Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Чтобы остановить рост цен на топливо, надо менять структуру экономики

7 Октября 2013
Чтобы остановить рост цен на топливо, надо менять структуру экономики

40 рублей за литр бензина — таковы усредненные прогнозы в Челябинской области к концу года. Это самые смелые. Из официальных источников они не звучат, впрочем как и данные об уровне реальной инфляции, которую все уже привыкли отделять от формальной.

40 рублей за литр бензина — таковы усредненные прогнозы в Челябинской области к концу года. Это самые смелые. Из официальных источников они не звучат, впрочем как и данные об уровне реальной инфляции, которую все уже привыкли отделять от формальной. Более скромный прогноз — скачек ценника вверх на 2-2,5 рубля к декабрю и до 10-15 % в 2014 году. Однако антимонопольщики готовы наказывать тех, кто гадает на ценах.

Сейчас невозможно предугадать, продолжат ли цены снижаться или поползут вверх. Поставщики топлива делать какие то предположения тоже не решаются — слишком много факторов влияет на стоимость бензина. В Москве говорят о том, что надо вернуться к практике админрычагов. Так, экономический блок кабмина высказывается в пользу заморозки тарифов естественных монополий. Но в том, что после этого инфляция будет равна 4 процентам, как обещают, многие эксперты сомневаются. Звучат и предположения, что заморозки как таковой и не будет: цены на какое то время остановятся, а выпадающие доходы топливным компаниям все равно вернутся из карманов населения в виде налогов.

 Прыг-скок цена

Челябинское отделение УФАС регулярно мониторит крупнейших поставщиков ГСМ в регионе и отслеживает розничные цены на нефтепродукты в крупных муниципалитетах. И в этом году были тенденции как к их понижению, так и к повышению. С апреля ценники снизились, а начиная с августа поползли вверх. Эксперты связывают это с повышением оптовой цены реализации горючего. Доставляют топливо по большей части железнодорожным транспортом, а тарифы у монополиста ж.-д. перевозок растут все время.

По данным Челябинского УФАС России, цены на бензин Аи 92 в регионе за девять месяцев 2013 года выросли от 1 до 1,5 рублей за литр или на 2,9 % — 5,5 %. Так, в январе один литр бензина Аи 92 стоил от 27 до 27,4 рубля в зависимости от продавца. В феврале он подорожал на 20-70 копеек, в мае и в июле было отмечено небольшое снижение цены в общей сложности на 30-80 копеек, в сентябре цена вновь повысилась. Сегодня литр бензина этой марки можно купить от 28,1 рубля до 28,65 рубля за литр.

Литр бензина Аи 95 поднялся в цене за январь — сентябрь от 29-29,6 рубля до 31,2-32 рублей за литр или от 5,8 % до 8,2 %, опять же, в зависимости от продавца.

Однако, успокаивают в УФАС, розничные цены на бензин и дизтопливо в Челябинской области не превышают стоимость горючего в других регионах УрФО. Антимонопольщики также исследовали темпы инфляции в их привязке к динамике роста цен на заправках. Получилось, что по итогам 9 месяцев этого года ценники скачут абсолютно соразмерно с повышением общего уровня цен на товары и услуги. А среди прямых факторов, которые влияют на изменение стоимости нефтепродуктов, УФАС выделяет изменения в налоговой политике государства. Так, с 2009 по 2013 год существенно подросли акцизы: примерно в 4 раза они увеличились на дизельное топливо и почти в 2,5 раза на бензин. Между тем, 50 % стоимости бензина — это налоги. Но государство не может не повышать акцизы, потому что бюджет живет на нефти.

Влияет на ценник литра горючего и ситуация на внешних рынках, что было особенно заметно в июле. Кроме этого, произошла разбалансировка внутреннего рынка, говорят специалисты. Это касается двух показателей, которые всегда идут в связке друг с другом — уровень производства и поставок. Летом наши нефтяники решили подзаработать и увеличили экспорт бензина в Европу: там цены выше. В результате в России бензина стало мало, и цены росли.Если в этом году рост производства топлива составил 56 тысяч тонн, то нагрузка на внутренний рынок уменьшилась на 126 — именно на столько вырос экспорт, повлияв на российский ценник более дефицитного продукта.

— Поэтому вопрос плавающего акциза мы считаем актуальным, — высказывается от имени антимонопольной службы Юлия Пузанкова, начальник отдела анализов товарных и финансовых рынков Челябинского УФАС России. — Минэнерго нас поддерживает.

Специалист также добавила, что дефицита топлива, о котором сейчас говорят все и всюду, не ожидается. Порядка 1,5 миллиона тонн — это сегодняшние запасы нефтепродуктов. Все это расходуется в рамках сезонного спроса и за допустимые планки не выходит. И все же, говорят в УФАС, законодательные меры по сдерживанию роста тарифов нужны. В частности, предлагается разработать три индекса ценообразования — индекс биржевых котировок (показатель обязательного объема нефтепродуктов, которые должны реализовываться через биржу), индекс внебиржевой цены, а также индекс цен на сопоставимых зарубежных рынках (в основе — принцип равной эффективности поставок на внутренний и внешний рынки). Все это в комплексе позволит прийти к полностью рыночной стоимости литра горючего. Еще одна законотворческая инициатива антимонопольщиков предполагает разделение оптовой и розничной реализации. Это не имущественный аспект, а организационный — чтобы условия были более прозрачны и конкурентны, что особо касается вертикально интегрированных компаний.

Прогноз цен ФАС не дает: говорят, это не их прерогатива. Служба даже борется против сторонних предположений различных топливных ассоциаций. Например, когда в Москве заговорили конкретными и совсем не оптимистичными цифрами применительно к декабрю, антимонопольщики направили соответствующее предостережение. Говорят, сейчас, как никогда, рискованно гнать волну в общество: ажиотаж может спровоцировать уже не прогнозный, а реальный скачок цен. Единственное, что сейчас можно делать в рамках закона, — это выдавать предписания крупным игрокам рынка о предотвращении с их стороны действий, которые бы приводили к росту цен. Этим антимонопольщики занимаются всегда, как только почувствуют накал страстей на заправках. И то, что нефтяные компании реагируют на это адекватно, уже хорошо, уверены в ФАС.

 

Все очень глубоко

Между тем, в топливном вопросе уже нашлось место политике и громким заявлениям. Партии активно высказываются по этому поводу, вспоминают, что страна — лидер по добыче нефти, и что в 2001 году бензин стоил 8 рублей, тиражируют цифру 40-50 рублей за литр бензина к концу года, жалеют сельское хозяйство, которое «загнется» на дорогом дизтопливе, и пенсионеров, которые поставят машины в гараж, не имея возможности выбраться на свои шесть соток. Все чаще звучат мысли о необходимости заморозить тарифы на горючее. Но как именно это можно сделать применительно к очень чувствительному рынку — конкретики ноль.

Экономисты руководствуются следующей логикой: если нефтяная отрасль — это госмонополия, то ее и должно регулировать государство. Саморегулироваться. Административный рычаг как «ростомер» для топливного ценника нужен, уверен наш эксперт Владимир Помыкалов, директор Института экономических исследований и бизнес-образования «Робис», но не в том виде, в котором его хотят претворить власти.

— Заморозки не будет. Это не заморозка, — убежден собеседник. — Нужны кардинальные меры. Конкретно — уход государства из экономики и скорейшая приватизация монополий.

По словам Владимира Помыкалова, при той экономической и политической ситуации, которая сложилась сейчас в России, реальны не только 40 и 50 рублей за литр, но и 60. Распространено также мнение, что бензин, подорожавший в энное количество раз, во столько же отражает ухудшение экономики в России и во столько же — повышение цен на мировых рынках.

— Это миф, — отрицает эксперт. — Это чистейший произвол нефтяных монополий и неэффективная деятельность правительства, составляющего единое целое с отраслью. А повышение акцизов — это латание дыр в бюджете и исправление просчетов власти. Ни в одной нефтедобывающей стране цена на бензин в пересчете на нашу валюту не дотягивает до 20 рублей. Еще 10 лет назад мы только мечтали, чтобы баррель нефти стоил 100 долларов, сегодня эти деньги у нас есть, а ситуация все хуже. Выход — демонополизировать наше государство и менять структуру экономики. В противном случае мы всегда будем иметь дорожающее топливо.

Второй вариант попроще. По крайней мере не такой революционный — повышать передел производства. Но малому и среднему бизнесу это не по плечу.

— Гоним нефть на экспорт, а закупаем переработанные нефтепродукты, в стоимости которых лежит цена нашей же нефти… — искренне удивляется Владимир Помыкалов.

По его словам в нефтепереработку нужны крупные вложения. Необходимо осуществлять централизованные инвестиции, в том числе из созданных фондов. И уже вместо 300 — 400 литров бензина из тонны нефти будем иметь возможность получать 500 — 700, как в развитых странах. Это уже глубина переработки и снижение издержек. И этот третий, еще более простой путь.

— Давайте говорить языком экономики. Когда снижаются цены? Тогда, когда снижаются издержки, — объясняет Владимир Помыкалов. — Тогда при сохранении нормы прибыли стоимость станет меньше. Норму прибыли снизить нельзя, иначе рынок просто убьет. Теперь давайте посмотрим на факторы управления издержками: это уровень производительности труда, стоимость материалов и сырья, зарплата и… нецелевое расходование средств. Изменить в лучшую сторону хотя бы одно — и уже можно снизить тарифы естественных монополий.

И все бы хорошо, если бы не реальная ситуация на заправках.

— Сегодня поднял весь город. Бензина у меня на заправке нет, — рассказывает Константин Константинов, начальник управления Департамента нефтепродуктов Челябинской области.

В распоряжении эксперта находится мини-станция. Говорит, поставил ее, потому что была возможность отпускать топливо, скажем, по 25 рублей за литр, когда крупнейшие игроки заправляли по 29 — примерно с таким разбегом. Издержек было мало, и работать было выгодно. Но сейчас все как то не радужно.

— Цена в опте уже такая, как в рознице на заправках. Смысл теперь работать?

Говорит, обращался к антимонопольщикам, писал в Москву, но внятного ответа так и не получил. Отсылали обратные тексты, в которых сквозила только одна мысль: «Все в рамках закона. Цена рыночно обоснована».

 


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты