Стоянова выбивают из колеи… комплименты

12 Июля 2008

«Городошник» народный артист России Юрий Стоянов стал почетным гостем и членом жюри традиционного фестиваля авторской песни, проходящего на живописном берегу Ильменского озера. Пытливый читатель наверняка спросит, какая связь между народным хохмачом и авторской песней? Спросим об этом у самого Юрия Николаевича.

Марина Садчикова

«Городошник» народный артист России Юрий Стоянов стал почетным гостем и членом жюри традиционного фестиваля авторской песни, проходящего на живописном берегу Ильменского озера. Пытливый читатель наверняка спросит, какая связь между народным хохмачом и авторской песней? Спросим об этом у самого Юрия Николаевича.


— Что для меня Ильменка? Невероятно красиво вокруг! Хорошие люди, славное окружение, отличный прием уже немало. Я просто ошеломлен неповторимой атмосферой фестиваля… Для меня это абсолютно новые впечатления, никогда раньше здесь не был. Слышал, что есть такой фестиваль, что-то читал, видел какие-то фотографии, но это такие общие представления. Я не любитель больших тусовок, меня вообще с детства пугает толпа. Как-то на футбольном матче я оказался среди толпы, которая рвалась с трибун на улицу, а ворота по какой-то оплошности были закрыты, они упали на людей, и по ним побежали. И у меня с детства остался страх толпы. Меня нельзя увидеть среди встречающих «Зенит» после победы, демонстраций я всячески избегал в советское время. Но сорок тысяч людей, которые слушают авторскую песню,— это все же совсем другая история.

Если бы я сказал, что песня для меня все, я бы, конечно, сильно соврал. Я ведь совершенно из другого цеха, человек другой профессии, у меня есть дело, которому посвятил жизнь: я артист и режиссер прежде всего. А что же такое для меня песня? Это возврат в мою молодость. Потому что когда я был совсем молодым, начинающим артистом, у меня еще не все получалось в театре. А гитара у меня была лет с десяти. Спасибо Олегу, что пригласил, я как будто вернулся домой, в юность. Я скинул лет тридцать, чувствую себя пацаном, я не в своем формате, и мне это очень нравится!

- Помните свою первую гитару?

— Я мечтал о ней, это было так недоступно, совершенно невозможно достать. И как-то мой дедушка в валютном магазине «Березка» нашел ее за 9 долларов 50 центов… Знакомые девочки нанесли на нее царапину специально, чтобы ее развалютили. И стала она стоить просто 9 рублей. И внутри у нее было написано «Ленинградский завод щипковых инструментов». Я ее взял и думал, что сразу заиграю (смеется), но не получилось! Это было первое мое разочарование.

С гитарой я и поступал в театральный институт. Гитара и песня — это то, что составляет атмосферу роли. Можно готовиться к премьере по-разному. Можно написать про это песенку, а можно еще про что-то написать песенку. Музыка — это душа! Она и прекрасна, и опасна в то же время.

- Ваши песни юмористические?

— Они лирические и ироничные одновременно. Я такое количество людей рассмешил в своей жизни, что имею право написать песню для нескольких человек, которым будет не смешно.

- Нынешний год объявлен Годом семьи, а что для вас семья?

— О семье, любви и Боге лучше не говорить вслух, только с самим собой. Для меня это очень много значит. У меня три девочки, все с разницей в семь лет: 5, 12 и 19 лет. Они очень разные и все очень красивые, я их каждую по-своему люблю. У меня есть жена, которая, я надеюсь, меня очень любит, что взаимно. И два взрослых сына от первого брака.

- Сейчас модно, чтобы и муж, и жена работали и у каждого были свои деньги на карманные расходы.

— А я вот такой немодный. Мужиков, которые прячут заначку на водку и пачку сигарет, я не очень понимаю. Я добытчик, приношу все в дом. Отказываюсь от интересных съемок в кино, потому что понимаю, что на это у меня нет времени, что надо делать популярный продукт, нашу передачку, чтобы мои домашние и домашние моих домашних ни в чем не нуждались.

- Снимая «Городок», вы держите в голове какой-то конкретный город?

— Мы тут беседовали с Юлием Гусманом, и он сказал, что «Городок» должен прийти к тому же, к чему пришли «Монти Пайтон», Бенни Хилл, мистер Бин, то есть делать каждый выпуск тематическим. Дон Кихот в наши дни, например. Но мне кажется, что главное в «Городке» — это его обитатели. Зрителям нравится, что перед ними за короткий срок происходит череда перевоплощений. А мы таким образом получаем возможность сыграть все те роли, которые не сыграли до «Городка».

Мы ведь очень хитрые. Мы играем большое количество людей в маленьких историях, отчего создается ощущение нашей невероятной талантливости. Правда, есть у этой медали и другая сторона. Иногда я вижу, что сыграл потрясающего человека, его судьбу на фильм можно было бы растянуть, а у нас хронометраж две минуты. Так вот, возвращаясь к вашему вопросу, живут эти персонажи в разных городах, но родом они все-таки с юга.

- Юрий Николаевич, в «Городке» вы блистательно играете женские роли, а вот если бы вы родились женщиной, какой были бы?

— Скорее всего, такой, как моя мама. У нас с ней много общего: мы похожи как внешне, так и внутренне. Так же как и я, мама всю свою жизнь провела на работе. Но при этом у нее всегда хватало времени на меня, безумно вкусно готовила, и просто в ней всегда было ярко выраженное женское начало. Она всю жизнь проработала педагогом, преподавала литературу, русский и украинский языки, основала Одесское педагогическое училище, удостоена всевозможных педагогических наград. Когда я стал настойчиво просить ее уйти на пенсию, то она ушла, но осталась в этом же училище директором-консультантом.

- Вы такой, как бы это сказать, непробиваемый что ли… А что вас может выбить из колеи?

— Комплименты. Все самое плохое в жизни я сделал после них.

Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты