Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Флейтист и контратенор—о добром и вечном

17 Декабря 2009
Флейтист и контратенор—о добром и вечном

В челябинском органном зале выступал музыкант из Швейцарии Игорь Ретнев

В челябинском органном зале выступал музыкант из Швейцарии Игорь Ретнев. Он родился и вырос в Челябинске, участвовал (и побеждал) в международной благотворительной программе «Новые имена». В 1997 году — лауреат международного конкурса имени Рубинштейна, конкурса культурных проектов института «Открытое общество» (фонд Сороса). Игорь Ретнев — выпускник Московской консерватории. С 1996 года исполняет старинную музыку, выступает с концертными программами как контратенор и траверс-флейтист. С 1998 года — студент института старинной музыки Schkola Cantorum Basiliensis (Швейцария) по классу вокала, а с 1999 года — по классу траверс-флейты. Успешно концертирует в Германии и Швейцарии.На концерте в Челябинске Игорь Ретнев выступал в качестве дирижера — с камерным оркестром «Классика». Звучали Гендель, Брамс, Сальери, Бах.

— Игорь, выступаете не впервые в Челябинске. Кто ваши учителя?
— С тех пор, как уехал из Челябинска, выступаю здесь в шестой раз. Но в каждую программу стараюсь привнести что-то новое. Мой учитель — руководитель камерного оркестра «Классика» Адик Абдурахманов. Я учился у него играть на флейте. Очень уважаю и люблю этого музыканта.


Свое музыкальное обучение в Челябинске я начал в вокально-хоровой школе «Мечта» под руководством Владимира Шереметьева. Но после ломки голоса петь перестал, сосредоточив интересы на флейте. Затем — Челябинское музыкальное училище, Московская консерватория. В годы учебы в Москве вернулся к пению. Контратенор — редкий мужской голос…

Мне предложили продолжить вокальное образование в одном из ведущих европейских Центров старинной музыки в Базеле, в Швейцарии. И я не отказался! Два года назад начал заниматься дирижированием. Прошел мастер-класс у Юрия Симонова, бывшего главного дирижера Большого театра.


— При каких обстоятельствах вы попали в программу «Новые имена»?
— Мой путь в музыку, мои первые победы — во многом заслуга мамы. Под ее влиянием я этим увлекся. Она тоже музыкант, преподает в Челябинской академии культуры и искусств. Музыкой я занимаюсь с семи лет.


— Где вы гастролировали? Может быть, в каких-то знаменитых залах?
— Я специализируюсь на старинной музыке. А старинную музыку исполняют, в основном, в храмах, католических костелах. В Швейцарии — в основном, в Цюрихе, Женеве, Базеле. А еще в Германии, Австрии. За границей, в Швейцарии, живу с 1998 года. Я женат, у меня дочь Настя, ей два года.


— Как наш челябинский орган в сравнении со всеми прочими, на которых вы играли?
— В Челябинске очень хороший орган. И здесь очень хороший органист — Владимир Хомяков. Думающий, чувствующий, очень грамотный в смысле стиля.


— В каких-то знаменитых проектах вы еще участвовали?
— В разных проектах постоянно участвую. В этом году что было интересного? Был юбилей знаменитого женевского музыканта Жана Кальвина (1509—1564; француз-ский богослов, реформатор церкви, основатель кальвинизма. — Авт.). В Женеве проходили концерты, посвященные этой дате. Выступал на них как контратенор. Голосов этого тембра в мире очень мало. Но Челябинск может гордиться!

Здесь есть контратенор, он молод, но уже знаменит. Это Артем Крутько. Он поет в театре оперы и балета имени Глинки.


— Как за границей организованы органные концерты? Есть ли абонементы, например для детей, молодежи? Привлекают эти возрастные категории к воспитанию через такую музыку?
— Орган на Западе — инструмент, который вовлечен в католическую и протестантскую церкви. И в церкви у органа, скорее, рабочая, служебная функция. На службу приходит церковная община, выходит органист, играет. А собравшиеся люди вместе с церковным хором поют… У органиста есть постоянная возможность играть перед публикой, внутри службы.


Что касается привлечения молодежи и детей… Они ходят на концерты. Но, как правило, это молодежь и дети из семей интеллигенции. Для них существуют специальные детские и юношеские билеты. Но очень много концертов проводится не по билетам. Люди приходят на концерт — вход бесплатный. Однако при выходе каждый дает столько денег, сколько сочтет нужным.

Состоятельные люди дадут 100 франков, менее состоятельные — 10 франков. Тот, кому не понравилось (или ему нечего дать), может вообще пройти мимо и ничего не дать. А если у человека, допустим, большое состояние и ему концерт очень понравился, он может дать 500 франков.


— Пишут ли на Западе современные композиторы для органа? Знаю, в России у Микаэла Таривердиева были такие произведения… А там, за границей?
— Да, конечно! У органа огромные возможности, орган может заменить собой целый оркестр. И композиторы, аранжировщики перекладывают, кроме того, музыку специально для органа. На Западе часто проходят такие концерты, как джаз на органе, поп-музыка на органе и даже «Металлика» на органе. Все возможно для органа!


— Я слышала, на Западе используют передвижные органы. Вам приходилось видеть такие?
— Не раз приходилось. Они используются в камерной, ротариальной музыке.

На них исполняются «Страсти Христовы» — по Матфею, «Страсти…» — по Иоанну… Или просто — кантаты церковные. Это, как правило, маленькие органы, которые можно переносить. Используют их и в храмах, и на концертах. Но есть и более мощные передвижные органы. Знаю, в Ватикане такой появился относительно недавно. Он весит 3,5 тонны.


— Ваши любимые композиторы?
— Моцарт, Мендельсон. Вообще-то я все люблю. Просто бывают в жизни этапы, когда один композитор ближе и дороже. А потом пройдет этот этап и ближе становится другой.


— Расскажите о перспективах, планах.
— Весной вновь выступаю в Челябинске. Буду петь в театре оперы и балета имени Глинки.


— Что можете пожелать нашим читателям?
— Счастья и любви в новом году! Ходите на концерты классической музыки. В первую очередь на концерты камерного оркестра «Классика». Эта музыка добрая, вечная!


ИРИНА БОГДАНОВА


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты