочию убедились, в чем смысл принятого 20 ноября нового закона о НКО, или как его еще называют закон об иностранных агентах...

Андрей Лавров, политолог, кандидат философских наук:

На прошедшей неделе мы воочию убедились, в чем смысл принятого 20 ноября нового закона о НКО, или как его еще называют закон об иностранных агентах. В четверг в Москве на 300 000 рублей оштрафовали ассоциацию «Голос». Досталось и ее исполнительному директору Лидии Шибановой — минус стольничек.

Прецедент показательный. Массовые проверки НКО, непосредственно не финансируемых Кремлем, идут по всей стране. Кошмарят по полной. Буквально на следующий день прокуратура ЧО выдала руководителю челябинского регионального отделения «Голоса» Юрию Гурману предостережение о недопустимости нарушения закона о НКО.

Но сначала несколько слов об институте Некоммерческих организаций, который еще называют третьим сектором в том смысле, что первые два — государственные и частные коммерческие организации. Цель государственных — сохранение власти захвативших ее в данный момент элитных групп. Частные коммерческие, естественно, ориентированы исключительно на получение прибыли. Если продажа оружия сепаратистам из какой?нибудь республики собственной стране приносит 300 %,

многие из них продадут не задумываясь. НКО обычно создаются с культурно-просветительскими, социально-реабилитационными, благотворительными либо правозащитными целями. В конечном счете все они направлены на совершенствование общественного организма.

Это в идее. В реальности все, конечно, гораздо сложнее. Есть (и в 90?е годы у нас их было большинство) НКО, работающие на уход от налогов и отмывание денег. Есть проправительственные (финансируемые властью) и антиправительственные (финансируемые оппозицией или из-за рубежа) общественные фонды. Но настоящим третьим сектором, конечно, является только «идеальный тип». Отношение таких НКО с государством зависит от степени его демократичности. В европейских странах они — важнейшая составляющая общественной системы, законное место концентрации лучших сторон гражданской активности. В авторитарно-тоталитарных — враг и агент чего?то чуждого. Это и понятно. Все, что делается вне государевой воли, ставит под сомнение его всемогущество. Всякая несанкционированная свыше гражданская активность в таких государствах воспринимается как укор власти.

Напомню, по новому закону все организации, в работе которых можно усмотреть признаки политической деятельности и получившие хотя бы рубль из-за рубежа, должны именоваться иностранными агентами. И не важно, поступили 2 рубля от гастарбайтера, перечислены от министерства культуры Франции на издание книги о Камю или деньги пришли от ЦРУ. Я даже не говорю о намеренной оскорбительности выбранной формулировки, отсылающей нас к языку времен «эффективного менеджера» Сталина. Дело просто в том, что теперь можно сразу зачислить в агенты всех.

Нет, я, конечно, уверен, что таких подстав наши правоохранители не ведают и никогда не пойдут на то, чтоб перевести копеечку от некоего Шарифа Мухди и на том основании наехать на фонд Чулпан Хаматовой, посмевшей перечить президенту по поводу запрета на усыновление российских детей американскими семьями. Просто признаки политической деятельности при желании можно усмотреть во всем. Все, что затрагивает общественные интересы, — политика. Без нее в обществе нельзя сделать ничего: ни изменить участь инвалидов или условия службы солдат-срочников, ни защитить бор, ни совершенствовать нашу самую совершенную систему подсчета голосов на выборах.

На последнем, кстати, «Голос» и погорел. Про массовые фальсификации на выборах орали шибко громко. За то и получили. Получали ли деньги из-за рубежа? Надо отметить, что «Голос» — это не единая структура, а ассоциация практически независимых организаций. Про Москву говорить не буду, свечку не держал, а вот про южноуральский «Голос» кое-что представляю. И вовсе не склонен идеализировать г-на Гурмана и его структуру. Они вполне удачно вписались в местные политические институты и элиты.

Не будучи оппозиционным, челябинский «Голос» вполне способен обеспечивать свою работоспособность за счет местных ресурсов. Пока я работал политтехнологом на различных выборах, ко мне не раз подходили бойкие дамочки, представлявшиеся руководителями местных отделений «Голоса» и предлагали оплатить работу их наблюдателей на избирательных участках. Не думаю даже, что в данном случае они ставили в известность самого Юрия Гурмана. Просто, так как в организации практически отсутствует центральное финансирование, а на голом гражданском энтузиазме далеко не уедешь, местное отделение каждого маленького городка выживает как может. Надо отметить, что эти местные ячейки не были изначально заряжены на оппозицию, но по уровню объективности были всяко лучше, чем остальные «независимые» порождения. Уберите «Голос» — и результаты выборов станут уж совсем предсказуемы.

Ну да черт с ним, с «Голосом», все, кто занимается чистой политикой и выборами, всяко не без греха. Меня гораздо больше пугает общая тенденция. Одновременно с «Голосом» прокуратура по той же схеме «проверяет» экологический фонд «За природу». Такими темпами у нас останутся только официально НКО, финансируемые государством и заточенные под прославление действующей власти. Гражданская активность (а она явно имеет тенденцию к росту) в этой ситуации не сможет найти легальные каналы реализации. Не дай бог,  найдет нелегальные.


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты