Президентский проект. Ученые ЮУрГУ взялись за написание восьмитомной Истории Челябинской области

15 Января 2016 Автор: Марат Гайнуллин
Президентский проект. Ученые ЮУрГУ взялись за написание восьмитомной Истории Челябинской области

Ровно два года назад группа историков — сотрудников ЮУрГУ заявила о своей готовности написать многотомную «Историю Челябинской области», которая охватывала бы период от каменного века до наших дней. Однако тогда же и по сей день главной причиной, тормозившей старт беспрецедентного проекта, оставался нерешенный вопрос с его финансированием и полномасштабным содействием властей. И вот на днях ректор ЮУрГУ Александр Шестаков подписал приказ о выделении денежных средств, необходимых для запуска будущего издания.

Спасти память

новый-тренд_Вяткин_DSC_0060.jpgЕсть люди, при упоминании имени которых отпадает необходимость озвучивать список их регалий. К звездам такой же величины относится и Герман Платонович Вяткин.

Два десятка лет, с 1985 по 2005 год, был ректором ЧПИ — ведущего вуза страны. Именно он стал «крестным отцом» реконструкции главного корпуса ЮУрГУ, взметнувшегося ввысь на несколько долгожданных этажей. И именно он выступил создателем «Союза выпускников», который финансово участвовал в том уникальном проекте. Последние десять лет он является президентом ЮУрГУ. И неслучайно, что и сейчас именно он, Герман Вяткин, стал инициатором еще одного большого дела, призванного спасти нашу историческую память.

— По Интернету бродит высказывание, которое приписывают вам, что себя вы якобы именуете «потомком мятежных вятских крестьян»…

— Это все журналистские штампы! Вяткин — это фамилия северорусская. Все мои предки жили в Сысерти. Кстати, когда пугачевцы осадили это поселение, то Сысерть, которая была в то время заводом, не сдалась. Это к вопросу о мятежниках. То есть это как раз мятежники пытались захватить и разрушить, а те, кто там работал, мастеровые, отстояли свой город. Сместились понятия в сознании народа: бандит стал героем! Что ни говори, а Пугачев был бандит, самый настоящий! Совсем недавно в нашей истории были чеченские бандиты, теперь вот террористы ИГИЛ. Может быть, они тоже герои? Мятежные… Дай волю, они бы разрушили государство, и все!

— Но про «мятежных» я вспомнил лишь потому, что в моем представлении вы человек бескомпромиссный, умеете до последнего отстаивать свои принципы. А это редкое качество для современников. Благодаря этому и состоялись многие ваши проекты, в том числе и тот, о котором мы говорим.

— А говорим мы о нашей исторической памяти. В стране давно обсуждают идею создания школьного учебника отечественной и региональной истории. Но ведь такой учебник требует полноценной научной исторической базы, которая в Челябинской области, увы, не развита. Точнее говоря, она только-только создается. И ее надо обязательно использовать, пока есть живые носители этих знаний, в том числе и в виде тех археологов, которые выросли в нашем научном центре. Пройдет время, и они уйдут. Уйдут безвозвратно. И с ними уйдет и бесценное знание.

— Но ведь в самой научной исторической базе в регионе наработки-то все же есть, хотя они и фрагментарные.

— Именно фрагментарные! Нет общей концепции. Громадных и добротных кусков много, но все их надо осмыслить. Тем более что каждый год появляются все новые исторические материалы, которые нужно сопоставить с уже наработанным. Необходимо внимательно изучить, какие изменения вносят новые артефакты в классическое восприятие нашей истории. Да еще на фоне тех драматических и даже трагических искажений в науке, которые происходили на протяжении известных 70 лет.

Вместе с тем посмотрите, какой мощный прорыв произошел за последние 20 лет в изучении местной истории — и древней, и современной! Нашим ученым удалось открыть и осмыслить памятники мирового значения — от Синташты и Аркаима до наскальной живописи Игнатьевской пещеры и открытия целых народов, которых никогда не было на карте Евразии...

И вот тогда в разговоре с профессором кафедры «Древняя история, этнология Евразии» ЮУрГУ, доктором исторических наук Сергеем Боталовым у нас и родилась эта идея — создать «Историю Челябинской области». Он принес в мой кабинет увесистые тома «Истории башкирского народа», «Истории татарского народа», «Истории Курганской области», которая насчитывает семь томов.

— А вот наша родная Челябинская область оказалась в числе аутсайдеров…
 
— В этом все и дело! Нельзя быть просто работными людьми. Мы обязаны помнить свое прошлое и понимать, кто мы такие и почему здесь живем, куда же мы в результате движемся, какой тренд у нас исторический… А если мы не знаем этого прошлого, то мы не знаем и будущего.

А тут, по Уралу, прошли разные люди, разные племена, разные народы. Но в чем опасность? Каждый регион будет тянуть одеяло на себя. И вдруг выяснится, что, например, именно в Кургане — центр исторической науки и центр развития всей территории региона. В Башкирии тоже могут заявить о себе подобное, да еще с национальным акцентом. Поэтому обязательно должен быть объективный взгляд на всю нашу совместную историю. А это возможно только на основе имеющихся артефактов, а не просто так —  надуманно. Конечно, мифы, сказания — это все хорошо, но под все надо подводить материальную базу.

Эхо уральских пушек

— История может писаться на народном языке, доступно? Или она все же должна носить ученый характер?

— Думаю, что книга должна быть прежде всего научно обоснованной, но при этом доступна широкому кругу читателей. Иначе она не будет иметь того резонанса, на который мы рассчитываем. Чтобы этот материал смогли познать и школьные учителя, школьники продвинутые. Сколько в археологических экспедициях участвует южноуральских школьников! Сотни и сотни!

— Ученые сильно откорректировали вашу изначальную идею?

— Моя задача была концептуальная. А концепция заключалась в том, чтобы показать историю Челябинской области, и даже более широко — Южного Урала, от появления здесь людей и до сего дня. Поэтому в проекте должны участвовать специалисты по всем историческим периодам: неолиту, средним векам, современности. Широкий спектр людей — широкий взгляд. Конечно, представители власти видят прошлое края, но видят максимум на полвека назад. И многие из них даже и не подозревают, ЧТО у них за плечами и ГДЕ они живут.

Не окажись здесь в свое время Татищев, Тевкелев, Кириллов — ничего вообще бы тут и не состоялось! Императрицу Анну Иоанновну в нашей истории обычно ругают. А сколько она приложила сил для освоения Урала! С нее многое началось! Вот вам и бироновщина…

Или возьмите советский период. Почему-то принято считать, что военно-промышленный комплекс на Урале создан был в советское время. Но он был создан значительно раньше! Войну с Наполеоном Россия выиграла на каком оружии? На уральском! Помните, как Александр I во время парада победителей в Париже устроил показательное выступление? Все высокие гости вынуждены были в течение полутора часов стоять и смотреть, пока не прошла вся русская артиллерия. Ее было больше, чем у всех союзников вместе взятых! Вот еще когда начал создаваться наш военно-промышленный комплекс. Ему только не хватало дорог, которые стали строить лишь в конце XIX века.

А вспомните революцию! Ни один российский район не пострадал от революции так, как Урал. Все заводы были разрушены! И это не от Мамая какого-то, а своими руками. Руками так называемых героев, наследников «мятежных крестьян»…

Вопрос чести

— Задача сегодняшнего ЮУрГУ, как международного университета, быть центром культуры, центром науки, центром развития. А вот интересно: лет, скажем, десять назад можно ли было вашему вузу профинансировать подобный издательский проект?

— И разговора не могло быть! Я общаюсь с ректорами и президентами многих американских университетов. Один из них на мой вопрос о том, каков у них годовой университетский бюджет, с горьким сожалением ответил: да, дескать, не так уж и много — 600 миллионов долларов. А у нас в то время он составлял лишь 30 миллионов. И как я с ним буду соревноваться? А между тем задачи-то у нас с ним одни и те же.

Кстати говоря, когда мы с Сергеем Боталовым обсуждали этот проект, он показал подобные, уже изданные образцы. И более всего мне понравился вариант, подготовленный американцами. Во-первых, много иллюстраций. Во-вторых, мне очень импонирует их умелая подача материала. И не только исторического. Я физику читал в университете и использовал их материал. Очень доходчиво подают. У них, как принято шутя говорить, тупой народ. И ученые вынуждены «подгонять» тексты. И, соответственно, такая у них сегодня и система образования.

Кстати говоря, сегодня и наша школьная система образования тоже уже приходит к американской. И вскоре мы придем к тому, что сами будем вынуждены выпускать научно-популярную литературу, которая была бы доступна разве что домохозяйкам.

— Но вернемся к нашему проекту. Когда первый из восьми томов увидит свет?

— Думаю, что уже в этом году. Параллельно будет вестись работа над другими томами. Потому я задал жесткие сроки — три года.

— Вы сами лично будете контролировать их исполнение?

— Конечно, а как иначе. (Смеется.) У нас есть свой издательский центр, где смогут напечатать любую книгу — не хуже, чем где-нибудь в Финляндии или Канаде. И ученые-историки у нас сильные: упомянутый Сергей Боталов, Вадим Мосин, Игорь Сибиряков, Гаяз Самигулов. Тем более что наши археологи едины в двух лицах: они представляют не только ЮУрГУ, но и Институт истории и археологии УрО РАН.

— Говоря об этической стороне проекта, это, наверное, вопрос чести и для челябинских ученых, и для вас лично...

— Конечно, я собираюсь жить долго! Правда, умереть могу в любой момент. Но я точно знаю: не умру, пока не увижу последний том…


Сегодня | 09:43
Музейный гид. Почему в Сатке магнезит стал главным экспонатом

Все знают название этого ценного минерала и знаменитого завода в Сатке.

Вчера | 12:38
Человек-эпоха: Михаил Братишкин отмечает 95-летие

На днях исполнилось 95 лет Михаилу Ивановичу Братишкину — старейшему банкиру России, ветерану Великой Отечественной войны, одному из основателей и бессменному руководителю Челиндбанка.

08.11.2019 | 09:29
За что троицкий художник ненавидит Малевича

В Челябинске открылась выставка картин Галины Левшич.

06.11.2019 | 11:36
Игры атома. В Озерске прошла премьера спектакля «Курчатов. Поход за вторым солнцем»

…По вечерам он любил слушать Моцарта. За два дня до своей смерти, 5 февраля 1960 года, в зале Московской консерватории он слушал «Реквием» великого композитора. Курчатов возвращался домой взволнованный и торжественно настроенный. «В этой музыке есть момент надежд и мечтаний, — говорит он своей супруге Марине Дмитриевне, — она не вся похоронная…»

Новости   
Спецпроекты