Нестор из Агаповки

1 Сентября 2008

Нестор, как известно, фигура реальная. Во многом благодаря его летописям, записанным в келье при свете лучины, до нас дошли отголоски тех исторических событий, которые видел монах-подвижник.

Нестор, как известно, фигура реальная. Во многом благодаря его летописям, записанным в келье при свете лучины, до нас дошли отголоски тех исторических событий, которые видел монах-подвижник. А также тех давних, о которых летописец добывал информацию из преданий, былин, то есть, говоря современным языком, раскрывал темные места прошлого методами историка-краеведа. На днях познакомился с таким своего рода Нестором из Агаповки, великим энтузиастом, историком, краеведом и… кузнецом Юрием Козловым. Поводов для встречи было два.

Во-первых, во многом благодаря усилиям агаповского историка, занимающегося прошлым оренбургского казачества, восторжествовала историческая правда. Наконец-таки из тьмы забвения и омутов умолчания встал ребром вопрос о восстановлении исторических корней потомственных казаков, жителей Агаповского района. Они потомки казаков-переселенцев, двинувшихся век назад из станиц Черный Отрог, Воздвиженка, Аблязово и других с перенаселенных земель Оренбургского казачьего войска на пустовавшие тогда войсковые земли окрест станиц Магнитной, Верхнеуральска - на территории нынешних Агаповского и Кизильского районов.

Великое переселение на степные пустоши хотя и было массовым и плановым, но первопроходцам героически пришлось осваиваться на новых местах. За годы забвения и идеологических изломов история великого переселения казаков была вытравлена из памяти. Агаповка, Черный Отрог в Оренбургской области, Черноотрог в Челябинской друг с другом не знались, хотя живет здесь родня кровная. Так вот, Нестор из Агаповки - историк и краевед Юрий Козлов - ни больше ни меньше залатал эту дыру в народной памяти. Тому итог - недавний приезд делегации Черного Отрога в Агаповку, первое знакомство со своей родней, установление прямых культурных и экономических связей между районами и поселками двух областей.

Вот вам и роль личности в истории! Пример того, насколько добрые изменения, возврат к историческим корням народа могут зависеть от воли, энергии и настойчивости одного человека! Естественно, у Козлова много добрых единомышленников, понимающих важность его работы. Это прежде всего глава Агаповского муниципального района Александр Домбаев, глава администрации Владимир Шевчук и многие другие. Честь им и хвала за участие в благородном деле восстановления исторической правды и справедливости! Это так, но ведь первым-то "раскачал эту качель" именно Юрий Козлов, по крупицам собирающий историю края.

Второй повод встретиться с Козловым - его только что вышедшая книга "В верховьях Урала. 1743–1917 годы". Как ее назвать, даже не знаю - настолько она удивительна! С одной стороны, это научная монография, основанная на достоверных фактах, многократно проверенных в различных независимых источниках. С другой - своего рода исторический детектив, написанный прекрасным языком, где показана вся логика научного поиска. Например, в, казалось бы, вдоль и поперек изученной учеными истории Пугачевского бунта Юрий Козлов обнаружил столько неувязок, ошибок недобросовестных исследователей, просто игры их фантазии, выдающих желаемое за действительное! Если говорить о многополярности книги Юрия Козлова, отмечу, что захватывающее повествование не оставит равнодушным ни одного учителя истории, ни одного школьника, кто хотел бы узнать драматическую историю нашего края из достоверных источников. Не просто Оренбургского казачьего войска, но наших родных мест, например Магнитного станичного округа, подробности пугачевской осады станицы Магнитной, Верхнеяицкой (Верхнеуральск).

Сам факт, что впервые опубликованы фрагменты служебной переписки губернатора Оренбуржья Ивана Неплюева, генерала Декалонга и коменданта станицы-крепости Магнитной Ивана Мистрова делает эту книгу бесценной. Да и просто интересно посмотреть на карты и планы наших казачьих краев, многие из них публикуются тоже впервые. А для души - мне лично очень дороги опубликованные репродукции редчайших открыток и фотографий позапрошлого века. Понятно, Юрию Козлову пришлось изрядно потратиться на приобретение раритетов у коллекционеров, да и архивные копии сейчас стоят немерено.

