Церкви возводились стараниями купцов и священников

11 Сентября 2013
Церкви возводились стараниями купцов и священников

В небольших городках вся тяжесть постройки ложилась на плечи какого нибудь мецената из зажиточных купцов. А если вдруг с тем приключалась беда, то и строительство резко замедлялось, а то и вовсе останавливалось.

В небольших городках вся тяжесть постройки ложилась на плечи какого нибудь мецената из зажиточных купцов. А если вдруг с тем приключалась беда, то и строительство резко замедлялось, а то и вовсе останавливалось.

 

«Изнутри не вытюлкована»

В 1779 году Ефим Сапожников нанял для работ крестьян Коцкой заимки (заимки Кондинского (Коцкого) монастыря, которая располагалась в нижнем течении р. Исеть. — Г. С.). Как писал в 1786 году один из них, Перфилий Подкорытов: «договорился я нижайший… с челябинским купцом Ефимом Сапожниковым достроить при городе Челябинску вновь строющуюся каменную во имя Пресвятыя Богородицы церковь до самого окончания из заготовленных им Сапожниковым припасов ценою по рублю по девяносту копеек с тысячи полагаемых нами в стену кирпичей. А при том строении иметь нам наемных к той работе способных людей с начала и до окончания по десяти человек беспрерывно. А когда Бог поможет тое церковь кладкою окончить то оную изнутри вытюлковать (оштукатурить — Г. С.) а снаружи выбелить и пол в ней выслать кирпишной; за что по договору как оную церковь кладкою окончили и плату от него Сапожникова наперед получили еще со излишеством, но токмо та церковь нами снаружи еще не выбелена, а изнутри не вытюлкована».

В 1786 году церковь уже практически завершена, исключая отделочные работы, с чем же связано «затягивание» окончательного приведения ее в порядок? Скорее всего, сказался человеческий фактор. Судя по всему, дела Ефима Сапожникова шли все хуже и хуже — в 1790 году он продает свой каменный двухэтажный дом под размещение городских органов самоуправления. Денег на завершение работ по церкви у него, видимо, просто не было. В ноябре 1793 года бургомистр челябинского магистрата, он же «малярного ремесла мастер» Матвей Волков обратился в городскую думу: «Небезъизвестно градской шестигласной думе, что я в построенную общественным рачением на кладбище церковь во имя Пресвятыя Богородицы честнаго ея явления Казанския малевал иконостас который хотя еще и не совершенно окончан но сие остается по недостатку резбы и то малая часть; но за сии труды в число рядной мною сто семидесяти рублевой платы получил я толко от челябинскаго купца Григорья Старцова из собранных доброволными складками сорок девять рублей, от мещанина Осипа Хитрова из числа приложенных им ста рублей дватцать пять рублей, да от наблюдителя за окончанием строения той церкви покойнаго господина титулярного советника Шулепова дватцать девять рублей, а всего сто три рубли, за всем сим следует мне получить шездесят семь рублей».

Финансирование «из единого источника» прекратилось, и начались перебои. Насколько мы видим, в этой ситуации не идет речь о сборе денег со всех горожан, а опять-таки вкладывают свои средства отдельные купцы, мещане и чиновники. Обычно считают, что церковь Казанской Божьей Матери вступила в строй в 1793 году, о чем я упоминал выше, но исходя из того, что в ноябре этого года еще не был закончен иконостас, вряд ли она была освящена раньше 1794 года. Снесена она была уже в 1930 е годы, после закрытия кладбища. Изображений ее сохранилось очень немного, одно из них приведено на фотографии.

 

Под попечением и наблюдением

А теперь вернемся к Троицкой церкви, той самой, которая поначалу была Никольской, а потом была перенесена в Заречную часть и переосвящена во имя Святой Троицы. К концу XVIII века церковь обветшала, а главное, что была она маленькой и не удовлетворяла потребностям выросшей Заречной части города. Священник Василий Земляницын позже рассказывал: «В прошлом 1795-м году с челябинском третьей гилдии купцом Терентием Дедюхиным между душеспасителными разговорами согласясь единодушно положили намерение вместо приближающейся к совершенной ветхости древяной Троицкой построить в таковое ж именование каменную с пределом Знамения Пресвятыя Богородицы церковь, на что и условились со обоих сторон и подписал он купец Дедюхин тысячу рублей, и строение потом производить общим попечением и наблюдением».

Они с Дедюхиным обратились в Челябинское духовное правление, а то, в свою очередь, в Тобольскую духовную консисторию, с просьбой выдать благословенную грамоту. 14 июня 1795 года архиепископ Тобольский и Сибирский Варлаам подписал грамоту, в которой говорилось: «…в городе Чилябе деревянная Троицкая церковь приходит в ветхость, вместо которой желают они, священник Земляницын и купец Дедюхин, соорудить вновь каменную двухъ етажную церковь, в нижнем во имя Знамения Пресвятыя Богородицы, в верхнем во имя Живоначальныя Троицы, на каковое де построение на прикладныя от боголюбцов деньги подряжены ими делать потребныя материалы, и все попечение ко окончанию строения приемлют они, священник Земляницын и купец Дедюхин, на себя». Новая церковь была обложена 9 июня 1796 года, причем в записи об обложении использовано слово «нижеэтажная».

 

Мнимое усердие

Началось строительство, причем каменщиков В. Земляницын нанял в Тобольске. Однако вскоре выяснилось, что Терентий Дедюхин свои обязательства не выполняет: «купец же Дедюхин с начала заложения не только в наблюдении за строением и в приуготовлении материалов мне ни в чем не помогает но и приложенных им от усердия своего денег тысячи рублей и нисколко по многократным моим надпоминаниям и убедительнейшим прозбам не отдает, отказываясь тем что таковой суммы налице не имеет и при всяком моем надпоминании толко что подтверждает мнимое свое усердие безнадежным обнадеживанием таковым, что естли ж постигнет конец жизнь его то прикажет отдать детям своим, а поелику заложение церкви позволено и оное строение начато в надежде на общую складку купно и с прикладываемыми от доброхотных дателей денгами…».

Строить двухэтажную церковь в отсутствие денег было невозможно, и по просьбе Земляницына Тобольская консистория разрешила: «на заложенном фундаменте вместо дву этажной церкви для прочности одно етажную с приделом во означенныя именования строить дозволить, а под придел зделать фундамент новый». Но и здесь дело не пошло — сказывалось безденежье.

В 1799 году священник обратился в городскую думу с просьбой «дабы повелено было купцу Дедюхину о выполнении зделанного им по собственному хотению принятого на себя богоугодного обещания не выполняемого и неправилного ево за неотдачею великой и знатной суммы денег продолжителного ево времяни отзыва за что не пострадать мне напрасного законного суждения».

Дедюхин же объяснял, что «деньги со всеусердным моим желанием и отдать долженствую, но как с самого того времяни имел я с казною такой неудачной провиантской подряд, что и исправлял оной по своей обязанности всех наличных бывших у меня тогда денег не только лишился, но немалою суммою еще и одолжился у частных людей». В общем, вносить, на дело постройки церкви, купцу было нечего. Строительство угасло.

 

Церковь эпохи классицизма

Новый толчок дело постройки Свято-Троицкой каменной церкви получило спустя 30 лет, когда не было уже ни Василия Земляницына, ни Терентия Дедюхина, а Челябинск давно перешел в ведение созданной в конце XVIII века Оренбургской епархии. «Благочинный протоиерей Петр Ильин рапортом своим от 9 го декабря за № 311 Его преосвященству Аркадию, Архиепископу Оренбургскому и Уфимскому между прочим донес, что на словесный его запрос Г-ну Ахматову сколько ему стоит перестройка Челябинской Троицкой церкви в настоящем виде объявил, что он на нее употребил собственных своих денег более десяти тысяч рублей, сверх же сего на собственный свой кошт подрядил в настоящую церковь сделать новый иконостас написать на оный все иконы в лучшем виде и вызолотить на… ценою за три тысячи пять сот рублей с прибавлением одной тысячи из вкладной церковной суммы».

Челябинский купец Максим Сидорович Ахматов, фигура в городе приметная, — пожалуй, главный меценат в те времена. Что характерно — повторилась (только в завершенном виде) ситуация с Казанско-Богородицкою церковью: Ахматов сам нанимал строителей, иконописцев, сам выбирал чертежи. Благочинный поинтересовался этим постольку, поскольку это ему было предписано архиепископом Оренбургским и Уфимским — Ахматов обратился к нему с просьбой разрешить делать иконостас по приложенному плану. Архиепископ план отправил обратно «с тем, чтобы он, г. Ахматов переменил оный на лучший для города приличнейший» и посетовал, что он ничего про Ахматова не знает. Церковь, построенная Ахматовым, относилась к типовым, таких было довольно много построено в период господства классицизма. Эта церковь впоследствии была снесена, а вместо нее выстроена новая, освященная в то же именование. Но это будет уже в начале XX века.

Подытоживая серию публикаций, хочется отметить, что при ближайшем рассмотрении становится очень явственным, насколько велико было значение «храмоздателей», т. е. людей, готовых вкладывать деньги в постройку церкви. Это верно для любого города, но их значение особенно возрастало в маленьких поселениях, где собрать деньги на храм было сложно.

 

 

 


Публикации на тему
  • Сегодня | 09:46
    Ориентир на человека. Как на местах сбалансировать социальную сферу и экономику

    Не далеко, но и не близко. Так обычно характеризуют Еткульский район, когда говорят о его особенности: он не всегда на слуху, и многие жители Южного Урала, кроме самих еткульцев, слабо представляют, чем примечателен этот муниципалитет.

  • Сегодня | 08:27
    Чай или кофе – легкий выбор с FISSMAN

    Ароматный утренний кофе или чайный ритуал в кругу семьи вечером — это те незначительные моменты, которые создают наше настроение, наполняют счастьем и дарят возможность насладиться минутами отдыха.

Новости   
Спецпроекты