Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Валерий Щекалев. Заслуженный путешественник России

27 Марта 2008

Наши любители путешествий — горных, таежных, водных — хорошо знают это имя, среди своих коллег Валерий Геннадьевич Щекалев пользуется уважением, котируется весьма высоко. На его счету более шестидесяти походов высочайших категорий сложности: от двухсот до тысячи километров каждый — по горам, бурным рекам, по тундре Заполярья. Не случайно Валерий Щекалев, помимо весьма престижных спортивных своих званий как российского, так и международного уровня, ценит одно более всех — заслуженный путешественник России.

Александр Чуносов   

Наши любители путешествий — горных, таежных, водных — хорошо знают это имя, среди своих коллег Валерий Геннадьевич Щекалев пользуется уважением, котируется весьма высоко. На его счету более шестидесяти походов высочайших категорий сложности: от двухсот до тысячи километров каждый — по горам, бурным рекам, по тундре Заполярья. Не случайно Валерий Щекалев, помимо весьма престижных спортивных своих званий как российского, так и международного уровня, ценит одно более всех — заслуженный путешественник России.

Звание заслуженного путешественника много раз подтверждено Щекалевым во время сложнейших походов, где в каждом необходимо проявлять и смелость, и упорство, и труд великий. Слабо себе представляю, как можно с рюкзаком-амуницией в полцентнера весом протопать по заснеженной безлюдной тундре за многие сотни километров. Причем в таком рюкзачке должно быть все необходимое для выживания в самых экстремальных ситуациях. Щекалев лет тридцать назад стал членом президиума областной федерации спортивного туризма, лет семь руководил Челябинским городским турклубом, именно с его подачи геолога и путешественника этот клуб стал именоваться, в честь полудрагоценного минерала, «Родонит». А затем еще и руководство областной федерацией спортивного туризма, президентство в Челябинской городской федерации.

Непростая задача перечислять все звания и посты Валерия Щекалева. Он к этим званиям относится весьма спокойно, внутренне считая себя таежным бродягой. Что характерно, прозвище «романтик дорог» он категорически не приемлет. Какая может быть романтика в походе высшей категории сложности? — всегда недоумевает заслуженный путешественник страны. Это прежде всего труд, многократно помноженный на упорство, и, конечно, знание науки выживания в самых экстремальных ситуациях. Только тогда может получиться какой-то толк, успех путешествия.

Замечу, что доцент-путешественник основал в Челябинском педагогическом университете еще и студенческий клуб «Спасатель», который структурно в случае техногенных и природных катастроф автоматически входит в состав поисково-спасательной службы ГО МЧС области. Студентов Щекалев обучает этому нелегкому делу на уровне — сам инструктор подготовки спасателей международного класса. В горах, в тайге, на реках, в городе. Вот так — все в одном человеке. Не случайно на столь благородное дело его благословили министр ГО МЧС генерал Сергей Шойгу и ректор ЧГПУ профессор Виталий Латюшин.

Родом из Ножовки

Ножовка в данном случае не название слесарного инструмента, так было некогда названо родное село Щекалева — село Ножовка на берегу Камы. По тамошним легендам лихие казаки, отвоевывавшие Сибирь, после гибели своего предводителя Ермака из Тобольска вернулись «за камень». То есть за Уральский хребет. Встретили их тут не слишком приветливо, потому и казачью станицу назвали в честь поножовщины с местными кержаками-староверами. Что любопытно, рядом станица называлась Пьянка, а другая — Водка. Бывшая станица Водка, когда разрослась и стала городом, была переименована по созвучию в город Воткинск. Все деды-прадеды Щекалева из Ножовки оправдывали слесарный вариант названия станицы — были кузнецами. Лемехи-сабельки выковывали на диво — все, что нужно было сделать из металла у кузнечного горна. Как вспоминает Валерий Щекалев, у них всегда во дворе была кузница. Словом, все казаки в этом роду — специалисты по металлу. Потому, может быть, и получил он от своего казачьего корня кузнецов закалку наипрочнейшую. А станица была огромная — почти две тысячи дворов: кому нужно кастрюлю зачеканить, кому самовар запаять, кому тяпку или косу-литовку до ума довести.

Осиротел Щекалев рано — мама одна воспитывала его и двух сестер. Понятно, кормились с огорода. Усыновил внука дед, Геннадий Иванович. Хотел и казачью фамилию сохранить, и внучка поддержать. Дед был ох какой боевой! Настоящий ермакский казак. Не опозорил боевое родство с казачьей ватагой батюшки-Ермака! Вернулся с Великой Отечественной войны со множеством орденов и медалей и без единого ранения. В крепкие казачьи тиски-объятия кузнеца потомственного заключал союзников-американцев при встрече на Эльбе. Потрясающее впечатление производит это пересечение судеб, изгибов истории, векторов жизни…

В Пермь, в Пермь, в Пермь…

Насколько я понимаю, виражи его жизни весьма непростые, Щекалев от своих ермацко-казачьих корней никогда далеко не уходил и не собирается. Есть в жизни у каждого свой вектор, своя опора, свой стержень. Надо только лишь это ценить и понимать. Генетическая, может быть, память сыграла либо его Величество случай, но юный Щекалев пришел работать по металлу на знаменитый Пермский завод имени Дзержинского, где выпускали многое — от бензопил до начинки атомных подводных лодок. Семье, маме надо было помогать нелишней копейкой-рублем. Из режимного предприятия на срочную службу в армию юношу призвали в самое ответственное место — в шахту. Там базировалась дивизия ракетных войск стратегического назначения. Какие подробности можно говорить о службе такой?! Лучше умолчу.

Познакомился потом Щекалев с девушкой, у нее высшее образование. А я что, «валенок»?! Потому начал подгонять и догонять многих своих более благополучных сверстников. Для начала поступил работать в оборонный челябинский завод — Станкомаш. И поступил в техникум, где люди в походы по тайге ходят. Конечно это Миасский геологоразведочный техникум. На заводе тягу Щекалева к экстрим-походам оценили — начальник цеха Станислав Соколов не раз вызывал в кабинет к себе станочника. Нет, не за брак, его не было и в помине: «Куда в поход сходил? Расскажи, так интересно».

Дальше судьба Щекалева вполне укладывается в предсказуемые моменты. Техника-геолога, старшего техника геологической экспедиции конечно же приняли студентом в Пермский госуниверситет на геологический факультет. Учился, конечно, на вечернем, потому как семье помогать надо.

За алмазами!

Мало кто может похвалиться, что имел отношение к открытию и доразведыванию месторождения алмазов. Щекалев рассказывает об этом как-то без всякого пафоса. И сейчас эти алмазы отмывают в кимбералитах древних геологических отложений в междуречье Вильва-Вижай. Конечно же, мой герой был один из многих геологов, кто участвовал в разведке этого месторождения. Тем не менее не всякому посчастливится работать на поиске алмазов, причем с положительным результатом.

Надо ли уточнять, кто был рабочей силой на таких поисках в тайге Пермского края? Конечно же люди с уголовным прошлым, бывшие заключенные. Однажды в глухой тайге они начали свои разборки, многих убили — столкнулись два зэковских клана. Так вышло, что из-за этого кровавого случая экспедицию геологов расформировали от греха подальше. Так и закончилось участие в алмазной эпопее Валерия Щекалева. Приехал в Челябинск искать железные руды для ММК. Близко был знаком с такими геологическими знаменитостями Южного Урала — Геннадием Селиверстовым, главным геологом Челябинской комплексной геологоразведочной партии Павлом Отто. Однажды первооткрыватель двух золоторудных и полиметаллических месторождений Павел Иванович Отто увидел фотографии из походов Щекалева. Восторгу его не было предела. Более того, потрясенный далекими красотами, запечатленными путешественником Щекалевым, Отто отпускал Валерия на свой страх и риск в далекие походы даже летом, в самый разгар геологического сезона. Это говорит о многом.

Конечно, жене Щекалева эта его походная жизнь надоела: либо семья, либо твои бесконечные путешествия. Пришлось бросить Щекалеву его любимую геологию и походный стиль жизни — начал вести разведку в городе для прокладки трасс для челябинского метро. Можно сказать, со своей бурильной установкой Щекалев весь город издырявил — шли сложнейшие изыскания.

И вот еще один зигзаг судьбы. Бумажка-объявление, случайно увиденная на остановке: «Геолого-минералогическому музею Челябинска срочно требуется профессиональный геолог». Конечно же, вспомнилось Щекалеву в этот момент все: поиск в тайге, оценка и подготовка месторождения к разработке — все его геологическое прошлое. Пришел в музей и был удивлен: директор геологического музея — человек, весьма далекий от геологии. Ее заместитель, еще более необычной для геологии профессии — бывший официант ресторана. Пришлось Щекалеву привлечь все свои связи среди геологов и любителей минералов. Геологические фонды музея пришлось формировать с абсолютного нуля. И тут еще зарплата ниже мизера. Семью не прокормишь. Пришлось опять идти по строительным шабашкам — строить дома на селе. При том о своей походной жизни Валерий никогда не забывал. Говорит: если за год не сходит в два-три путешествия, чувствует себя неуютно, можно сказать, начинает болеть. А тут еще грянула перестройка — все общественные организации туристов-путешественников были финансово прихлопнуты в одночасье. На восток от Урала — в Сибири не осталось ни одной такой организации. Может быть, только в каких-то редчайших случаях. Помогло Щекалеву и нашим организациям туризма выжить его близкое знакомство с мастерами спорта Игорем Востоковым (Москва) и Юрием Федоровым (Пермь). Они вместе образовали союз туристического спорта России, помогли его становлению. Причем коллеги Валерия Щекалева отнюдь не кабинетные работники, например, в эти дни заслуженный мастер спорта по туризму Юрий Федоров огибает в своем путешествии дикие места вокруг Байкала.

Что же касается моего героя, его тоже в городе застать весьма проблематично. Более двух десятков лет заслуженный путешественник России, инструктор международного класса (три вида) Валерий Щекалев принимал участие или руководил множеством походов в высших категориях сложности — «пятерках» и «шестерках», пять раз путешествовал за Полярным кругом. А в структуре МЧС Южного Урала, пожалуй, две трети спасателей — ученики и сподвижники Щекалева.

Зачем идете в горы вы?

— Считаю, это национальная особенность всех русских — тяга к простору, тяга к познанию: что там скрывается, за горизонтом,— считает Валерий Геннадьевич.— Менталитет у нас такой. Так наши предки и освоили в свое время громадные территории России. А вот термин «романтика» не приемлю категорически. С самых юных лет излишне не умилялся перед цветочком-былиночкой. Всегда хотелось увидеть, а что там дальше, за горизонтом. За экстримом, ради только него одного никогда в путь не пускался. Это способ встряски для людей, зажиревших в тепле и довольствии. За адреналином тоже не хожу — сам процесс путешествия и познания мира мне душу греет. Познание родного края, России не по книжкам, а своими ногами, своими глазами, душой и сердцем — вот главное. Везде мне приятно и уютно — в отдаленном охотничьем зимовье, в стойбище эвенков, в самых загадочных и интересных уголках России.

Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты