Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Казачий памятник

24 Октября 2008

Памятник из черного мрамора, установленный в день столетия нашего земляка на его могиле в селе Миндяк Учалинского района, неподалеку от Верхнеуральска, сам по себе говорит о нелегкой судьбине бравого казака

В нашей истории одним белым пятном стало меньше. Директор Нагайбакского районного музея из поселка Фершампенуаз Александр Тептеев вернул нашему обществу еще одно славное имя — имя бравого казака, героя двух войн Василия Нусхаева. В судьбе этого человека, как в неком зеркале, отражена наша история со всеми ее зигзагами, парадоксами и трагедиями.

Памятник из черного мрамора, установленный в день столетия нашего земляка на его могиле в селе Миндяк Учалинского района, неподалеку от Верхнеуральска, сам по себе говорит о нелегкой судьбине бравого казака, его подвигах и драме. Вот он смотрит на нас через толщу времени — лихой казаченя, в глазах живая хитринка, усы подкручены как положено, грудь в орденах. Еще какие ордена! полный бант Георгиевского кавалера — все четыре степени Георгиевского креста, еще и Георгиевская медаль «За храбрость». Эти высшие боевые награды российской армии просто так не вручались — надобно было немало подвигов совершить, отличиться в храбрости на поле боя.
Казак Василий Нусхаев — наш земляк, родом из поселка Кассельский тогдашней Верхнеуральской станицы Оренбургского казачьего войска.

 В январе 1911 года начал действительную службу в первом оренбургском казачьем полку, а Первую мировую войну встретил уже в чине старшего урядника. Первое боевое столкновение с противником произошло уже 1 августа 1914 года на границе с Австро-Венгрией. Разведка полка, в которой числился Василий Нусхаев, под командованием хорунжего Хлебникова наткнулась на австрийскую заставу и смелой атакой сбила ее. А затем кавалерийская дивизия вслед за разведчиками, на плечах противника развивая успех, ворвалась в город Вышгород и заняла его. Это лишь один боевой эпизод из биографии нашего земляка.

Невероятно, но факт — через несколько месяцев боев к декабрю 1914 года за героизм, храбрость и мужество в боях Василий Федорович Нусхаев был награжден всеми четырьмя степенями Георгиевского креста. Случай поистине уникальный! В чине подхорунжего в 1915 году Нусхаева направили на учебу в Киевскую школу прапорщиков. Затем молодой офицер вновь в рядах действующей армии. В 1917 году в бою под Барановичами на российско-германском фронте казачий офицер был ранен и отправлен на домашнее излечение в родной поселок. А дальнейшая его судьба повторяет судьбы десятков тысяч казаков, ввергнутых в братоубийственную гражданскую войну, где линия раздела на белых и красных безжалостно рассекала надвое целые семьи…

В декабре 1917 года, сославшись на ранение, полученное на германском фронте, Василий Федорович отказался от вступления в отряды белых казаков. За это был арестован, и под конвоем героя войны отправили в поселок Краснинский. Много позднее Василий Федорович рассказывал, что «благодаря содействию революционно настроенной охраны» ему удалось бежать из плена. Вообще, поражает тот факт: как могли такого заслуженного героя Первой мировой войны, к тому же израненного, затолкать в кутузку, как некоего преступника?! Так неожиданно державший нейтралитет боевой казак был вынужден примкнуть к стану красных. А после ухода белых отрядов генерала Дутова в Тургайские степи Нусхаев был даже избран первым председателем ревкома поселка Кассельский в 1918 году.
И вот еще крутой поворот в судьбе героя-казака. В том же году белая армия при поддержке мятежного корпуса чехословаков заняла территории Южного Урала, Западной Сибири. Тут уже Василий Федорович не сумел увернуться и был мобилизован в ряды белых казаков, даже служил в чине прапорщика командиром белой сотни в 21-м казачьем полку. Замечу, что этот год на стороне белых в будущем для Нусхаева обернется трагедией.

Уже в сентябре 1919 года под Актюбинском Нусхаев вместе со своим взводом в полном составе перешел на сторону Красной армии, воевал в качестве командира взвода особой оренбургской бригады красных казаков. В декабре отморозил ноги, почти год провел в госпитале, а затем был уволен со службы по инвалидности, занялся своим хозяйством на родине. И сумел-таки поднять запущенное за годы лихолетья хозяйство, любо-дорого. Всего было в достатке!

Но вот очередной зигзаг судьбы. В 1929 году началась коллективизация, грянула волна раскулачивания. Как казак, поднявший крепкое личное хозяйство, герой первой мировой войны и инвалид гражданской, подлежал и раскулачиванию, и расказачиванию. Но не стал Нусхаев дожидаться очевидного исхода — обобществления всего нажитого тяжким трудом добра и высылки всей семьи с немудреным имуществом на север в чистое поле. Не стал дожидаться, когда всю семью погонят по этапу на верную гибель.

Ночью на единственной оставшейся от всего имущества лошадке увез все семейство с нехитрым скарбом в Башкирию, в село Миндяк. А семья была немалая — отец Федор Степанович в возрасте 85 лет, жена Марина Егоровна разменяла «полтинник», дочка 11 лет да молодые сын и невестка — обоим по двадцать. Конечно, такое семейство в голой морозной степи под открытым небом на севере вряд ли бы выжило в ссылке…

В селе Миндяк Нусхаев работал простым коноводчиком. Как его сразу не загребли в тюрьму «органы», остается лишь только догадываться, может быть, все-таки останавливало некоторое уважение к заслугам героя войны, к тому же инвалида. Но гребенка большого террора 1937 года не обошла стороной его хату. Чекисты Учалинского районного отделения НКВД не пожалели ни человека, ни его заслуг. Постановлением особой тройки НКВД Башкирской АССР от 29 октября 1937 года герой войны получил десять лет исправительно-трудовых лагерей по печально известной политической статье 58, пункт 10. Короче говоря, углядели-таки в нем вражескую контру.
У Нусхаева в семье был еще и приемный сын, но ни на одном допросе ни его имени, ни фамилии Василий Федорович не назвал. Тем и спас от тяжкого и смертельно опасного клейма «сын врага народа». Вот так первый председатель ревкома поселка Кассельский оказался «классово чуждым элементом»!

Трудно себе представить совершенно невероятную историю, но зэк Нусхаев, находясь в лагере, сумел добиться пересмотра неправедного уголовного дела. На основании особой директивы был освобожден в 1943 году. А в 1957 году Василий Федорович обратился с просьбой о реабилитации. Через долгие два года постановлением Президиума Верховного суда РСФСР герой войны, полный Георгиевский кавалер, потомственный казак, к тому времени еще и инвалид второй группы, был полностью реабилитирован. Так что семь послед-них лет своей жизни Василий Нусхаев прожил в селе Миндяк безо всякого позорного и неза-служенного клейма.
Такая судьба, что на солидный роман напрашивается.

Юрий КОЗЛОВ, Агаповка


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты