С именем Романа Лифшица

13 Октября 2009

В Челябинске завершила работу научная конференция объединения биохимиков Урала, Западной Сибири, Поволжья

В Челябинске завершила работу научная конференция объединения биохимиков Урала, Западной Сибири, Поволжья. Она была посвящена двум датам — 80-летию со дня рождения Романа Иосифовича Лифшица, нашего выдающегося земляка, ученого с мировым именем, а также 65-летию Челябинской государственной медицинской академии.

— Роман Иосифович Лифшиц — основоположник общества биохимиков, — рассказывает сегодняшний руководитель кафедры биохимии Челябинской медакадемии, доктор биологических наук, профессор Вадим Цейликман, — поэтому среди гостей из тринадцати регионов шестеро оказались учениками Романа Иосифовича. В Челябинск прибыл также один из лидеров отечественной биохимии, директор института биохимии Сибирского отделения РАМН академик Лев Евгеньевич Панин, сотрудники Южно-Уральского научного центра РАМН и другие.


Интерес вызвала пленарная лекция японского профессора из университета Окаямы Эйджи Мациууры, одного из крупнейших в мире специалистов по механизмам аутоиммунной патологии. Эйджи Мациуура хорошо знаком с трудами Романа Иосифовича Лифшица. Обсуждается вопрос о сотрудничестве челябинской кафедры с лабораторией университета Окаямы, которое одинаково интересует обе стороны.


В связи с тем, что конференция была посвящена 80-летию со дня рождения профессора Лифшица, много говорили о его заслугах в области биохимии, созданной им научной школе. Вадим Цейликман, говоря о роли Романа Иосифовича в науке, подчеркнул, что у него был особый дар — привлекать к работе на кафедре одаренных и перспективных студентов. Не случайно сегодня большинство из них занимают ключевые позиции в науке.


Это был единственный биохимик, совместивший в себе талант ученого-теоретика и практического врача. Усилиями Лифшица была впервые создана непрерывная цепочка от фундаментальных теоретических разработок лечения ожоговой болезни до внедрения их в практической медицине. И если бы не усилия Романа Иосифовича, жертв в ашинской катастрофе было бы гораздо больше.


Роман Лифшиц первым ввел в биохимию понятие «метаболический синдром». И сегодня челябинская кафедра, развиваясь в новых направлениях, изучая разные стороны этого явления, по-прежнему базируется на фундаменте, заложенном Лифшицем.


— Я отношусь, наверное, к категории учеников Романа Иосифовича самой поздней генерации, — говорит профессор Вадим Цейликман, — для меня он олицетворение, символ той великой эпохи в нашей науке, которая существовала в 60—80-е годы прошлого века. Это была сильная личность, Роман Иосифович не признавал слепых исполнителей, он умел находить ярких талантливых людей, которых поддерживал и направлял.


…В музее медицины стоит макет нового ожогового центра — мечта профессора Лифшица. Он очень хотел, чтобы в нашем городе появилось такое специализированное лечебное учреждение. Сегодня подобные центры существуют во многих городах, в том числе и в соседнем Екатеринбурге. Нет его только в Челябинске, хотя, как показала ашинская трагедия, он жизненно необходим.


Романа Лифшица очень хорошо и близко знали английские медики, которые приезжали в Челябинск во время ашинской трагедии. На прошлую конференцию пять лет назад приезжал друг Лифшица профессор из Абердина известный комбустиолог Колин Райнер. Мне довелось встретиться с Колином и мы вспоминали Романа Иосифовича.


— Роман очень хороший врач. Мы приглашали его в Великобританию читать лекции, которые вызвали огромный интерес, — говорил Колин. — А еще помню, как однажды, в дни трагедии, Роман, когда мы уже падали от усталости, вдруг подошел к пианино и заиграл. Потом начал петь. Это было что-то озорное, нам переводили, и все очень смеялись…


Тогда же Колин Райнер побывал в челябинском музее медицины. И сделал в книге отзывов музея запись: «Роман Лифшиц! Ты самый замечательный и незабываемый человек. Твой друг Колин был здесь сегодня и очень счастлив от возможности вспомнить тебя с любовью. Все британские друзья помнят тебя!»


Мы попросили также рассказать об этом замечательном человеке ректора Челябинской государственной медицинской академии, заслуженного деятеля науки РФ, члена-корреспондента РАМН, доктора медицинских наук, профессора Илью Ильича Долгушина.


— С гордостью могу назвать Романа Иосифовича Лифшица своим учителем. Я учился у него в институте, и моя докторская диссертация была посвящена иммунологии ожоговых болезней, а он был моим консультантом. Роман Иосифович занимался исследованиями метаболических процессов и показал, что при тяжелых ожоговых травмах развиваются серьезные, значительные системные нарушения. Изучая эти процессы, он высказал абсолютно оригинальную в тот период идею, что в организме обожженных образуются внутренние ядовитые белковые молекулы, которые и приводят к системному, генерализованному расстройству обмена веществ. Это была его идея.


Разработкой этого направления занималась вся его кафедра, и даже я попал в эту струю. Но Роман Иосифович не ограничивался только фундаментальной и экспериментальной науками. Он «внедрился» в ожоговое отделение медсанчасти ЧМЗ и фактически сделал из него мощный ожоговый центр республиканского значения.


В полной мере экспериментальные разработки Романа Лифшица были реализованы во время ашинской катастрофы. Его уникальные знания, бесценный опыт помогли спасти десятки человеческих жизней. Пострадавшие в той страшной катастрофе были доставлены в Уфу, Екатеринбург, но основная часть людей, попавших в огненную лавину, прошла через наше ожоговое отделение. В то время многие медики столичных клиник приезжали в Челябинск, чтобы помочь справиться с таким огромным количеством пострадавших. Среди них был и знаменитый доктор Леонид Рошаль, знаю, что после этих событий они с Романом Иосифовичем стали большими друзьями.


Мне также довелось работать на ашинской катастрофе, поскольку я занимался микробиологией ожогов. Именно в то время центр был оснащен современным оборудованием, были закуплены новейшие реактивы.
Можно с полной уверенностью сказать, что если бы не талант Лившица, не его фундаментальные разработки, нам бы удалось спасти гораздо меньше обожженных пациентов.


Дело в том, что он разработал новый оригинальный метод трансфузионной терапии. Запатентованный им препарат БИТО оказался весьма эффективным в лечении больных с ожогами. Кроме того, четкая, слаженная работа, продуманная организация лечебного процесса в те тяжелые дни, конечно же, внесли огромный вклад в спасение многих человеческих жизней.


И при этом нельзя не отметить, что у Романа Иосифовича было потрясающе богатое чувство юмора. Наверное, на моем жизненном пути больше не встречалось таких уникальных людей. Помню, стоило ему где-то появиться, как все вокруг начинало «кипеть и пениться».


Он был родом из медицинской династии. Отец его был заведующим кафедрой педиатрии медицинского института. Его старший брат Фридрих Иосифович работал заведующим отделением областной клинической больницы, потом стал заведовать кафедрой нервных болезней медицинского института и создал целую школу неврологов.


Все, кто когда-либо сталкивался с Романом Лифшицем, уже никогда не забудут его пламенный талант, искрометную энергию.

ЛИДИЯ СТАРИКОВА,
ОЛЬГА ТЕРЕХИНА


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты