Уличный бой. Кому выгодно, чтобы в Челябинске объединились в единую стаю разные протестные движения

8 Августа 2018 Автор: Федор Кручинин Фото: Вячеслав Шишкоедов
Уличный бой. Кому выгодно, чтобы в Челябинске объединились в единую стаю разные протестные движения


Правил нет. Слишком умный — получи кулаком в зубы. Слишком медленный — повалят и запинают толпой. Слишком быстрый — поставят подножку и все равно запинают. Слишком большой — объединятся и постараются утопить в куче-мала… Ведь правил нет, это уличный бой. И есть версия, что его элементы сейчас начинают проявляться на челябинском политическом поле.

Правда, я бы сказал, что сейчас мы находимся лишь в подготовительной фазе «уличного боя». В ней как таковой драки еще нет, но лай уже начался. Дворняги потихоньку сбиваются в стаю и присматриваются, с какой стороны лучше подступиться к слону. А последний, как водится, неповоротлив и медлителен, и хотя вроде бы в понимании большинства наблюдателей двигается он по верной дороге, время от времени к несказанной радости тявкающих «мосек» забредает в посудные лавки.

Но достаточно литературных образов, можно разобрать элементы челябинского уличного боя по его отдельным косточкам.

Носы по ветру

В начале было слово. И это слово было «СТОП». Позже к буквам «стоп», в зависимости от нужд и желания привязывали то «хам», то «гок», то «смог»… И выглядело это так естественно, так эмоционально и так по-честному, что многим хотелось не только верить, но и даже влиться в их ряды.

В какой‑то момент те или иные «стопы» накачивали общественные мускулы и, казалось, что они вот-вот сдвинут с места наболевшую проблему. Но вдруг, когда власть, бизнес или любой другой объект давления садился за стол переговоров и уже готов был прогнуться под обстоятельства, «стопы» совершали неожиданный кульбит, как правило, выдвигая заведомо невыполнимые требования и срывая таким образом все прошлые, настоящие и будущие договоренности… Причина столь резких оборотов проста — решенная проблема ставит крест на существовании «решальщиков». А их жизнь — борьба, и рецепт финансового благополучия их вожаков в большинстве случаев — тоже борьба.

Первыми наиболее заметными игроками в поле челябинской уличной политики в новейшее время стали экологи. На определенном этапе им удалось консолидировать справедливо недовольную смогом и природными НМУ (неблагоприятными метеорологическими условиями) публику и вывести ее на улицу под лозунгами «долой новые производства». На старые и дымящие внимание предпочитали не обращать, к примеру, «СтопГОК» до поры до времени «топил» только против того, чего еще и в помине не было и чье воздействие на природу даже при самых пессимистичных прогнозах никак не могло составить конкуренцию промышленным старичкам. Со временем изначально сугубо экологический протест стал обрастать политическими лозунгами, пока окончательно не начал отрабатывать повестку несистемной оппозиции. С этого момента большая часть реально озабоченных экологией Челябинска граждан начинает отходить от движения.

Нишу борьбы со старичками перехватывали другие движения. На наш взгляд, не очень удачно. С одной стороны, это выглядело, как попытка прибиться к уже раскрученной эковолне, а стало быть, размыть ее и ослабить. С другой, протестные акции потеряли свою актуальность в период, когда промышленных «грязнуль» начали жестко, последовательно, а главное эффективно давить государственные структуры. Здесь любители уличных склок не учли, что «слон», преодолев многочисленные бюрократические препоны, может начать двигаться грациозно и топтать тех, кого давно нужно было поставить на место. Закрытие нелегальных промышленных производств, силовые экологические «зачистки» на легальных, начало реальных действий по закрытию городской свалки… У шумных экоборцов остается все меньше доводов для убеждения населения, почему нужно выходить на улицы.

Городские баррикады

Следующий «уличный» отряд сформировался не так давно, но зато имеет к улицам самое непосредственное отношение. Себя они любят называть модным словом «урбанисты». Они бьются за архитектурную привлекательность города, за урбанистический комфорт. Задачи, как водится, изначально «светлые», однако и здесь без «но» не обходится.

Их борьба, как правило, активизируется именно там, где власть начинает двигаться в сторону благоустройства. Часто, на первый взгляд обывателя, эта борьба даже абсурдна. К примеру, не было десятки лет в центре Челябинска никаких приличных уличных ограждений, сбивали там дурные автолихачи бабушек и детей насмерть, и вдруг муниципалы начали прикрывать перекрестки резными металлическими заборами, вполне эстетичными на взгляд многих горожан. Сразу следует атака урбанистов: «ограждение — не только эстетическое убожество, но и опасное сооружение, способное при ударе превратиться в шрапнель». То, что потом власть на сто раз перепроверила эти заборы, учла разумные замечания и исправила, никто не вспоминает, не замечает… Лаем, господа, лаем и лучше хором.

Тут власти решили, воспользовавшись предстоящими саммитами ШОС и БРИКС, развести подальше друг от друга антагонистов — пешеходов и автомобилистов, построив в проблемных точках новые подземные пешеходные переходы. Получаем очередную порцию урбанистических атак, аж с привлечением видных московских деятелей: «подземные переходы не нужны, автомобиль пешеходу — не помеха…». Бурлят соцсети, лайкаются ютубы… Противоположные доводы других горожан, которым переходы важны и нужны, никто не слышит — «вы проплачены властью, вы идиоты и подлецы»… Хором лаем, хором.

То, что этот лай снижает возможности договариваться с властью для реальных общественников, защищающих архитектурное наследие города, ратующих за исполнимые проекты благоустройства и так далее, во время хайпа никто не думает. А слон же хоть и толстокожий, но зачастую неразумно обидчивый. Ему бы иногда выслушать всех и вся, плюнуть на популистов, поддержать разумных да продолжить идти в нужном направлении. Но бывает, что он от лая становится глуховатым, и в этом состоянии способен затоптать или не заметить доброе и полезное. Не красит это его, но лающие должны увидеть в этом огромную порцию своей ответственности.

Вместе весело шагать

Кроме урбанистов и экологов с разной степенью успешности и агрессивности на уличной поляне действуют и другие общественные группы. Отдельные защитники животных бьют власть за негуманное отношение к отлавливаемым стаям дворняг. Группы атеистов бурлят по поводу уроков религии в школах. В это же время околосектантские товарищи давят на власть за якобы отсутствие религиозной свободы. Странные профсоюзы избранно мочат «провинившихся» работодателей… Здесь стоит поставить многоточие, ибо продолжать можно еще достаточно долго.

А теперь самое интересное. В последнее время можно заметить странное единодушие столь разных движений по всем вопросам, касающимся критики власти. Экологическая повестка при каждом поводе наполняется истеричными и агрессивными репликами не только экозащитников, но и протестующих любителей животных, почитателей современных архитектурных решений, защитников прав трудящегося населения… Против подземных переходов вдруг ополчаются не только урбанисты, но и пацифисты, профсоюзники и экологи с зоозащитниками…

Такое единение можно увидеть сейчас по всем протестным направлениям. А ведь это удивительно, ибо человек — не робот. Не может он быть одновременно против всего, не бывает, что ему одинаково не нравится наличие медного производства, подземного перехода, при этом его столь же остро заботит вопрос безопасности собачьих стай. Конечно, есть люди, для которых смысл протеста сам протест. К примеру, ходит легенда, что мама иконы советско-российского панк-движения Егора Летова со вздохом произносила фразу: «Мой Егорка всегда любил писать против ветра». Отсюда становится понятно, почему один и тот же человек в одно время пел: «а наш дедушка Ленин совсем усох», а в другое — «смотрю, как поднимается моя советская родина»… Но егоров летовых единицы, у большинства же протест сугубо персонифицирован. Поэтому их единение по столь разным вопросам наводит на мысль, что стаи по чьей‑то указке начинают объединяться для совместной атаки на слона. Дай бог, последний не заметит лая и продолжит движение, ибо превращение всего региона в большую посудную лавку — сценарий, реализация которого не понравится никому.
Вчера | 15:21
Борис Дубровский обозначил пять направлений развития Челябинской области

Решение этих задач запланировано в юбилейный для региона год.

17.10.2018 | 16:56
Максим Абушаев из Челябинска знает, что надо для победы в конкурсе «Лидеры России»

Престижное образование в «Сколково», оплаченное грантом, поддержка опытного и знаменитого наставника и качественная оценка своих возможностей — все это получил победитель всероссийского конкурса «Лидеры России», директор челябинского филиала рекламного агентства «Регион-Медиа» Максим Абушаев.

10.10.2018 | 13:48
По идеям становись. Какие идеологические взгляды исповедуют самые влиятельные политики Челябинской области и что толкает их изменяться

Пока профессиональное политологическое сообщество Южного Урала в социальных сетях сконцентрировалось на публичном обсуждении «влияния — не влияния» белогвардейской эмиграции на политические процессы в России, Агентство политических и экономических коммуникаций (АПЭК) опубликовало свежий, сентябрьский рейтинг влиятельности представителей челябинских элит. В нем белогвардейское влияние, как минимум на первый взгляд, незаметно, но отсутствует и однозначный «красный дух». Какие же люди и силы заказывают политическую музыку в нашем регионе?

12.09.2018 | 13:22
Бунт на публику. Как несистемная оппозиция пыталась показать революционную ситуацию в Челябинске

Минувшие выходные отметились по стране акциями несистемной оппозиции. По ощущениям экспертов и наблюдателей, в большинстве городов оппозиция сделала все возможное, чтобы эти акции не были согласованы с властями. Получая отказ муниципалитетов в проведении митингов и шествий, оппозиция тут же призывала своих сторонников выходить на несанкционированные акции, тем самым провоцируя власти применять силу против нарушающих законы протестующих.

Новости   
Спецпроекты