Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Эксперты от энергетики считают, что обвал в экономике может пойти на пользу отрасли

8 Декабря 2014
Эксперты от энергетики считают, что обвал в экономике может пойти на пользу отрасли

Гигантский объем невостребованной мощности и возможное консервирование электроэнергии, массовый кризис неплатежей в отрасли и наследство перекрестного субсидирования. В закоулках этих специфических тем есть не только свои тупики, но и просветы

Гигантский объем невостребованной мощности и возможное консервирование электроэнергии, массовый кризис неплатежей в отрасли и наследство перекрестного субсидирования. В закоулках этих специфических тем есть не только свои тупики, но и просветы.

В этом были убеждены участники прошедшей на прошлой неделе в Челябинске отраслевой конференции «Экономика и энергетика: формирование стратегии совместного развития». В большой дискуссии, состоявшейся под патронатом ОАО «Челябэнергосбыт», приняли участие более 350 представителей профессионального сообщества из разных городов России, в том числе Челябинска, Москвы, Екатеринбурга, руководители крупнейших промышленных предприятий, энергетики малого и среднего бизнеса.

Искусственные перекосы?

О проблемах все возрастающих объемов перекрестного субсидирования с беспокойством стали говорить еще несколько лет назад. Перекрестное субсидирование в электроэнергетике — это по существу поддержание искусственного ценового перекоса. Цены на электроэнергию для населения и объектов социальной сферы снижаются. Но за счет чего? За счет увеличений тарифов для промышленности. И уже тогда эксперты энергетического центра бизнес-школы «Сколково» отмечали, что эта порочная практика в конечном итоге приводит к снижению роста промышленного производства.

— Мы уже единожды пережили такую парадигму, когда у нас баловались с тарифами на тепло, — напомнил участникам дискуссии Джек Нюшлосс, независимый эксперт по реформированию энергетической отрасли России, разработчик проекта малой энергетики России (штат Флорида, США). — И когда началось перекрестное субсидирование тепла, промышленные потребители платили по сути дела за тепло для населения. В результате этого они вынуждены были строить собственные котельные. Следствием этого стало то, что те ТЭЦ, которые были построены для того, чтобы производить централизованно тепло и микрорайонам, и предприятиям, стали работать себе в убыток. Плюс к этому добавилась еще одна глупость: субсидирование тарифов на тепло тарифами на электроэнергию. В результате все пошло шиворот-навыворот. И с механизмом подачи тепла мы до сих пор не можем никак разобраться.

Впрочем, есть еще один вопрос, который, по мнению экспертов, должен волновать сегодня всех: и энергетиков, и потребителей, и власть. Для всех очевидно, что экономика в общем-то идет на спад. Что в этом случае делать в энергетике? Заморозить все и ничего там не трогать? По крайней мере, на тот период, пока тяжелые внешние условия еще существуют. Или же наоборот — внешние тяжелые условия должны парадоксальным образом стать стимулом для того, чтобы хоть что то улучшать в электроэнергетике.

Джек Нюшлосс склоняется ко второму варианту. Сама же власть может пойти по первому пути. У нас уже было несколько постановлений правительства, которые устанавливали конкретные сроки избавления от перекрестного субсидирования. В частности, указывался 2014 год. Но он, как мы видим, подходит к концу. Однако конца перекрестному субсидированию мы не видим.

Возникает вопрос: а будет ли государство что-то делать для этого в сегодняшних обстоятельствах? Господин Нюшлосс полагает, что нет. Смотрите сами: гречка уже подорожала. Так что же? Ударить бабу Дусю еще и тарифами на электричество? Это уже будет звучать почти контрольным выстрелом.

Платить способен?

На вопрос о том, можно ли ждать кризиса неплатежей в отрасли, эксперты, усмехаясь, отвечают: а он, дескать, уже есть. Не платят. Да, все говорят о том, что платежная дисциплина ухудшается, и все сбытовые и сетевые компании вынуждены прибегать к кредитным ресурсам. Как таковое отсутствие платежей заставляет сбытовые компании наращивать кредитные портфели. Банки при этом смотрят на них как на весьма ненадежных заемщиков. Вырисовывается долговая спираль.

— У нас была ситуация с серьезными неплатежами, то есть расчетами по бартерам, — напомнил Джек Нюшлосс. — Люди, которые сидели на этих бартерах, достаточно красиво заработали. Всем остальным было плохо. Я рад, что мы к этому не вернемся. Есть некая правда в выражении «платежная дисциплина». Действительно, есть категория потребителей, которые не хотят платить. Но я бы, скорее, намекал на другое понятие — «платежеспособность». При существующих условиях стоимость электроэнергии для многих потребителей становится просто неподъемной.

Падение рубля на пользу?

Вопрос о вынужденной необходимости инвестировать отрасль возникает время от времени. Тут же попытка прогнозировать возможное продолжение роста цен на энергоносители на внутреннем рынке.

— Энергоносители подорожают точно, — уверен господин Нюшлосс. — И, безусловно, это скажется на всем — будут очень серьезно расти цены на бензин и на газ. Что касается цен на электроэнергию, то не думаю, что здесь нас ожидает такой же драматический рост цен, как это происходит с голубым топливом.

Около трех лет назад я проводил исследование роста тарифов на электроэнергию для промышленных потребителей по всему миру. И уже тогда Россия была дороже для промышленных потребителей, чем Соединенные Штаты, и приближалась к Европе.

Благодаря тем приключениям, которые переживает рубль в настоящий момент, Россия теперь стала намного дешевле, чем США и гораздо-гораздо дешевле, чем Европа. А если с рублем будет продолжаться то, что с ним происходит сегодня, то российская электроэнергия станет еще дешевле. Так что  не было бы счастья, да несчастье помогло.

Спрятать в «консерву»

Каковы могут быть возможности финансового стимулирования консервирования невостребованной мощности? С предложением изучить этот вопрос вышел системный оператор, столкнувшись с избытком излишних генераций на рынке. В этой связи возникает и смежный вопрос: может ли вообще быть спрос на консервированную мощность?

Консервация — штука весьма дорогая. И кто будет оплачивать подобные проекты — пока непонятно. Вопрос еще и в том: а что собираются предложить собственники генерации, которые намерены проводить консервацию?

На сегодняшний день в России пока еще нет четких сценариев и схем консервации, поскольку не было и самого инцидента.

Господин Нюшлосс рассказал о собственном опыте в энергосистеме Южной Африки, где он проработал несколько лет. Там произошла аналогичная ситуация, когда было построено электростанций слишком много — пришлось несколько из них законсервировать. И тогда же все убедились, насколько эта игрушка дорогая.

Есть такое понятие каннибализация, когда станцию закрывают и с нее начинают тянуть запчасти на другие, еще действующие станции. В таких случаях нужна дополнительная охрана, поскольку не исключены акты вандализма. Но потом наступает момент, когда эта станция становится востребованной. Однако восстанавливать ее в том виде, в каком она была до консервации, уже бессмысленно: технический прогресс за это время ушел далеко вперед. И станцию необходимо не просто расконсервировать. Ее надо модернизировать! А это технологически очень сложный и очень дорогостоящий проект. Поэтому неудивительно, что знающие люди относятся к идее консервации с холодком.

Есть ли опыт в мировой практике, как решать вопрос платы за консервацию? Это зависит от многого. В частности, от того, принадлежит ли станция, которая подлежит консервации, вертикально интегрированной компании, которая находится под государственным регулированием тарифов. Тогда все расходы регулятор просто включает в тариф. Понятно, что делается это для того, чтобы компании не стали банкротами. Но все происходит иначе в рыночной ситуации. У тебя есть станция. Это ты ее построил. Это твой риск. Если она не делает тебе денег, делай с ней что хочешь. Хоть бульдозером по ней проедься, хоть закрой ее и обтяни колючей проволокой…

Виноват «Крест Чубайса»?

Имя реформатора российской энергетики не раз звучало в этот день в разной связи. Например, директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин напомнил, что основным индикатором неблагополучного состояния рынка является результат так называемого конкурентного отбора мощности (КОМ) на 2015 год. В результате, как известно, невостребованными остались 15 ГВт выработки. Сергей Пикин видит причину этого в изначально неправильном планировании спроса и предложения. Аналитики сходились к выводу: избыток мощности сложился на рынке из-за «креста Чубайса».

Джек Нюшлосс, ставший одним из модераторов дискуссии, по-русски говорит прекрасно. Объяснение простое: родился в Советском Союзе. Окончил университет в Риге. Уехал из страны в 1971 году. Между прочим, в известном бестселлере «Крест Чубайса» есть глава и про него, Джека Нюшлосса, который одно время плотно работал с Анатолием Борисовичем.

— Задумывалось то как хорошее дело. Значит, где то были ошибки?

— Ошибки были, — отвечает господин Нюшлосс. — И в таком сложном многоплановом деле они просто неизбежны. Как неизбежны они и в реструктуризации энергетики. Но некоторые ошибки не исправлены до сих пор. И еще добавились. Слишком уж много условностей в правилах рынка, которые не способствуют развитию энергосистемы. От них нужно избавляться. Многие из них вызваны желанием сохранить перекрестное субсидирование, которое обязательно найдется практически в большинстве недостатков сегодняшнего рынка. И я уверен, что это, увы, останется неизменным.

— А стоило ли тогда проводить эту реформу?

— Стоило! Если бы ее не было, было бы намного хуже!

— Такого уровня, как Чубайс, нужны сегодня стране?

— Люди такого калибра, как Анатолий Борисович, нужны любому государству в любое время. Это капитал страны!

 Однако отношение к этому знаменитому реформатору всегда было неоднозначным. И сегодняшние участники конференции снова вспомнили о «кресте Чубайса», который по существу является неверно спрогнозированным в ходе реформы энергетики спросом на электроэнергию. И то, что сегодня происходит в электросетевом комплексе, со временем может привести к вытеснению с рынка многие небольшие сетевые компании. Это, в свою очередь, еще более усложнит ситуацию с генерирующими мощностями.

Невольно разговор заходил и о долгах. В Челябинской области — МУПы, водоканалы, больницы и прочие «неотключаемые по определению» предприятия коммунальной сферы задолжали энергосбыту сотни миллионов рублей. Понятно, что поставщик не может лишить таких «неприкасаемых» потребителей электроэнергии. Но как же все-таки бороться с такими должниками? Повышать штрафы, пени?

Вариантов борьбы не так уж много, и все они так или иначе ограничены возможностями административного ресурса. Единственный выход, по мнению аналитиков, — переход на предоплату. А вообще то наказывать таких потребителей можно сколько и как угодно, но если не менять систему, то ничего не изменится.

Айрат Арсланов

 


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты