Первый вице-губернатор Сергей Комяков об инвестициях, строительстве, тарифах и других насущных делах

12 Ноября 2010

С начала работы новой губернаторской команды Михаила Юревича прошло двести дней. Срок немалый — достаточно для того, чтобы разобраться в ситуации, определить перспективы вверенной территории и начать собственные проекты.

 

Первый вице-губернатор Сергей Комяков об инвестициях, строительстве, тарифах и других насущных делах
С начала работы новой губернаторской команды Михаила Юревича прошло двести дней. Срок немалый — достаточно для того, чтобы разобраться в ситуации, определить перспективы вверенной территории и начать собственные проекты. 
Гарантии под проекты
— Сергей Львович, в бюджете на следующий год заложены госгарантии под инвестиционные проекты. Уже известны какие-то площадки?
— Мы рассматриваем пять инвестиционных проектов: «Создание производственных мощностей по выпуску мясной продукции в Кунашакском районе» (стоимость 5,7 миллиарда рублей, запрошенная сумма гарантии со стороны области, которая должна быть выплачена банкам в случае провала проекта, — 3 миллиарда); «Строительство птицеводческого комплекса по производству мяса птицы» (стоимость проекта 4,2 миллиарда рублей, запрошенная сумма гарантии — 2,5 миллиарда рублей), «Расширение и реконструкция производственных мощностей по выпуску продукции птицеводства ЗАО «Уралбройлер» (стоимость проекта 1,5 миллиарда рублей, запрошенный объем гарантии — 1 миллиард рублей), «Реконструкция миньярского прокатно-термического завода» (стоимость проекта около 1 миллиарда рублей, запрошенный объем гарантии — 800 миллионов рублей) и «Реконструкция Бектышской птицефабрики» (стоимость проекта 3,5 миллиарда рублей, запрошенный объем гарантии — 100 миллионов рублей).
Кроме этого, подана заявка ОАО «КЖСИ» на выдачу госгарантии под облигационный займ объемом 2,5 миллиарда рублей на пополнение оборотного капитала для увеличения строительства жилья эконом-класса по программам корпорации. Раньше такой меры поддержки инвесторов в области практически не применялось.
— А если в уставный капитал ЮУ КЖСИ просто привлечь средства?
— Можно, конечно, пойти и таким путем. Вопрос, за счет чего. Если за счет размещения на рынке дополнительной эмиссии акций 
— путь правильный, но КЖСИ сегодня — компания непубличная, единственный акционер — правительство Челябинской области. Имидж ее, кроме того, подпортили действия прежнего руководства, поэтому успех такого размещения вызывает у нас серьезные опасения. Увеличить уставный капитал за счет бюджета — механизм абсолютно нерыночный: у бюджетных расходов, на наш взгляд, иные приоритеты, чем наращивать вложения в коммерческие структуры. Поэтому мы поддерживаем стремление нынешнего руководства компании превратить ее в серь­езного рыночного игрока.
— А что будет с неликвидами ЮУ КЖСИ? Никто же не покупает эти объекты.
— Сегодня на балансе корпорации 13 земельных участков разной степени готовности и освоения. Построенное на части из них жилье неликвидами я бы не называл. Скорее, это проблемные активы, построенные не в то время, не там, где есть спрос сегодня, на слабо инфраструктурно подготовленных участках для неопределенных групп потребителей. Наиболее яркий пример, который у всех на слуху, — Кундравы в Чебаркульском районе. 
Руководство корпорации ведет целенаправленную работу по снятию этих проблем. В частности, по Кундравам решены вопросы электро-, водо-, газоснабжения, канализования. Пара домиков из девяноста уже нашли своего покупателя. Возможно, нам удастся включить эти объекты в программы переселения из ветхо-аварийного жилья, непригодного для проживания, в программы обеспечения жильем военнослужащих, уходящих в запас, детей-сирот. Есть и другие достаточно интересные предложения. Так что с мертвой точки дело сдвинулось.
О проблемных дольщиках в строительной отрасли
— Как сейчас обстоят дела с проблемными дольщиками в области?