Историк, кузнец и керамист

Юрия Козлова выручает его сибирский характер, мастеровитые руки кузнеца и керамиста. В тяжелые 90-е годы хобби Козлова - керамика - даже на какое-то время стало его профессией. На хлеб-соль для семьи, на приобретение архивных копий документов и старинных казачьих фотографий Юрий добывал деньги… изготовлением традиционной народной глиняной игрушки. А затем потихоньку освоил кузнечное дело, вплоть до художественной ковки. В избе у Козлова - книги, архивы, записи. А во дворе - кузница! Ничего себе сочетание: ученый-историк, неутомимый в поисках краевед, мастер народных промыслов по керамике в деле было навсегда забытой традиционной игрушки, литератор, кузнец… Как все это помещается в одном человеке, не знаю.

Потрясают воображение традиционные маршруты Козлова: от горна и грохота домашней кузни до тишины и кропотливого долгого копания в пыльных архивах. А он постоянный исследователь аж в десятке крупнейших архивов! Кроме того, конечно, бессчетное число встреч со стариками, ветеранами казачества, с теми, кто помнит достоверно хоть малейший исторический факт, у кого чудом после всех чисток во времена расказачивания что-то осталось от старых времен… Вот такой конгломерат получается: от бесед на завалинке со стариками, внимательной исследовательской работы в крупнейших архивах, обольщения коллекционеров редкостей - до работы с материалами Александра Пушкина для книги "История Пугачевского бунта"… Какой-то историко-кузнечно-литературно-краеведческий вектор жизни, однако, получился!

Словом, книга Козлова - это не стандартная краеведческая работа, а вполне самостоятельное историческое исследование. При всем том одни события Юрий Козлов вытаскивает из забвения веков, другие уточняет, третьим дает новые основательно и всесторонне аргументированные оценки. Такие, что их невозможно оспорить, будь хоть трижды академиком,- настолько в различных плоскостях они исследованы, из различных независимых источников. Чего стоят, например, раскрытие тайны ночного пугачевского штурма станицы-крепости Магнитной, подробности загадочной судьбы офицера Тихоновского (было предательство или вылазка пугачевцев, когда ночью в крепости взорвался пороховой склад?). И тому подобные живые, реальные истории из нашего прошлого, написанные ярким, образным языком, но в безусловных рамках исторических фактов. Можно сказать, что Юрий, выдержав необходимое равновесие между занимательностью и исторической точностью, прошел по лезвию бритвы… Как, впрочем, и много раз в своей жизни. Вектор жизни у него такой, особенный

"Камень Грома" в станице

Козлов раскопал и обнародовал в книге такие истории времен пугачевщины, что диву даешься. Многие из них так и просятся в более крупные литературные формы вроде романа или захватывающей приключенческой повести, перед которой померкнут все надуманные и пустые детективы-боевики. Например, душераздирающая быль о смертельной вражде простой крепостной крестьянки Авдотьи Яковлевой и жены самого коменданта Магнитной станицы-крепости Верой Тихоновской. Все закончилось мученической смертью обеих.

Когда читаешь документальные строки Козлова, невозможно избавиться от чувства личного присутствия, настолько зримо отражены тогдашние нравы, быт, характеры. Даже если эта история была известна ученым раньше, ни в какие схемы советской историографии она категорически не вписывалась. Еще один момент, буквально открывший мне глаза, да, наверное, всем читателям, на детали Пугачевского бунта. Принято было считать, что бунт подавлялся самым жестоким образом. Но Козлов взял да и сличил два списка казаков крепости Нижнеозерной. Один - перечисление казаков, бывших в "злодейской толпе" Пугачева. Второй - называние имен "верных слуг государевых". Часть имен совпадает! А некоторые из былых бунтарей и дальше повышение по службе получили и в чинах подросли! Это что же получается? Бывших бунтовщиков вновь приняли на государеву службу да еще и приласкали?! О причинах можно лишь гадать: то ли людей в этих краях была нехватка, то ли правительство косвенно признало право своих подданных на борьбу. Но факт, раскопанный Козловым, имеет место быть. Получается неожиданный, агаповский вариант "Капитанской дочки"…

Еще момент. Многие агаповцы, наверное, в глаза не видели портреты казачьего генерала Павла Агапова, в честь которого названа станица. Не говоря уже о подробностях его детства, боевых подвигах, учебе в академии генерального штаба. Там же учился будущий казачий генерал Деникин…

…Нигде в казачьих станицах - ни в Оренбургской, ни в Челябинской области - нет второго такого масштабного памятника казакам. Как для Санкт-Петербурга является знаковым "Камень Грома" - гранитный пьедестал памятника Петру Первому, таким же по значимости для нашего края стал монумент из цельной глыбы гранитодиорита в Агаповке. Козлов осуществил давнюю мечту вместе со своим соратником, военным пенсионером подполковником Леонидом Хибаковым, бывшим агаповским райвоенкомом. Проект был для масштабов Агаповки просто грандиозным. В карьере Гумбейского щебзавода добыли подходящую гигантскую глыбу серо-голубого цвета. А вот как ее из Гумбейки доставить в Агаповку? Без многих приключений эта операция не обошлась. Поначалу просчитались горняки — немного не учли удельный вес плотного гранитодиорита и решили, что глыба весит лишь тридцать тонн. По­грузили ее на мощный карьерный БелАЗ, который тридцать тонн может осилить. Но глыба будущего монумента на самом деле весила сорок тонн! На полдороге (к тому же в день перевозки стояла невозможная жара - выше 35 градусов) шины БелАЗа начали взрываться, как говорится, на выстрел… Сыграло свою роль и то, что гигантские колеса были довольно изношены в карьере. Слава богу, никто не пострадал. Но пришлось посреди дороги проводить уникальную операцию - перегружать сорокатонную глыбу на другой большегрузник.

Можно только представить, что пережили авторы памятника Юрий Козлов и Леонид Хибаков, а также живо поддержавшие проект такого памятника глава района А. Н. Домбаев, начальник ГОП ММК А. И. Гамей, директор Гумбейского щебзавода С. И. Касьянов, работники этого предприятия, участвовавшие в уникальной транспортной операции. Но памятник, действительно - "Камень Грома", был установлен, в центре Агаповки недалеко от собора на пересечении многих дорог. Юрий Козлов собственноручно в своей домашней кузне отковал оградку, казачью саблю и лавровую ветвь, что прикреплены к монументу, а также мраморную доску вырезал.

- Обрати, Саныч, внимание на текст,- сказал мне Юрий Козлов.- Выбиты слова: "Жителям Агаповского района - казакам Оренбургского казачьего войска, верой и правдой служившим Отечеству". Мы казаков на белых и красных не разделяем - пострадали в войне, во время репрессий все они одинаково. Все они - братья родные…

Действительно, в нашем крае второго такого мощного по эмоциональному воздействию, справедливого к исторической правде памятника казакам нет. Гости из Оренбуржья, кровная родня агаповцев, тоже были потрясены суровым величием монумента…

Сибирь, Север - далее Урал

Из того, сколь много сделал для нашего края Юрий Козлов, может сложиться впечатление, что он самый что ни на есть местный - до мозга костей. Это не совсем так. Таким - настоящим певцом истории и патриотом Южного Урала - он стал лишь с 1976 года. А до этого времени вектор жизни Козлова часто менял свое направление, пока наконец не принял единственно верное для Юрия. Направление на историю казачества.

Юра родился в Красноярске в рабочей семье. Детство не было каким-то особенно замечательным - рос как все мальчишки у сурового Енисея. В молодости судьба помотала Юрия: изучил географию родной страны собственными боками. Сибирь, Сахалин, Крайний Север, Дальний Восток - здесь учился, работал, служил в армии, был офицером милиции - словом, как в песне поется: "Детство, юность, вокзалы, причалы". Сам Козлов из потомственных сибирских казаков. Попав на Южный Урал, был просто очарован трудной, героической и одновременно трагической историей казаков-оренбуржцев. Вот тогда вектор его жизни принял свое сегодняшнее направление. После службы в милиции преподавал в школе рисование, черчение, труд - был кумиром детворы. Потом занялся историей казачества и народными промыслами вплотную, причем безо всяких грантов. Постоянно оказывают ему финансовую помощь, в том числе при издании книги "В верховьях Урала (1743–1917 годы", группа фирм "Агстром" (генеральный директор Олег Жорник), сколько может - агаповская администрация.

Книга получилась солидная - за двести страниц, тиражом одна тысяча экземпляров. Но, во-первых, для такой книги это явно маловато: она нужна всем, кто любит родной край, изучает его историю. Да и добрая половина редчайших иллюстраций, другого материала в книгу не вошла - пришлось урезать ее объем по живому, исходя из финансовых возможностей.

Что еще сказать? Автор этих строк оказался в числе счастливых обладателей книги с дарственной надписью автора - талантливого историка, умелого кузнеца, неутомимого краеведа Юрия Козлова. На первый раз, что называется, бегом, уже прочитал. Сейчас пошел читать во второй заход.

Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты