Издание Правительства и Законодательного Собрания Челябинской области
Сегодня Пятница, 21 Июля 2017, 19:48

Евгений Маклаков: «У меня есть сомнения в расстановке фигур в челябинском рейтинге политического влияния»

23 Декабря 2016 Автор: Елена Николаева Фото: Вячеслав Шишкоедов
Евгений Маклаков: «У меня есть сомнения в расстановке фигур в челябинском рейтинге политического влияния»

Вчера АПЭК опубликовала свежий рейтинг влиятельности челябинских политиков. Топ-50 в блиц-интервью «Южноуральской панораме» оценил Евгений Маклаков, политтехнолог, координатор «PR-дозора».

— Есть то, что лично вас, как политтехнолога, удивило в свежем рейтинге, или же он стал, наоборот, предсказуемым?

04_Евгений-Маклаков_DSC_0483.jpg— Меня лично каждый раз удивляет не сам рейтинг АПЭК, а разница в местах, которые занимают политики в разных рейтингах, сделанных в одно и то же время. Рейтинг АПЭК, рейтинг РАНГХИС, рейтинг «Медиалогии» и так далее… Соответственно, вызывает вопросы и достоверность всех этих топов.
Вообще рейтинги, как, думаю, понимают уже практически все, лишь один из инструментов формирования определенного мнения, создания информационного фона. И этот инструмент достаточно умело используют в своей работе политтехнологи, пресс-службы и PR-специалисты и иные заинтересованные товарищи.

— И все же давайте допустим, что нынешний рейтинг показывает реальную картину. Чье положение в нем для вас оказалось достаточно неожиданным?

— Почти все предсказуемо. Вот в будущем декабрьском рейтинге, на мой взгляд, возможно уменьшение влияние региональных политиков, курирующих медийный блок, из-за череды негатива, появившегося в федеральных СМИ, и чиновников, курирующих внутреннюю политику. Положение последних может пошатнуться в связи проблемами в выборах глав территорий.

— Относительно состава первой десятки споров практически нет. А вот персоны в других группах вызывают у некоторых экспертов вопросы. К примеру, для вас был очевидным серьезный провал Валерия Гартунга в рейтинге?

— По Гартунгу провал был вполне ожидаем. Валерия Карловича будут последовательно выпиливать из местной повестки, в какой-то степени ему, конечно, может помочь Севастьянов, достаточно эпатажно работая в «поле». Но в плане освещения этих событий в СМИ региона будут большие проблемы, да и соцсети не дадут той прежней доли известности Гартунгу, как ранее.

А вот по поводу первой десятки у меня все-таки есть сомнения в расстановке фигур с 4-го по 10-е место, но это мое субъективное мнение. И я бы не стал его пока озвучивать, так как не имею на руках достаточных социологических доказательств.

А вот губернатор Дубровский 1-е место в рейтинге получил вполне заслуженно (не просто из-за того, что занимает эту должность, а действительно из-за степени своего влияния на политические процессы). И эта позиция Дубровского вполне коррелируется с рейтингом «Медиалогии», где он, например, обошел Памфилову и Рогозина и занял 29-е место. Для главы региона это очень неплохой результат в общероссийском рейтинге.

— А если устраниться от рейтингов, на ваш взгляд, что определяет степень влиятельности того или иного человека в регионе в нынешней системе политических координат?

— Вообще есть традиционное определение степени или уровня влияния: это возможность воздействовать желательным для себя образом на поведение, решение, поступки других людей. В реалиях же сегодняшнего дня есть много факторов, определяющих способность политиков влиять на других. Определяющими можно назвать близость к политической верхушке России, место в системе власти. Отсюда вытекают и возможности, положение в среде местных элит, уровень конкуренции во влиянии на одни и те же субъекты ну и, наверное, степень повиновения, какой хотят добиться.

— В списке практически нет общественных деятелей, а они разве не оказывают влияние на политику? Ведь известны факты, когда общественники в том же Челябинске продавливали решения по гаражным кооперативам, формировали политическую повестку в экологической сфере… Отсутствие таких людей в рейтинге — это слабость экспертной оценки или намеренное нежелание признавать наличие фактора общественников в политике?

— Во-первых, экспертам дается уже готовый список политиков или общественных деятелей. Хотя там и предлагается каждому, кто принимает участие в оценке, внести в список свои предложения, это, как правило, на общий рейтинг уже не влияет. Так что это вопрос больше к авторам рейтинга, а не к его экспертам.
Во-вторых, в регионе протестное общественное движение достаточно сезонно или эпизодично в отличие от системной работы представителей действующей власти. А не протестное вообще не вызывает никаких особых эмоций, потому как встроено в действующую политическую систему. А соответственно, засветка их лидеров тоже строго дозирована и согласована.

Анкета эксперта: Маклаков Евгений Валерьевич
17.07.2017 | 17:03
Золотая полусотня. В рейтинг пятидесяти наиболее влиятельных политиков Челябинской области впервые попал главный муфтий

О том, чем же июльский рейтинг смог удивить даже опытных экспертов, рассказывает представитель АПЭК (Агентства политических и экономических коммуникаций) в Челябинской области, кандидат философских наук, политолог, автор-составитель рейтинга Андрей Лавров:

17.07.2017 | 15:10
Евгений Маклаков: «В рейтингах влияния в Челябинской области по-настоящему важны только первые десять позиций»

Апеллировать к различного рода рейтингам и опросам сегодня считается признаком хорошего политического тона. Насколько социология способна повлиять на реальный политический процесс — в нашем разговоре с политтехнологом Евгением Маклаковым, координатором проекта «PR-дозор».

Вчера | 17:21
В «Единой России» затруднились назвать наиболее комфортного для себя политического оппонента в Челябинской области

В партии власти заявляют о готовности к открытому соперничеству с любой политической силой.

Новости   





240.jpg





Азбука_180 150.jpg

180x240.png

 Строим храм вместе
Спецпроекты