— Медленно, но вопросы решаются. Правительство области в меру своих возможностей оказывает помощь в снижении затрат инвесторов, различными законными путями освобождая их от платы за подключение к сетям инженерных коммуникаций. У ряда застройщиков КЖСИ выкупила свободные квадратные метры. В Копейске администрация города решает вопрос выкупа свободных квартир для предоставления переселяемым из непригодного для проживания жилья. По поручению губернатора следственные органы проводят проверки использования средств участников долевого строительства. Есть высокая вероятность того, что будут достроены и сданы уже в ближайшие месяцы объекты ООО «Массив» на Чуриловской площадке, сдан дом по улице Героев Танкограда ООО «Жилтехстрой», 1-я очередь дома по Комсомольскому проспекту ЖСК «Универсал». С участием КЖСИ продолжено строительство второй очереди этого дома, в счет стоимости переданного земельного участка ОАО «КПДиСК» предоставит жилье дольщикам и пайщикам ОАО «КАНИК», ЖСК «Полистром». Конечно, людям хотелось бы, чтобы государство просто взяло бы и за счет бюджета решило их проблему, однако закон такой путь не предполагает.
— А что будет с домом на Чичерина, который еще не сдан, но уже разрушается?
— Это один из самых сложных вопросов. Несмотря на то, что члены ТСЖ приняли решение о добровольном снижении площади своих квартир для привлечения дополнительных инвесторов на освободившиеся квадратные метры, проблема по состоянию безопасности самого объекта не решается. Сегодня администрация города рассматривает возможность профинансировать экспертизу и, возможно, снос объекта за счет средств на ГОиЧС. Тогда земельный участок будет выставлен на аукцион, и вырученные от его реализации средства возвратят членам ТСЖ.
— Позволите потом этим строителям, типа Берковича, Тартаковского, Мезенцева, которые так себя показали, строить?
— Вы знаете, если бы весь рынок строительства жилья и дальше шел в гору, развивался в той динамике, в которой он развивался до кризиса, этой проблемы бы не случилось. Проблема в том, что рынок просто рухнул. С другой стороны, что значит позволим — не позволим? То, что эти граждане не в «белом» списке, уже общедоступно — почитайте газеты или Интернет. Но закон же говорит о том, что земельные участки под жилье выделяются через аукционы. Компании приходят, побеждают на аукционе, и если их проектная документация соответствует всем требованиям, какие основания у государства брать палку и выгонять их оттуда? 
Есть вещи, которыми надо руководствоваться, если мы хотим нормально жить в правовом государстве.
Проблема еще и в том, что юридическая культура у нашего населения не особенно высока. Поэтому и договоры с застройщиками зачастую мутные: то ли долевое участие, то ли недолевое участие, все через пень-колоду.
— Какие вообще перспективы у нашей строительной отрасли?
— Провалились здорово в жилье. Причины известны, что уж про них говорить. В этом году, дай бог, чтобы ввели 1 миллион с небольшим хвостиком квадратных метров жилья на территории области против почти 1,5 миллиона в прошлом году. На следующий год у нас запланирован ввод 1 миллиона 300, и так с ежегодным ростом до 3 миллионов 700 тысяч квадратных метров в 2020 году. Вы сами понимаете, если мы выйдем на 3 миллиона 700 квадратных метров, то перспективы просматриваются.
Наследство от предшественников
— Что будет с областными предприятиями? Вы дали поручение министру промышленности Валерию Прудскому активизировать работу по приватизации. Может, их распродать?
— От части предприятий, действительно, нужно просто избавиться. Скажем, есть такое предприятие «Облжилкомхоз». Четыре-пять месяцев работаем, четыре-пять месяцев я не могу понять, в чем смысл его существования. На мой взгляд, это искусственная вещь, которая придумана непонятно кем и для чего. И это не единственный пример. Работа по инвентаризации всех вложений и их целесообразности идет.
— Давно идут разговоры о необходимости разделить Минстрой.
— Есть такие мысли, но всегда, когда что-то реформируется, надо просчитывать последствия — дороже это или дешевле. Сегодня Минстрой превратился в монстра. Министерство явно перегружено, считаю, что его было бы логично разделить на два. Одно, которое бы занималось инфраструктурными делами, коммунальным хозяйством, и второе, которое бы занималось строительством и дорогами. Но это пока мысли. Вы же понимаете, что любое разделение предполагает появление нового министра, новых заместителей, новых бухгалтеров, новых финансистов и так далее. И все это ведет к расширению чиновничьего аппарата.
— А можете пояснить, как обстоят дела по проблемам, доставшимся от прошлой администрации: например, расчеты по ледовой 
арене «Трактор», кардиоцентру.
— Ну, ледовая арена строилась коряво, сразу скажем. Начиналось все совершенно не с того проекта, который реализовался в окончательном виде. Была какая-то гонка за результатом, поскольку хоккейным руководством были обозначены определенные даты. 
Причины понятны, но делалось все через пень-колоду. В итоге получилось, что объект, первоначально стоивший порядка 900 миллионов рублей, стал дороже практически в два раза.
Когда мы пришли, первое, с чем нам там пришлось столкнуться, — масса исков челябинских подрядчиков, с которыми компания «БСК», выигравшая конкурс, не рассчиталась. Стали выяснять причину — оказалось, в контрактах субподряда заложена заниженная заработная плата и не предусмотрены дополнительные объемы работ. В конечном итоге признали, что сметная стоимость занижена порядка на 300 миллионов рублей, и для погашения всех счетов необходимо принять и оплатить эти затраты.
В кардиоцентре беда примерно такая же. Когда начинал строиться этот федеральный объект, нормальной проектной документации не было. На стадии завершения выяснилось, что какие-то противодымовые двери не в той норме, которая должна быть в Российской Федерации. Решили поставить дополнительные двери. Поставили… А двери эти открываются только в одну сторону. 
Теперь наши надзорники говорят: «Двери эти в одну сторону открываются. Поэтому нужны специальные решения для тех, кто с другой стороны двери». И вот сейчас надо ехать в Москву за решением о специальных технических условиях. Что это за технические условия — никто не знает: то ли чтоб наши люди с противогазами лежали, то ли какие-то другие… Все эти беды от того, что у нас начинается дело без окончательно узаконенной, прошедшей соответствующую экспертизу проектной документации.
Большой вопрос возник с получением пожарного гидроподъемника. Гос­контракт проавансирован на сто процентов, но производитель отказывается отгружать готовый подъемник, требуя доплатить около 250 тысяч евро. Начинаем разбираться: если поставка из-за границы — должен быть конт­ракт, паспорт сделки. Так оказывается, у компании, с которой правительство заключило контракт, даже нет этого подъемника в экспортном контракте. Правительство Челябинской области свои обязательства выполнило полностью. 
А вот следующее звено — немецкая компания — не доплатила финской стороне эти 250 тысяч. И вот такой белиберды — мама родная! Наверное, обозначенные проблемы не последние, что-то еще по ходу выявится.
— Так сколько всего за подъемник заплатили?
— 60 миллионов рублей — сто процентов стоимости госконтракта!
Об энергетике и перекрестном субсидировании
— К отопительному сезону удалось со всеми долгами за ТЭР рассчитаться?
— Акт готовности получили, всеми сторонами он подписан. Сегодня такой проблемы нет. За период работы нового состава правительства задолженность перед основными поставщиками ТЭР снижена с 1,1 миллиарда рублей до 70 миллионов рублей. Всем муниципальным образованиям, которые доказали, что по объективным факторам организации, участвующие в теплоснабжении, имели запланированные убытки, оказана финансовая помощь из областного бюджета.
Единственный сейчас проблемный объект — Бакальская котельная, которая управляется предприятием, созданным Челябинскрегионгазом. На следующий год будем смотреть, как ее заменить более эффективными источниками. В Локомотивном возникнет та же проблема. Там котельная отапливает и воинскую часть, и поселок Локомотивный. Для воинской части 2011 год — последний год существования. Баланс тепловой энергии на данной котельной, конечно, такой уже не нужен.
— Какое-то постановление готовится по Минстрою, чтобы инвесторы, вложившиеся в эти котельные, три года работали по старым тарифам?
— Это не постановление, это предусмотрено российским законодательством: на период окупаемости плюс два года сохраняется более высокий тариф для возврата инвестиций. Для населения на этот период времени тарифы останутся те же, что и сегодня. А после того, как будут отбиты все инвестиционные затраты, тариф имеет реальную возможность к снижению. Такое трехстороннее соглашение между ЕТО Челябинской области, инвестором и муниципалитетом мы подготовили, оно сейчас на согласовании в службах правительства. Я думаю, что в ноябре будет подписано. В принципе, у нас инвесторы уже пошли.
— Вообще много инвесторов, которые уже зашли на котельные?
— «Газдевайс» (Москва), производитель котлов из Санкт-Петербурга, челябинские компании «Челябкоммун­энерго», «Тепловые и Электрические системы».
— В каких муниципалитетах они заинтересовались котельными?
— Аргаяшский, Еткульский, Красноармейский районы.
— Какие у нас самые проблемные территории?
— Кыштым, Аргаяш, Карабаш, Агаповский район, Бакал. Причины примерно одинаковые: неэффективные котельные, плохое состояние сетей, слабая платежная дисциплина потребителей. 
…О тарифах для населения
— Все жители должны твердо понимать — их платеж за коммунальные услуги будет в 2011 году равен: платеж 2010 года умножить на 1,15. Насколько подорожает газ, электрическая энергия, вода, канализация, утилизация мусора — вопрос десятый. Когда просуммируются все эти счета, «на хвосте» должно быть на 15 процентов больше, чем в 2010 году.
— А как же либерализация рынка электроэнергии?
— Населения это не касается. Население платит по регулируемому тарифу. И индекс устанавливается ФСТ.
— Как же ее будут закупать по свободным ценам?
— Как было и ранее: за дешевую электроэнергию для населения прочие потребители, включая бюджетных, будут платить значительно дороже.
— А с перекрестным субсидированием тогда что?
— То, что касается электричества, не наш вопрос. Регулируемые тарифы для населения устанавливает ФСТ. Но углубление перекрестного субсидирования по электрической энергии будет совершенно точно.
Более того, если нам не дадут рассрочку ликвидации «перекрестки» на три года по тепловой энергии, под которую мы реально хотим субсидировать эту разницу населению для покрытия того, что пойдет свыше 15 %, то и здесь будет углубление перекрестки. А если не углубление, то это будут прямые убытки всех теплопроизводящих организаций, всех ТЭЦ, всех ГРЭС — просто убытки. Иначе никак.
— Программа гидроэнергетики, о которой так много говорилось минувшим летом, сейчас на какой стадии?
— У нас 24 ГТС на территории области, из них пять мы готовим к включению в программу производства электроэнергии. Нужны проекты, которые позволят понять вопрос со всех сторон: первое — целесообразность, второе — востребованность. За три копейки можно произвести электроэнергию за счет воды, но для того, чтобы ее доставить до потребителя, придется затратить на сети столько, что эта электроэнергия будет неконкурентна. У нас есть программа развития сетевого хозяйства в Челябинской области. Может быть, под эти объекты, если они покажут свою экономическую целесообразность, будем подстраивать инвестиционную программу МРСК Урала—Челябэнерго.
— Что за пять ГТС, о которых вы говорите?
— Пять мини-ГТС, запланированные на 2011-12 годы суммарной мощностью 2400 ватт: Аргазинское, Кусинское, на реке Юрюзань, Саткинское и Нязепетровский пруд. Инвестиции 165 миллионов рублей.
О московских инициативах и отношениях с федеральным центром
— Обсуждается идея по слиянию Курганской и Челябинской областей. Ваше мнение…
— Я считаю, что Челябинской области не надо этого. Это ухудшит наше финансово-экономическое положение. Курганская область глубоко дотационная. Мы тоже дотационны, но уровень дотаций наш рядом не стоял с Курганом. Эта обуза лежит на федеральном центре, пусть она там и остается.
У нас вертикаль власти, нравится это или не нравится, сформировалась. К чему это приводит? Вот приняли федералы программу 
«Чистая вода» — у регионов появляются дополнительные расходные обязательства, приняли программу энергоэффективности — у регионов снова появляются дополнительные расходные обязательства, приняли программу «Электронное правительство» — то же самое. И куда не кинь, получается, что региональным бюджетом в какой-то части управляет уже федеральный центр. Да, эти программы очень важны, но насколько они приоритетны для отдельно взятого региона — вопрос.
У нас есть своя областная программа развития сети автомобильных дорог. Она, по мнению руководителей федерального дорожного агентства, лучшая в стране. И что? Ну, получили мы в прошлом году один миллиард из федерального бюджета, но потратили-то семь. И на следующий год они закладывают около 830 миллионов на Челябинск. Мы закладываем восемь миллиардов.
— На метро в следующем году федеральный центр какие-то деньги выделит? В 2010 году не дали ни копейки.
— Общепризнано, что такие дорогостоящие объекты без участия федерального бюджета не построить. Как теперь уже очевидно, дешевле вести стройку в вялотекущем режиме, чем законсервировать ее. На завершение первой очереди необходимо примерно 25 миллиардов рублей, минимальный технологически необходимый объем в год — один миллиард рублей. Мы обратились в правительство России с просьбой софинансировать стройку в пропорции 50/50. Есть надежда, что получим.
И напоследок
— Удивительно, что вы можете на память назвать цифры по любой теме. Это у вас природный дар такой?
— Не думаю, скорее хобби. Был у меня в жизни тренер хороший, любил по ночам память на цифры проверять…
Для «Южноуральской панорамы»
КСЕНИЯ УФИМЦЕВА,
«Новый регион»

С начала работы новой губернаторской команды Михаила Юревича прошло двести дней. Срок немалый — достаточно для того, чтобы разобраться в ситуации, определить перспективы вверенной территории и начать собственные проекты. 

Гарантии под проекты

— Сергей Львович, в бюджете на следующий год заложены госгарантии под инвестиционные проекты. Уже известны какие-то площадки?

— Мы рассматриваем пять инвестиционных проектов: «Создание производственных мощностей по выпуску мясной продукции в Кунашакском районе» (стоимость 5,7 миллиарда рублей, запрошенная сумма гарантии со стороны области, которая должна быть выплачена банкам в случае провала проекта, — 3 миллиарда); «Строительство птицеводческого комплекса по производству мяса птицы» (стоимость проекта 4,2 миллиарда рублей, запрошенная сумма гарантии — 2,5 миллиарда рублей), «Расширение и реконструкция производственных мощностей по выпуску продукции птицеводства ЗАО «Уралбройлер» (стоимость проекта 1,5 миллиарда рублей, запрошенный объем гарантии — 1 миллиард рублей), «Реконструкция миньярского прокатно-термического завода» (стоимость проекта около 1 миллиарда рублей, запрошенный объем гарантии — 800 миллионов рублей) и «Реконструкция Бектышской птицефабрики» (стоимость проекта 3,5 миллиарда рублей, запрошенный объем гарантии — 100 миллионов рублей).

Кроме этого, подана заявка ОАО «КЖСИ» на выдачу госгарантии под облигационный займ объемом 2,5 миллиарда рублей на пополнение оборотного капитала для увеличения строительства жилья эконом-класса по программам корпорации. Раньше такой меры поддержки инвесторов в области практически не применялось.

— А если в уставный капитал ЮУ КЖСИ просто привлечь средства?

— Можно, конечно, пойти и таким путем. Вопрос, за счет чего. Если за счет размещения на рынке дополнительной эмиссии акций — путь правильный, но КЖСИ сегодня — компания непубличная, единственный акционер — правительство Челябинской области. Имидж ее, кроме того, подпортили действия прежнего руководства, поэтому успех такого размещения вызывает у нас серьезные опасения. Увеличить уставный капитал за счет бюджета — механизм абсолютно нерыночный: у бюджетных расходов, на наш взгляд, иные приоритеты, чем наращивать вложения в коммерческие структуры. Поэтому мы поддерживаем стремление нынешнего руководства компании превратить ее в серь­езного рыночного игрока.

— А что будет с неликвидами ЮУ КЖСИ? Никто же не покупает эти объекты.

— Сегодня на балансе корпорации 13 земельных участков разной степени готовности и освоения. Построенное на части из них жилье неликвидами я бы не называл. Скорее, это проблемные активы, построенные не в то время, не там, где есть спрос сегодня, на слабо инфраструктурно подготовленных участках для неопределенных групп потребителей. Наиболее яркий пример, который у всех на слуху, — Кундравы в Чебаркульском районе. 

Руководство корпорации ведет целенаправленную работу по снятию этих проблем. В частности, по Кундравам решены вопросы электро-, водо-, газоснабжения, канализования. Пара домиков из девяноста уже нашли своего покупателя. Возможно, нам удастся включить эти объекты в программы переселения из ветхо-аварийного жилья, непригодного для проживания, в программы обеспечения жильем военнослужащих, уходящих в запас, детей-сирот. Есть и другие достаточно интересные предложения. Так что с мертвой точки дело сдвинулось.

О проблемных дольщиках в строительной отрасли

— Как сейчас обстоят дела с проблемными дольщиками в области?

— Медленно, но вопросы решаются. Правительство области в меру своих возможностей оказывает помощь в снижении затрат инвесторов, различными законными путями освобождая их от платы за подключение к сетям инженерных коммуникаций. У ряда застройщиков КЖСИ выкупила свободные квадратные метры. В Копейске администрация города решает вопрос выкупа свободных квартир для предоставления переселяемым из непригодного для проживания жилья. По поручению губернатора следственные органы проводят проверки использования средств участников долевого строительства. Есть высокая вероятность того, что будут достроены и сданы уже в ближайшие месяцы объекты ООО «Массив» на Чуриловской площадке, сдан дом по улице Героев Танкограда ООО «Жилтехстрой», 1-я очередь дома по Комсомольскому проспекту ЖСК «Универсал». С участием КЖСИ продолжено строительство второй очереди этого дома, в счет стоимости переданного земельного участка ОАО «КПДиСК» предоставит жилье дольщикам и пайщикам ОАО «КАНИК», ЖСК «Полистром». Конечно, людям хотелось бы, чтобы государство просто взяло бы и за счет бюджета решило их проблему, однако закон такой путь не предполагает.

— А что будет с домом на Чичерина, который еще не сдан, но уже разрушается?

— Это один из самых сложных вопросов. Несмотря на то, что члены ТСЖ приняли решение о добровольном снижении площади своих квартир для привлечения дополнительных инвесторов на освободившиеся квадратные метры, проблема по состоянию безопасности самого объекта не решается. Сегодня администрация города рассматривает возможность профинансировать экспертизу и, возможно, снос объекта за счет средств на ГОиЧС. Тогда земельный участок будет выставлен на аукцион, и вырученные от его реализации средства возвратят членам ТСЖ.

— Позволите потом этим строителям, типа Берковича, Тартаковского, Мезенцева, которые так себя показали, строить?

— Вы знаете, если бы весь рынок строительства жилья и дальше шел в гору, развивался в той динамике, в которой он развивался до кризиса, этой проблемы бы не случилось. Проблема в том, что рынок просто рухнул. С другой стороны, что значит позволим — не позволим? То, что эти граждане не в «белом» списке, уже общедоступно — почитайте газеты или Интернет. Но закон же говорит о том, что земельные участки под жилье выделяются через аукционы. Компании приходят, побеждают на аукционе, и если их проектная документация соответствует всем требованиям, какие основания у государства брать палку и выгонять их оттуда? 

Есть вещи, которыми надо руководствоваться, если мы хотим нормально жить в правовом государстве.

Проблема еще и в том, что юридическая культура у нашего населения не особенно высока. Поэтому и договоры с застройщиками зачастую мутные: то ли долевое участие, то ли недолевое участие, все через пень-колоду.

— Какие вообще перспективы у нашей строительной отрасли?

— Провалились здорово в жилье. Причины известны, что уж про них говорить. В этом году, дай бог, чтобы ввели 1 миллион с небольшим хвостиком квадратных метров жилья на территории области против почти 1,5 миллиона в прошлом году. На следующий год у нас запланирован ввод 1 миллиона 300, и так с ежегодным ростом до 3 миллионов 700 тысяч квадратных метров в 2020 году. Вы сами понимаете, если мы выйдем на 3 миллиона 700 квадратных метров, то перспективы просматриваются.

Наследство от предшественников

— Что будет с областными предприятиями? Вы дали поручение министру промышленности Валерию Прудскому активизировать работу по приватизации. Может, их распродать?

— От части предприятий, действительно, нужно просто избавиться. Скажем, есть такое предприятие «Облжилкомхоз». Четыре-пять месяцев работаем, четыре-пять месяцев я не могу понять, в чем смысл его существования. На мой взгляд, это искусственная вещь, которая придумана непонятно кем и для чего. И это не единственный пример. Работа по инвентаризации всех вложений и их целесообразности идет.

— Давно идут разговоры о необходимости разделить Минстрой.

— Есть такие мысли, но всегда, когда что-то реформируется, надо просчитывать последствия — дороже это или дешевле. Сегодня Минстрой превратился в монстра. Министерство явно перегружено, считаю, что его было бы логично разделить на два. Одно, которое бы занималось инфраструктурными делами, коммунальным хозяйством, и второе, которое бы занималось строительством и дорогами. Но это пока мысли. Вы же понимаете, что любое разделение предполагает появление нового министра, новых заместителей, новых бухгалтеров, новых финансистов и так далее. И все это ведет к расширению чиновничьего аппарата.

— А можете пояснить, как обстоят дела по проблемам, доставшимся от прошлой администрации: например, расчеты по ледовой арене «Трактор», кардиоцентру.

— Ну, ледовая арена строилась коряво, сразу скажем. Начиналось все совершенно не с того проекта, который реализовался в окончательном виде. Была какая-то гонка за результатом, поскольку хоккейным руководством были обозначены определенные даты. 

Причины понятны, но делалось все через пень-колоду. В итоге получилось, что объект, первоначально стоивший порядка 900 миллионов рублей, стал дороже практически в два раза.

Когда мы пришли, первое, с чем нам там пришлось столкнуться, — масса исков челябинских подрядчиков, с которыми компания «БСК», выигравшая конкурс, не рассчиталась. Стали выяснять причину — оказалось, в контрактах субподряда заложена заниженная заработная плата и не предусмотрены дополнительные объемы работ. В конечном итоге признали, что сметная стоимость занижена порядка на 300 миллионов рублей, и для погашения всех счетов необходимо принять и оплатить эти затраты.

В кардиоцентре беда примерно такая же. Когда начинал строиться этот федеральный объект, нормальной проектной документации не было. На стадии завершения выяснилось, что какие-то противодымовые двери не в той норме, которая должна быть в Российской Федерации. Решили поставить дополнительные двери. Поставили… А двери эти открываются только в одну сторону. 

Теперь наши надзорники говорят: «Двери эти в одну сторону открываются. Поэтому нужны специальные решения для тех, кто с другой стороны двери». И вот сейчас надо ехать в Москву за решением о специальных технических условиях. Что это за технические условия — никто не знает: то ли чтоб наши люди с противогазами лежали, то ли какие-то другие… Все эти беды от того, что у нас начинается дело без окончательно узаконенной, прошедшей соответствующую экспертизу проектной документации.

Большой вопрос возник с получением пожарного гидроподъемника. Гос­контракт проавансирован на сто процентов, но производитель отказывается отгружать готовый подъемник, требуя доплатить около 250 тысяч евро. Начинаем разбираться: если поставка из-за границы — должен быть конт­ракт, паспорт сделки. Так оказывается, у компании, с которой правительство заключило контракт, даже нет этого подъемника в экспортном контракте. Правительство Челябинской области свои обязательства выполнило полностью. 

А вот следующее звено — немецкая компания — не доплатила финской стороне эти 250 тысяч. И вот такой белиберды — мама родная! Наверное, обозначенные проблемы не последние, что-то еще по ходу выявится.

— Так сколько всего за подъемник заплатили?

— 60 миллионов рублей — сто процентов стоимости госконтракта!

Об энергетике и перекрестном субсидировании

— К отопительному сезону удалось со всеми долгами за ТЭР рассчитаться?

— Акт готовности получили, всеми сторонами он подписан. Сегодня такой проблемы нет. За период работы нового состава правительства задолженность перед основными поставщиками ТЭР снижена с 1,1 миллиарда рублей до 70 миллионов рублей. Всем муниципальным образованиям, которые доказали, что по объективным факторам организации, участвующие в теплоснабжении, имели запланированные убытки, оказана финансовая помощь из областного бюджета.

Единственный сейчас проблемный объект — Бакальская котельная, которая управляется предприятием, созданным Челябинскрегионгазом. На следующий год будем смотреть, как ее заменить более эффективными источниками. В Локомотивном возникнет та же проблема. Там котельная отапливает и воинскую часть, и поселок Локомотивный. Для воинской части 2011 год — последний год существования. Баланс тепловой энергии на данной котельной, конечно, такой уже не нужен.

— Какое-то постановление готовится по Минстрою, чтобы инвесторы, вложившиеся в эти котельные, три года работали по старым тарифам?

— Это не постановление, это предусмотрено российским законодательством: на период окупаемости плюс два года сохраняется более высокий тариф для возврата инвестиций. Для населения на этот период времени тарифы останутся те же, что и сегодня. А после того, как будут отбиты все инвестиционные затраты, тариф имеет реальную возможность к снижению. Такое трехстороннее соглашение между ЕТО Челябинской области, инвестором и муниципалитетом мы подготовили, оно сейчас на согласовании в службах правительства. Я думаю, что в ноябре будет подписано. В принципе, у нас инвесторы уже пошли.

— Вообще много инвесторов, которые уже зашли на котельные?

— «Газдевайс» (Москва), производитель котлов из Санкт-Петербурга, челябинские компании «Челябкоммун­энерго», «Тепловые и Электрические системы».

— В каких муниципалитетах они заинтересовались котельными?

— Аргаяшский, Еткульский, Красноармейский районы.

— Какие у нас самые проблемные территории?

— Кыштым, Аргаяш, Карабаш, Агаповский район, Бакал. Причины примерно одинаковые: неэффективные котельные, плохое состояние сетей, слабая платежная дисциплина потребителей. 

…О тарифах для населения

— Все жители должны твердо понимать — их платеж за коммунальные услуги будет в 2011 году равен: платеж 2010 года умножить на 1,15. Насколько подорожает газ, электрическая энергия, вода, канализация, утилизация мусора — вопрос десятый. Когда просуммируются все эти счета, «на хвосте» должно быть на 15 процентов больше, чем в 2010 году.

— А как же либерализация рынка электроэнергии?

— Населения это не касается. Население платит по регулируемому тарифу. И индекс устанавливается ФСТ.

— Как же ее будут закупать по свободным ценам?

— Как было и ранее: за дешевую электроэнергию для населения прочие потребители, включая бюджетных, будут платить значительно дороже.

— А с перекрестным субсидированием тогда что?

— То, что касается электричества, не наш вопрос. Регулируемые тарифы для населения устанавливает ФСТ. Но углубление перекрестного субсидирования по электрической энергии будет совершенно точно.

Более того, если нам не дадут рассрочку ликвидации «перекрестки» на три года по тепловой энергии, под которую мы реально хотим субсидировать эту разницу населению для покрытия того, что пойдет свыше 15 %, то и здесь будет углубление перекрестки. А если не углубление, то это будут прямые убытки всех теплопроизводящих организаций, всех ТЭЦ, всех ГРЭС — просто убытки. Иначе никак.

— Программа гидроэнергетики, о которой так много говорилось минувшим летом, сейчас на какой стадии?

— У нас 24 ГТС на территории области, из них пять мы готовим к включению в программу производства электроэнергии. Нужны проекты, которые позволят понять вопрос со всех сторон: первое — целесообразность, второе — востребованность. За три копейки можно произвести электроэнергию за счет воды, но для того, чтобы ее доставить до потребителя, придется затратить на сети столько, что эта электроэнергия будет неконкурентна. У нас есть программа развития сетевого хозяйства в Челябинской области. Может быть, под эти объекты, если они покажут свою экономическую целесообразность, будем подстраивать инвестиционную программу МРСК Урала—Челябэнерго.

— Что за пять ГТС, о которых вы говорите?

— Пять мини-ГТС, запланированные на 2011-12 годы суммарной мощностью 2400 ватт: Аргазинское, Кусинское, на реке Юрюзань, Саткинское и Нязепетровский пруд. Инвестиции 165 миллионов рублей.

О московских инициативах и отношениях с федеральным центром

— Обсуждается идея по слиянию Курганской и Челябинской областей. Ваше мнение…

— Я считаю, что Челябинской области не надо этого. Это ухудшит наше финансово-экономическое положение. Курганская область глубоко дотационная. Мы тоже дотационны, но уровень дотаций наш рядом не стоял с Курганом. Эта обуза лежит на федеральном центре, пусть она там и остается.

У нас вертикаль власти, нравится это или не нравится, сформировалась. К чему это приводит? Вот приняли федералы программу «Чистая вода» — у регионов появляются дополнительные расходные обязательства, приняли программу энергоэффективности — у регионов снова появляются дополнительные расходные обязательства, приняли программу «Электронное правительство» — то же самое. И куда не кинь, получается, что региональным бюджетом в какой-то части управляет уже федеральный центр. Да, эти программы очень важны, но насколько они приоритетны для отдельно взятого региона — вопрос.

У нас есть своя областная программа развития сети автомобильных дорог. Она, по мнению руководителей федерального дорожного агентства, лучшая в стране. И что? Ну, получили мы в прошлом году один миллиард из федерального бюджета, но потратили-то семь. И на следующий год они закладывают около 830 миллионов на Челябинск. Мы закладываем восемь миллиардов.

— На метро в следующем году федеральный центр какие-то деньги выделит? В 2010 году не дали ни копейки.

— Общепризнано, что такие дорогостоящие объекты без участия федерального бюджета не построить. Как теперь уже очевидно, дешевле вести стройку в вялотекущем режиме, чем законсервировать ее. На завершение первой очереди необходимо примерно 25 миллиардов рублей, минимальный технологически необходимый объем в год — один миллиард рублей. Мы обратились в правительство России с просьбой софинансировать стройку в пропорции 50/50. Есть надежда, что получим.

И напоследок

— Удивительно, что вы можете на память назвать цифры по любой теме. Это у вас природный дар такой?

— Не думаю, скорее хобби. Был у меня в жизни тренер хороший, любил по ночам память на цифры проверять…

Для «Южноуральской панорамы»
КСЕНИЯ УФИМЦЕВА,
«Новый регион»

 


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты