Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Сокращение дефицита

24 Октября 2013

Одобренный правительством области проект бюджета на 2014 года производит двоякое впечатление. С одной стороны, регион ждет нелегкий год с сокращением доходов и острой нехваткой средств...

Одобренный правительством области проект бюджета на 2014 года производит двоякое впечатление. С одной стороны, регион ждет нелегкий год с сокращением доходов и острой нехваткой средств. С другой, величина этой нехватки будет куда меньше, чем ожидалось. Месяц назад дисбаланс будущего бюджета (разница между заявленными ведомствами тратами и ожидаемыми доходами) доходила до 33 миллиардов рублей, за несколько дней до предъявления бюджета в окончательном виде дефицит в 30 миллиардов. В принятом правительством документе разница между доходами и расходами составила чуть больше 12 миллиардов.

Это, как говорится, голые факты. А теперь поговорим о том, какие выводы из них могут сделать для себя жители области.

Без волшебной палочки

Дефицит — сколько угодно большой,— страшен не сам по себе. Это всего лишь индикатор, возрастающего риска не исполнить все заложенные при формировании бюджета обязательства. Чем больше сумма дефицита — тем больше вероятность, что планы повышения зарплат, закупок лекарств для больниц, ремонта школ и так далее исполнить не получится.

Поэтому радует, что проект бюджета в этот раз составлен по консервативному сценарию. То есть без необоснованного оптимизма и расчетов на то, что недостающие деньги «откуда-то появятся» в середине или конце года. Учтены также изменения федерального законодательства. Последние, к слову, сократили доходный потенциал региона почти на 3 миллиарда рублей.

Для того, чтобы дефицит казны «усох» до вменяемого размера, пришлось «зарезать» многие статьи расходов. Если на поддержку малого и среднего бизнеса в этом году в области потратили 82 миллиона рублей, то в 2014 потратят 50 миллионов. Если в этом году для музыкальных школ приобрели инструментов на 50 миллионов рублей — то в следующем, увы, придется обойтись имеющимися.

И так далее, вплоть до расходов на госуправление. Вообще говоря, задача уменьшить эту статью ставилась, начиная с 2010 года. Тогда в общем объеме бюджетных трат они составляли 2,8 процента, сегодня — 2,3 процента. Это один из самых низких показателей в России: для группы регионов, в которую входит Челябинская область, средний показатель составляет 3,7 процента.

Тем не менее, объемы госзакупок урезаны на 5 процентов. Финансирование проводимых за бюджетный счет мероприятий по всем отраслям сокращено на 10 и более процентов. Индексация зарплат госслужащим отменена полностью. Разумеется, это не значит, что южноуральские чиновники после этого заживут хуже преподавателей музыкальных школ. Но они однозначно будут жить хуже, чем их собратья в других российских регионах. В той же Свердловской области, где дефицит бюджета уже в этом году превысил 30 миллиардов рублей…

Жить на свои

Нужно понимать, что 12-милиардный дефицит — все равно дефицит. Скажем больше, к концу следующего года он может вырасти.

Времена, когда субъекты РФ гордились бездефицитными бюджетами, ушли в историю на неопределенный срок. Такова модель, выстроенная в России за последние годы: большая часть налогов, собранных на местах, уходит в федеральный центр — откуда и распределяется сообразно с представлениями Москвы об общем благе. Поступление федеральных средств сегодня стало одним из главных источников дохода всех российских регионов.

Когда экономика на подъеме, их жители этого почти не замечают. Начинается кризис — и реализуется сценарий, описанный областным министром финансов Александром Пшеницыным. То есть на просьбу Челябинской области помочь деньгами в Москве отвечают примерно так: у вас, мол, ситуация еще более-менее, а вот у (тут следует длинный список областей и краев) все на грани. Поэтому им дадим, а вы крутитесь сами…

«Длинный список» — это не фигура речи. Сегодня в 61 регионе отмечен спад поступлений в бюджет. В Тюменской области, во многих отношениях передовой, областная дума со скандалом принимала отчет об исполнении бюджета на 2013 г., где депутаты недосчитались 40 процентов доходов. В среднем по стране доходы консолидированных бюджетов показывают едва заметный прирост в 0,7 процента — а на Южном Урале почти семь. По сравнению с 2009 годом доля собственных доходов в бюджете области увеличилась с56 до 78 процентов, до 74,5 миллиардов рублей.

Лоббирования, впрочем, тоже никто не отменял. По итогам встреч с руководителями Правительства РФ и федеральных министерств в 2012 году Южный Урал получил 20,6 миллиарда рублей. Пермский край в том же году получил 12,5 миллиарда, Свердловская область — 18,4 миллиарда.

В этом году (если не брать в расчет кризисный 2009-й) Челябинская область получит максимальную бюджетную поддержку за всю финансовую историю региона — почти 22 миллиарда рублей. Средства пойдут на повышение зарплат бюджетников, создание новых мест в детских садах, ликвидацию последствий метеорита и паводка и т. д. В 2014-м при существенном — на 6-7 процентов — сокращении федерацией средств, выделяемых на поддержку регионов, трансферты в Челябинскую область вырастут на 71 процент по сравнению с текущим годом.

О вынужденной гордости

И приведенные в регион федеральные деньги, и рост собственных доходов позволили добиться главного: сохранить практически неизменными социальные расходы. Фонд зарплаты в бюджетных отраслях а сегодня это почти 50 миллиардов рублей, треть всех бюджетных расходов области, — будет формироваться в соответствии с ранее составленными планами. Без обоев будет идти финансирование здравоохранения и образования. На образование, кстати, потратят в 1,5 раза больше чем в этом году — 31,5 миллиарда рублей. Даже льготы и меры соцподдержки региональным ветеранам труда, которые ранее Минфин рассматривал как резерв экономии, по решению губернаторав Челябинской области сохранены полностью. Всего на социальную сферу в 2014 году израсходуют более 80 миллиардов — это 73 процента всех трат казны.

Но здесь надо понимать следующее. Когда власти — будь то Челябинской области или Свердловской, неважно — с гордостью говорят о том, что бюджет сохранил социальную направленность — эта гордость носит вынужденный характер. После этих слов, произнесенных с очередной трибуны, вовсе не следует ждать, что социальная сфера начнет кататься как сыр в масле. Они означают только, что бюджет региона сможет обеспечить ее штатное функционирование, и не более. Впрочем, пережившие 90-е могут оценить это «не более»…

Тем не менее, на «плюшки» бюджетникам — вроде 13-й зарплаты, денег уже не будет. Равно как и «на развитие» — то есть все прочие направления, — средства выделят по остаточному принципу. А это не есть хорошо, потому что людям хочется не выживать, а жить.

«Новая экономика» есть инвестиции плюс диверсификация…

По большому счету, сегодня власти могут предложить нам только один рецепт: непрерывный поиск инвесторов и отраслевое замещение. То есть диверсификацию — развитие изначально вспомогательных и второстепенных для области отраслей и создание принципиально новых производств в отраслях традиционных.

Как это выглядит применительно к Челябинской области?

Десятки лет нас кормила металлургия, обеспечивая от 30 до 40 процентов налоговых поступлений. Это прекрасно работало в плановой советской экономике, это — после хаоса в 90-е — заработало вновь. Вплоть до мирового кризиса 2008 года. Затем, после кратковременного оживления, спрос на мировых рынках снова начал падать. Да еще Китай выбросил на них более дешевый металл приемлемого качества, — и…

«Индексы производства машиностроительных и металлургических производств Уральского федерального округа за 9 месяцев 2013 года перешли в отрицательную зону, а их убытки выросли в 3,5 раза», — констатировал представитель президента в УрФО Игорь Холманских. Это означает не только перспективы безработицы, проблемы с зарплатой и текущими платежами в бюджет. Гиганты металлургии выплачивают налог на прибыль авансом — и сегодня, возвращая его, выкачивают из казны уже имеющиеся там и распланированные миллиарды.

«Надо продолжать работу по формированию новой экономики региона, с максимально эффективной отдачей от новых инвестпроектов, — в свою очередь замечает Михаил Юревич. — В 2014 году у нас намечается большой ввод инвестпроектов. Мы рассчитываем, что бюджет области и промышленное производство в 2014 году вне зависимости от общероссийских тенденций будет расти. Необходимо больше работать с инвесторами, посещать западные площадки, чаще ездить в командировки в те страны, откуда приходят инвестиции, нужно не жалеть силы, ведь даже если из 10 поездок мы привлечем одного хорошего инвестора — это окупится за один месяц работы предприятия».

Сложно сказать, сколько было потрачено средств на поездку делегации Челябинской области в Италию два года назад. Но всяко меньше, чем три миллиарда рублей, которые итальянцы из Cividale Group вложили по ее итогам в завод точного литья на площадях разорившегося «Станкомаша». Предприятие начало работать, заполучив пакет заказов еще на стадии строительства. И сразу привлекло внимание японцев, которые сегодня рассматривают возможность создания на той же площадке и с использованием челябинских отливок уже машиностроительного производства. Итальянская же «Quaglia&ColomboS.R.L.» строит еще одно совместное литейное производство в Коркино (где доживает последние годы градообразующее предприятие — угольный разрез).

В качестве примера специально приведены металлургические предприятия. Которые на фоне общего падения отрасли либо уже успешно работают, либо зарубежные инвесторы уверены в том, что они будут успешно работать. В силу мобильности и высокотехнологичной продукции, которая будет иметь спрос даже в условиях кризиса.

***

В 2008-2009 годах в области уже сработала «подушка безопасности». Тогдашний губернатор, Петр Сумин, до кризиса 2008 года создал в бюджете избыток средств, чтобы пережить возможный кризис с минимальными потерями. В какой-то мере это удалось. Но деньги кончились, а мировая экономика свалилась в новый кризис.

Заступивший на пост губернатора в 2010-м Михаил Юревич, сделав ставку на диверсификацию, сформировал принципиально иную «подушку безопасности». За три года «нового курса» налоговые поступления в машиностроении и добыче полезных ископаемых выросли в 3 раза; в пищевой промышленности — в 2,3 раза; в сфере торговли и услуг — в 2 раза; в стройкомплексе и сельском хозяйстве — в 1,8 раза. Сегодня эти деньги позволяют компенсировать проседание базовых отраслей.

Можно, конечно, и дальше иронизировать относительно «куроводства», но просто задумайтесь: что было бы — если бы всего этого не было?


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты