Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Нелегкая доля легпрома

1 Июня 2013
Нелегкая доля легпрома

Руководители южноуральских предприятий легкой промышленности посовещались и решили, что проблем у отрасли гораздо больше, чем продаж. Правда, и перспективы есть, успокаивают в региональном минпроме: область диверсифицирует экономику, и локомотивом в этом процессе станут как раз текстильщики и обувщики, а не металлурги и машиностроители.

Что тревожит текстильщиков и обувщиков?


Руководители южноуральских предприятий легкой промышленности посовещались и решили, что проблем у отрасли гораздо больше, чем продаж. Правда, и перспективы есть, успокаивают в региональном минпроме: область диверсифицирует экономику, и локомотивом в этом процессе станут как раз текстильщики и обувщики, а не металлурги и машиностроители.


В профильном министерстве также призывают производителей одежды и обуви не замыкаться на падении объемов, которому уже перестали удивляться из года в год, а конкретно формулировать — чем можно помочь. Ведомство готово рассмотреть все предложения и донести их на федеральный уровень. Только, как скоро дело сдвинется там, — неизвестно.

Говорят, все пока находится на стадии осознания, что мы все же проиграли китайцам и нелегалам, ввозящим контрафакт. Однако еще большей проблемой для представителей легпрома оказалось обличить свои мысли по изменению ситуации в пункты протокола так, чтобы не нарушить антимонопольное законодательство и правила госзакупок.

 

Берцы «made in China»


Когда-то практически в каждом городе региона работали собственные обувные, швейные и трикотажные фабрики. Сегодня их можно пересчитать по пальцам. Это и послужило поводом для шуток по превращению легкой промышленности в «легонькую». А еще про то, что всех нас одел и обул Китай: только кого-то — легальный, а кого-то — подпольный. Последнее, к несчастью, более вероятно.


— До сих пор на рынке 90 процентов обуви китайского производства, и никакие меры господдержки сейчас не позволяют легкой промышленности прирастать темпами, которые прописаны в Стратегии до 2020 года — 50 процентов рынка мы должны будем вернуть себе, отодвинув на задний план Китай, — говорит Владимир Денисенко, гендиректор челябинской обувной фабрики «Юничел». — Это невозможно. Сегодня все российские предприятия производят, дай бог, 15 процентов. А через Казахстан поступает контрафакт в огромных объемах. Что мы комнатные тапочки те же шить сами не сможем?


— Я вообще поражаюсь, как могли отдать заказ на пошив военной формы противнику? — поддерживает тему Станислав Малиновский, гендиректор копейской фабрики «Сталма-Спецодежда». — Здесь — поуже, там — пошире, тут — колет, там — тянет, пуговица на ходу оторвалась… А солдат должен мастерски сражаться… Здесь во главу угла надо ставить качество изделий, хотя раньше военпред контролировал даже качество сырья! Спрашивается, случись война, мы тоже будем к кому-то обращаться?!
Чебаркульскую фабрику костюмов «Пеплос» в этом отношении хвалят: мол, молодцы, держат рынок.


— А кто сказал, что у нас все хорошо?! — поднимает брови руководитель фабрики Валерий Захорчук.

На нем — костюм собственного производства. Это более престижная марка. Уже 15 лет гендиректор тяготеет именно к ней, поражая коллег таким патриотизмом. Вот, правда, в фирменных магазинах, через которые идет сбыт, костюмов сейчас практически не сыщешь.

— Сейчас идет спад на классическую одежду, — объясняет ситуацию Валерий Захорчук. — Поэтому мы делаем акцент на мужские сорочки и одежду casual (повседневная. — Прим. авт.).


На отраслевом совещании, при довольно ограниченном числе собравшихся, Валерий Георгиевич честно признался — абсолютно все это производится в Китае. Но «все хорошее, настоящее».

 

Швейных дел не мастера


— Именно эта отрасль повышает качество жизни населения и дает наибольшее число рабочих мест, — отмечал не раз руководитель регионального минпрома Егор Ковальчук.
Но кадры за швейный станок почему-то не рвутся.


— Заказы набрать можно, но как уложиться в сроки исполнения, прописанные в договоре? Кадров-то нет. А на стороне размещать заказы после проведения открытого аукциона нельзя, — сетует Валентина Леонова, директор ООО «Таганай-Урал». — Швей никто не учит. Раньше швей готовило местное училище, сейчас подготовку свернули и стали выпускать дизайнеров…


— Мы пробовали работать с центрами занятости. Служба свои деньги из бюджета получила, а я провел практику бесплатно, за просто так обу­чил народ на своей базе, — рассказывает Станислав Малиновский. — Раньше были отделы технического образования, где учеников готовили своими силами. Может, есть смысл вернуть эту практику? Но нужно будет получать лицензию.

 


Спасительный школьник


— Надеемся только на то, что поправим свое положение, когда официально введут школьную форму, и рассчитываем, что поможет администрация города и области, — говорит Валерий Захорчук. — Это единственный шанс помочь местным предприятиям.


Конструкторам на фабрике уже дали задание — разработать форму не только для мальчиков, но и для девочек. Начали также работать со школами. Ненавязчиво.

— Спрашиваем, что они хотели бы видеть, — поясняет Захорчук.

Однако на этом же поприще есть примеры агрессивного маркетинга со стороны конкурентов.

— Школы размещают объявления фирм по пошиву формы — из Бишкека, например, — на своих сайтах, вешают на досках объявлений, хотя реклама в школах запрещена, — негодует директор «Пеплоса». — Я предлагаю подключить министерство образования: чтобы представители ходили по школам и рекомендовали поддерживать местного производителя.

— Задача-то понятна — чтобы при размещении заказов приоритет получали наши, — не выдержал Владимир Денисенко. — Но как конкретно прописать это предложение, чтобы не было претензий со стороны антимонопольщиков?!


Вопрос так и остался открытым, а руководитель обувного предприятия предложил еще некоторые меры, призванные подтянуть местный легпром. Прежде всего, по его словам, надо отрегулировать рынок и ввести защитные меры:


— Европейцы, например, ввели цивилизованные ввозные пошлины — 16 процентов. А у нас по условиям ВТО их будут понижать до 5 процентов.

Впрочем, как поделился он, эти сборы и так никто не платит либо занижает стоимость товара. Поэтому на нерадивого конкурента в лице китайских «контрафакт­чиков» надо идти с открытым забралом и брать не только качеством, но и дизайном изделий.

— Отслеживать тенденции домов моды, которые генерируют трендовые идеи. Ездить на выставки, смотреть на продажи в бутиках, где собственно и идет отсев — что реально продается, а что нет, — советует всем коллегам Владимир Денисенко.


Только почему-то китайский контрафакт тоже подозрительно похож на творения заокеанских дизайнеров. А одеваться и обуваться модно и при этом недорого хочется всем…


 

ЗНАЙ НАШИХ

ЗАО «Юничел»


Штат — 1 326 человек. В 1992?м «Юничел» стал наследником обувного гиганта — Челябинской обувной фабрики, выпускавшей в год более 5 миллионов пар обуви, часть которой даже отшивалась на экспорт. Сейчас годовой объем выпуска — 3 миллиона пар. Торговая сеть компании состоит из более чем 320 магазинов в различных регионах России.

ОАО «Пеплос»


Штат — 650 человек. Швейная фабрика «Пеплос» (в прошлом Чебаркульская швейная фабрика) входит в десятку крупнейших российских производителей мужской одежды. В ее ассортименте более 60 моделей костюмов. Объем производства — 120 000 единиц ежегодно. Открыта сеть фирменных магазинов в различных регионах России.

ООО «Магнитогорская обувная фабрика»


Штат — 525 человек. Основное направление деятельности — производство и продажа обуви торговой марки «Фома» для детей различных возрастов, в том числе и самых маленьких. В советское время предприятие выпускало 75 % всей обуви, изготавливаемой в области. Сегодня объем выпускаемой продукции — 300 тысяч пар в год.

ОАО «Швейная фабрика «Силуэт»


Штат — 350 человек. Начинает свою историю с 1929 года. Это единственное предприятие не только в области, но и в Уральском регионе, производящее предметы женского туалета. В настоящее время фабрика специализируется на пошиве корсетных изделий и широкого ассортимента бель­евого трикотажа.


ЗАО «Зюраткуль»


Штат — 200 человек. Специализируется на пошиве военной экипировки и спецодежды. Кроме того, в ассортименте такие специфические позиции, как бронежилеты, палатки, солдатские сумки, ремни для ношения стрелкового оружия и другие очень важные и серьезные вещи.

ОАО «Троицкая швейная фабрика»


Штат — 101 человек. Мощности оснащены несколькими производственными линиями, на которых отшивается внушительный ассортимент продукции для взрослых, детей и младенцев. К взрослому ассортименту относятся также форменная военная одежда и рабочие спецовки. Есть собственное ателье для работы с индивидуальными заказчиками.

ОАО «Челябинский трикотаж»


Штат — 80 человек. Берет начало от артели «Трикотажник», образованной в Челябинске осенью 1941 года. Специализируется на выпуске верхнего вязаного трикотажа и вязаной спецодежды торговой марки Desso. Сбытом и продвижением продукции этого бренда занимается дочернее предприятие ООО «Торговый дом «Имидж».

ЗАО «Копейская швейная фабрика «Сталма-С»


Штат — 60 человек. Открылась в 1945 году. Сейчас специализируется на выпуске спецодежды, мягкого инвентаря, тентов для автомобилей всех марок, торговых палаток, брезентовых пологов, тентов летних кафе и всевозможных рекламных тентов, различных чехлов и даже такой специфической продукции, как боксерские ринги. Разработали дизайн и сшили несколько десятков комплектов одежды для копейских дворников.

 

ЦИФРЫ

• Действует «Областная целевая Программа развития малого и среднего предпринимательства в Челябинской области на 2012-2014 годы», объем финансирования —
540,4 млн рублей.


• Определены Порядки предоставления в 2012-2014 годах субсидий (на возмещение части процентов по кредитам, части затрат на закупку сырья и материалов, техническое перевооружение).


• Практически все технологическое оборудование для предприятий легкой промышленности освобождено от ввозных таможенных пошлин и налога на добавленную стоимость.

• Ведется борьба с нелегально произведенной и ввезенной продукцией.

 

КОММЕНТАРИЙ


Егор Ковальчук, министр промышленности и природных ресурсов Челябинской области:


— Легкая промышленность занимает очень небольшую долю в общем объеме производства валового регионального продукта — порядка 2 процентов. Но это не означает, что отрасль не развита. Структура экономики такова в силу исторических причин: большая часть областных предприятий — машиностроительные и металлургические заводы. А легпром — это своеобразный плацдарм с перспективой роста.


Но риски здесь серьезные. Во-первых, огромная проблема с контрафактом и таможенным регулированием из-за пограничного расположения региона. Во-вторых, есть сложности с контролирующими органами и различными рода проверками, поскольку легкая промышленность в основном относится к сфере малого и среднего бизнеса. Наконец, отрасль сильно зарегулирована, и на нее не распространяется стимулирующее налогообложение.


Такие проблемы, в принципе, испытывают все регионы — они уже озвучены на федеральном уровне, где сейчас прорабатываются законодательные решения.










Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты