Эврика. Выпуск 6

4 Сентября 2008

В первых пяти выпусках «Эврики» мы рассказывали о перспективных научных и технологических разработках ученых Южного Урала. Все освещенные нами проекты — от прототипа устройства «магнитного холодильника» до аппарата «биоискусственная печень», от технологии выпуска цемента с помощью ракетных двигателей до излечения самых разных болезней (от остеомиелита до рака) с помощью медицинского лазера — уникальны, не имеют аналогов или соперников не только в стране, но и в мире. Но отдельные разработки, даже уникальные, далеко не всегда дают полную и точную картину научного потенциала Челябинской области.

Дмитрий Моргулес    

В первых пяти выпусках «Эврики» мы рассказывали о перспективных научных и технологических разработках ученых Южного Урала. Все освещенные нами проекты — от прототипа устройства «магнитного холодильника» до аппарата «биоискусственная печень», от технологии выпуска цемента с помощью ракетных двигателей до излечения самых разных болезней (от остеомиелита до рака) с помощью медицинского лазера — уникальны, не имеют аналогов или соперников не только в стране, но и в мире. Но отдельные разработки, даже уникальные, далеко не всегда дают полную и точную картину научного потенциала Челябинской области.

К тому же технологии еще надо внедрить в нашу жизнь, что, как показывает практика, даже сложнее, чем их придумать. О сегодняшних возможностях южноуральской науки и перспективах ее развития мы беседуем с проректором по научной работе Челябинского государственного университета Андреем Витальевичем Мельниковым. Картина, которую он рисует, во многом довольно печальна. Но есть и уверенность, и четкое понимание шагов, с помощью которых положение дел можно не просто исправить, но и кардинально улучшить.

ПЕЧАЛЬНАЯ КАРТИНА

- Так как же можно оценить современное состояние и потенциал южноуральской науки?

- Серьезный вопрос, прямо скажем. Ответ на него восходит к опыту и багажу советской научной школы. Давайте откровенно: процентов восемьдесят научного потенциала России накоплены именно в советское время. С одной стороны, это серьезнейшие фундаментальные исследования, это продвинутость направлений, прежде всего связанных с военно-промышленным комплексом, серьезнейшие заделы там. И, с другой стороны, сложности и даже определенная беспомощность с точки зрения реализации научных достижений и открытий в повседневной жизни. Как-нибудь взгляните на свою кухню. Сколько там изделий, которые явились результатом работы нашей научной школы? То-то.

Еще один момент - в советское время наука никогда не считала деньги и никогда не была ориентирована на учет финансов.

Если же говорить о Челябинской области, то, если вернуться к истории, можно вспомнить, что до 1934 года эта территория - крупная, но промежуточная железнодорожная станция, не обладавшая серьезной промышленной инфраструктурой (ну кроме нынешнего завода имени Колющенко). Хочу отметить, что металлургические заводы, которыми мы богаты, это предприятия так называемого первого передела, подчеркиваю, самого первого.

Нашей области помогла, если можно так сказать, Великая Отечественная война. Питерские, московские, волгоградские заводы, предприятия с Украины, что переехали в нашу область (вместе с профессиональными инженерными кадрами, а это ряд высших учебных заведений, которые также были эвакуированы), создали пусть маленькую, но прослойку интеллектуальной элиты, которая и должна нести в себе инновационный потенциал новых открытий и исследований.

Другой этап развития — послевоенный, когда были созданы крупнейшие научные центры — ядерный, ракетный, мощности высокотехнологического химического производства, в том числе производства урана и ядерных материалов. Плюс ряд крупных машиностроительных предприятий, таких как Уральский автомобильный завод (а автомобилестроение не зря считается квинтэссенцией всего машиностроения, потому что это вам не стиральную машину собрать — весь комплекс машиностроения нужен).

- А еще мы ракеты делаем…

- Да, конечно. Но опять-таки при изготовлении ракеты экономика считалась в последнюю очередь.

Но важно другое. Южный Урал располагает научными центрами, мощными, но сильными в разработках прикладного характера. Именно они основа нашего сегодняшнего потенциала. Но если говорить о здании науки, то фундамент этого здания - фундаментальная же наука. Если мы возьмем те же работы южноуральских ученых по магнитному охлаждению, лазерам, наноалмазам - это открытия, основанные на изучении фундаментальных базовых принципов и свойств материалов. А та же искусственная печень? Ее появление - возможность сохранить жизнь людям, которые до появления этой технологии были обречены на смерть. И в этом смысле фундаментальность обеспечивает глобальность открытия, возможность его существования и реализации этого проекта в течение 5-10 лет.

Но есть еще более серьезные вещи. Когда мы говорим о ученых-практиках, то, поверьте, хороший практик обязательно имеет глубокую базовую фундаментальную подготовку. Хорошая практическая, прикладная наука обязательно должна включать в себя фундаментальную. В обязательном порядке! Это наша модель, которая обеспечивает успешность, например, наших инженеров. В том числе за рубежом.

А теперь давайте посмотрим, сколько на сегодняшний день в Челябинской области действует академических институтов.

- Есть Институт минералогии Российской академии наук (РАН), Институт металлургии…

- И Челябинский научный центр, который, по большому счету, чисто административная структура. Ну, плюс филиал Екатеринбургского института экономики РАН. И по большому счету все. Да, у нас в университете есть восемь лабораторий Академии наук. Но реформа Академии наук привела к тому, что финансируются они на крайне низком уровне, самой бы РАН выжить.

- Получается, что фундаментальной науки, по большому счету, на территории нашей области никогда не было?

- Больших традиций - нет. Смотрим дальше. Фактически можно констатировать, что отраслевая наука, что была в регионе (мы все-таки крупнейший промышленный регион, и потенциал был накоплен), за период перестройки и реформ разрушена. Электродный институт грохнули, Институт электропривода грохнули. Здание НИИОГРа сейчас что? Суд арбитражный. Еще пример - здание на улице Кирова. Теплотехнический институт называлось. Крупнейший центр проектирования в области энергетики был. И что осталось - пол-этажа?

У нас есть еще потенциал в плане кадров. По-настоящему нельзя разделять образование и научную работу. Миграция между производителями, прикладной наукой и образовательной системой, вузовской наукой - она, безусловно, есть и достаточно серьезная и взаимная. Примеров много. Это нормальная модель. Но и здесь резервы исчерпываются. Люди, которые работали в советское время - а это в том числе и целые научно-инженерные школы прокатчиков, сварки, или ракетостроители - или ушли, или вот-вот уйдут, на пенсию или в другие сферы. И не только основатели, но и их ученики. К тому же в последние 20 лет был очень ограничен приток в высшую школу молодежи.

- Получается, что вся надежда на вузовскую науку и на те кадры, которые что-то еще куют в оборонке. И всё?

- Получается так.

СОЗДАВАТЬ НОВЫЕ СТРУКТУРЫ!

- И что делать?

- Создавать новые структуры. Первое, магистральное направление - академические структуры. Здесь есть серьезная перспектива уже потому, что наша область экономически сильный регион. Вот если бы мы были какой-нибудь не очень богатой областью - тогда и ладно бы. Без толку - туда не приедут. Но откуда, скажем, появился научный центр в Ханты-Мансийске? Потому, что вложили деньги. У Южного Урала тоже есть ресурсы и возможности вложить в это деньги.

Да, эти вложения в фундаментальную науку не просто длинные, а сверхдлинные. Результат будет не сразу. Но это закладывает фундамент будущего. Если мы хотим, чтобы в области был инновационный потенциал, мы просто обязаны сделать определенную структуру, которая позволит восстановить процесс производства инновационных специалистов. Сейчас этого воспроизводства нет.

- Но кто должен создавать эти структуры? Власть? Бизнес? И что можно сделать силами региона? До Москвы ведь далеко, да и выбить деньги ой как непросто и, главное, долго…

- Давайте вот о чем. По-настоящему крупные ученые, тем более если речь идет о фундаментальной науке, многого не требуют. Они чаще всего обеспечивают себя сами практически всем, кроме одного - им нужно место, где работать. И когда сейчас в ряде случаев государственная, в том числе областная собственность… давайте так - или распродается на торгах, или передается для реализации очередной, извините меня, чиновничьей конторе, у меня всегда поскребывает… Лучше бы поговорили, например, с Уральским отделением РАН. И те институты, которые реально необходимы области, та же минералогия (только геологическая направленность), черная металлургия, можно было бы реально предложить и создать. Хотя бы филиалы.

При этом, как бы сложно ни было, но за последнее время, скажем, в Пермском крае было создано несколько подобных структур.

Это не требует много денег, и создание таких структур, приглашение по-настоящему крупных ученых можно и нужно потянуть силами области. Более того, без поддержки области этого никогда не будет. Хотя, конечно, это вытянет другую проблему. Да, молодежь в эти институты мы наберем - выпускники, аспиранты и так далее. А если приедет крупный ученый, ему же квартиру надо…

- Но разве это такая уж большая материальная проблема - два-три миллиона рублей на квартиру серьезному ученому найти?

- Сейчас - да, проблема. И никто этим по-серьезному не занимается. Более того, если посмотреть, то сейчас все это завязано на вузы. Но у них своя задача - студентов учить. Хотя, конечно, у вузов есть свой, и немаленький, инновационный потенциал. Но звать больших ученых со стороны - нет, конечно. Не потянут.

ИНВЕСТКОНТРАКТ С НАУЧНЫМ УКЛОНОМ

- Второе направление - отраслевая наука. Но попытка решения какого-либо научного проекта в режиме «можем ли мы в области решить проект по созданию чего-то, например магнитного холодильника?» не совсем верна. Это задача не области, а частного капитала. А область должна создавать условия, когда это бы стало нужно частному капиталу. Вкладываете вот сюда - получаете что-то.

В регион приходят крупные бизнес-структуры - логистические, производящие компании. Сегодня область ставит приоритетом инвестиции в инфраструктуру (что совершенно правильно), в социальную сферу (что не менее правильно). Но никто не ставит вопрос, что когда приходит в регион стратегический инвестор, он должен сразу предусмотреть инвестиции в научный потенциал региона.

- Вы ведете речь об условиях заключения инвестконтракта?

- Конечно! А почему не предусматривать? Хочешь купить крупный машиностроительный завод, тракторный, скажем, или автомобильный? Поставь в том же Миассе или еще где серьезную лабораторию для, например, автотракторного факультета! Чтобы тебе там же специалистов готовили. Решили купить Юрюзанский завод холодильников - нет проблем. Инвестиционное условие покупки - запустить этот проект, внедрить магнитное охлаждение в промышленное производство бытовых холодильников. При этом вы будете иметь минимум часть интеллектуальной собственности через те или иные механизмы.

Эти вещи должны обязательно прорабатываться. Более того, уверен, что такому инвестору это должно быть интересно. По крайней мере, ему нужно заботиться о кадрах. Он же не может всех с собой привести, вплоть до инженера, обслуживающего линейное оборудование.

Нужно думать и о режиме наибольшего благоприятствования для отраслевой науки.

- А именно?

- Давать, скажем, преференции, в том числе по налогам. Впрочем, есть вещи важнее. И, прежде всего, это создание инфраструктуры. Вспомните феномен Силиконовой долины - сделали инфраструктуру, запустили из нуля идею, которая стала привлекательной для целого ряда компаний.

Поймите, всегда есть синергетический эффект от того, когда в определенном месте (например, в том же Новосибирском академгородке) собирается критическое количество, потенциал ученых, инноваторов. Они начинают между собой общаться, и на стыке разных наук и дисциплин возникают крайне интересные, по-настоящему ценные идеи, проекты, задумки. Которые компании берут, внедряют и на этом зарабатывают.

- То есть надо просто построить здания да подвести к ним трубы с проводами? И все?

- Надо построить нашу Силиконовую долину. Инфраструктура - это лишь одно из условий. А еще - создание академических структур фундаментальной науки, грамотное привлечение инвесторов и создание для них условий.

- Это дорого?

- Это очень дорого. Но системно важно. Как условный оператор в любом языке программирования IF (если), THEN (то), ELSE (иначе). Здесь - то же самое. Если - то. А вот иначе…

ПОСМОТРИТЕ НА СОСЕДЕЙ

- С точки зрения перспектив, скажем, на 70 лет вперед…

- Х-хе! У нас разве кто-то думает на такие сроки вперед?

- Ну хорошо, на 20 лет вперед.

Сегодня мы имеем полностью привозную руду, уголь кончается, проект УП-УП («Урал промышленный - Урал полярный») - да, но пока он войдет в силу… Конъюнктура по производству в металлургии, по черной, будет в ближайшее время отрицательной, особенно в связи со сворачиванием программ взаимодействия с США: не секрет, наши предприятия много экспортировали в Америку.

За счет чего будет жить область в будущем? За счет черной металлургии? Простите, сомневаюсь. Машиностроение? Да, конечно. Но для того, чтобы было машиностроение, должен быть научный потенциал, чтобы что-то производить. Мы же не будем соревноваться с китайцами в производстве автомобилей, правда? Уже сейчас тот же УралАЗ испытывает огромное давление со стороны китайских конкурентов, выдерживая его лишь за счет тех инновационных идей, которые закладываются в производство грузовиков, и за счет более точного соответствия потребностям потребителя, в том числе российского. Вообще, мне кажется, что нашему региону без того, чтобы становиться инновационным научно-технологическим центром, просто не выжить.

- Реальный прорыв в тех вещах, о которых вы говорите, возможен только при консенсусе тех научных и образовательных структур, что есть в области — прежде всего ЮУрГУ, ЧелГУ, магнитогорские вузы и научные центры в закрытых городах. Но как-то мне слабо верится в такое…

- Все возможно. Но консенсус нужен и между областной властью, системой образования, научными центрами и крупными бизнесами инвесторов. И роль областной власти здесь определяющая.

- Гарант и координатор?
- Да.

Чем силен Екатеринбург? Тем, что там есть отделение Российской академии наук, которое тесно взаимодействует с губернатором региона Эдуардом Росселем и вузами. Они собираются вместе, и все научные и инвестиционные проекты региона обсуждаются и дискутируются. Порой крайне жестко. Но ведь это здорово! При полном «одобрямсе» ни творчества, ни развития не бывает. Именно в дискуссиях рождается инновационный потенциал, когда речь идет о больших региональных проектах. И я хочу обратить внимание, насколько у наших соседей это серьезно поставленная система, если им даже удалось договориться о создании Большого евразийского университета.

У нашей южноуральской науки есть потенциал. И этот потенциал представлен самими людьми. В том числе нашими студентами, молодежью. Что радует: мы пережили эпоху дебильности, у молодых людей формируется совершенно другая, нормальная система ценностей и установок, которая вполне может стать основой для создания будущего потенциала в челябинской науке.

Вторая перспектива - то, что в нашей области динамично развивается экономика. Здесь есть деньги. И мы можем привлекать их. Вкладывать в будущее науки.

- Важно вовремя полить росточки?

- Да. И в ряде случаев - создать тепличку, из которой потом брать саженцы. Да, прорастет не все. Тот же венчур - опыт показывает, что, как правило, лишь один из десяти проектов оправдывается. Но именно этот один окупает все затраты и приносит приличную прибыль.

 

О ЧЕМ ПИСАЛА «ЮЖНОУРАЛЬСКАЯ ПАНОРАМА» В ПРОШЛЫХ ВЫПУСКАХ «ЭВРИКА»

Выпуск 1 «Холод из магнита» («ЮП» от 20 марта 2008 года)

Суть проекта

Коллектив ученых физического факультета ЧелГУ во главе с профессором Бучельниковым - мировые лидеры в области бытового применения технологии магнитного охлаждения. Ими создан прототип высокотехнологичного устройства, позволяющего управлять температурой с помощью магнитного поля в нормальных условиях. По уровню развития разработки челябинцы опережают мировые аналоги минимум на несколько лет.

Получил ли проект развитие?

По словам декана физического факультета ЧелГУ Сергея Таскаева, проведены вполне успешные переговоры с госкорпорацией «Роснанотех». Более того, «Роснанотех» даже выделил персонального менеджера проекта, который будет помогать ученым оформлять документацию на финансирование создания полноценного производства устройств магнитного охлаждения. Общий объем необходимых инвестиций оценивается в сумму около 450 - 500 миллионов рублей, половину из которых готова выделить госкорпорация. Также проведены первые переговоры с заводами, производящими бытовые холодильники.
             В случае успеха проекта производство выйдет на проектную мощность и будет приносить прибыль уже через пять - шесть лет, а мир начнет пользоваться холодильниками и автомобильными кондиционерами, сделанными на основе челябинской технологии.

Выпуск 2 «Бетон из… ракетного сопла» («ЮП» от 22 мая 2008 года)

Суть проекта

Технология, созданная учеными ЮУрГУ Александром Королевым и Евгением Сафоновым,— новое слово в цементном производстве. Приспособив для производства клинкера — основы цемента — ракетный двигатель, работающий на природном газе, изобретатели добились значительного эффекта в плане снижения энергоемкости и повышения экологичности процесса. Технология, находившаяся на момент публикации в стадии патентования (частично), крайне актуальна в связи с заявленными планами по строительству в Свердловской и Челябинской областях новых цементных заводов и увеличению мощности действующих предприятий.

Получил ли проект развитие?

Увы, получить какую-то конкретную информацию «ЮП» не удалось. Остается лишь надеяться, что проект не станет очередным изобретением, удивительным и полезным, но так и не реализованным на практике.

Выпуск 3 «Лазер: медицинский спектр излучения» («ЮП» от 19 июня 2008 года)

Суть проекта

Применение новейших полупроводниковых лазеров различного спектра и мощности в медицине. Компактность и простота обслуживания, невысокая цена установки позволяют их эксплуатировать в любой сельской больнице. Лазерные фотокоагуляции и термотерапия с использованием этих установок позволяет эффективно бороться с сосудистыми опухолями, узловым зобом (щитовидная железа), удалять раковые опухоли (меланомы) даже в глазу. Разработчик технологии - Медико-физический центр объединяет в себе специалистов ЧелГУ, Федерального ядерного центра ВНИИТФ имени Забабахина, ЧГМА, Челябинской городской клинической больницы № 1, областной детской больницы при участии НПО «Полюс» (Москва).

Получил ли проект развитие?

За применением подобных гетеролазеров широчайшего спектра в медицине большое будущее. Интенсивные исследования и разработки подобных проектов ведутся во всем мире (соответственно вкладываются и солидные инвестиции). В нашей области проект приносит реальные результаты пока лишь только в клинике ГКБ № 1, под руководством заслуженных деятелей науки, профессоров, докторов наук, академиков МАЛИ, международных экспертов Валерия Привалова (ЧГМА) и Александра Лаппа (ЧелГУ).

Выпуск 4 «Искусственная печень и клеточные технологии» («ЮП» от 3 июля 2008 года)

Суть проекта

Технология химической и биологической очистки крови, разработанная челябинским профессором Вячеславом Рябининым, не имеет соперников в мире. Созданный на ее основе промышленный образец аппарата «Биоискусственная печень» способен на совершенно ином уровне помогать людям, страдающим печеночной недостаточностью, а также больным циррозом, гепатитами и другими заболеваниями печени, в том числе на безнадежной стадии. Аппарат, прошедший первую стадию испытаний, в разы дешевле единственного (и по уровню технологий отстающего) в мире аналога — германского «MARS», такое же соотношение в пользу челябинского изобретения и в стоимости эксплуатации и расходных материалов. На момент выхода статьи проект находился в стадии подготовки к промышленному производству аппарата и завершению сложного и долгого цикла клинических испытаний.

Получил ли проект развитие?

- К сожалению, со времени публикации мало что изменилось,- говорит профессор Вячеслав Рябинин, автор технологии и создатель аппарата.- Наши попытки обратить внимание на проблему правительство области пока не увенчались успехом. Так что будущее «Биоискуственной печени» остается под очень большим вопросом. Прежде всего, из-за отсутствия финансирования. Жаль, ведь новая инновационная технология могла бы помочь многим безнадежным больным. А вложенные средства окупились бы.

Выпуск 5 «Вода, мертвая и живая» («ЮП» от 24 июля 2008 года)

Суть проекта

Технология механического кавитационного изменения молекулярной структуры природной воды. При использовании высокооборотного турбокомпрессора гигантские молекулярные цепочки воды разбиваются на мономолекулы, что делает эффективным доставку любых питательных веществ (кислорода, лекарств, препаратов) непосредственно в живую клетку организма. Разработка не имеет аналогов в мире, потенциальные сферы применения — медицина, пищепром, аграрный комплекс, очистка воды, вплоть до бытовых фильтров.

Получил ли проект развитие?

Мы связались по телефону с автором проекта — ракетчиком, изобретателем Валерием Уваровым (Федеральное космическое агентство ФГУП НИИ «Гермес», Златоуст).

По его словам, он сейчас выполняет (пусть и не без проблем, связанных с трудностью поиска необходимого металла и дефицитом квалифицированной рабочей силы необходимых специальностей) срочные заказы на изготовление его установки по кавитационной обработке воды для примерно полутора десятков ведущих НИИ, занимающихся проблемами здравоохранения, биологии. Аппараты востребованы в научных центрах Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Екатеринбурга. Ученые этих центров увлеклись изучением процессов омалаживающей, придающей силы и восстанавливающей здоровье кавитационной воды.

Правда, наши земляки в Челябинске, родном городе Уварова Златоусте, пока к уникальному изобретению ракетчика равнодушны. В областных инвестиционных проектах прорывной технологии Уварова также пока не значится. Хотя в мировых научных кругах уже родилось название для технологии златоустовца - мягкая нанотехнология. Об этом Валерий Уваров сообщил «ЮП», ссылаясь на прочитанную им научную публикацию в одном из научных изданий США. Увы…


Публикации на тему
  • 17.10.2019 | 17:01
    Экология в законе. В Челябинской области разработают «зеленый» стандарт

    Как выработать правильный региональный экологический стандарт и как добиться его исполнения? Это стало главной темой заседания координационного совета при губернаторе по вопросам экологии под руководством председателя Общероссийской общественной организации «Российское экологическое общество» Рашида Исмаилова.

  • 17.10.2019 | 11:34
    «Мягкие» бойцы. Челябинские омоновцы — о службе, спаррингах и психологии митингующих

    Бойцы этого спецподразделения Росгвардии задерживают наркоторговцев и террористов, подавляют бунты в колониях, обеспечивают безопасность на массовых мероприятиях и протестных акциях. О службе, спаррингах и психологии митингующих корреспонденту «ЮП» рассказал заместитель командира челябинского ОМОНа по работе с личным составом, полковник полиции Сергей Минаев.

Новости   
Спецпроекты