Стекло и живопись. Деревенский художник Виктор Козейчик умеет преображать реальность в сказку

27 Марта 2014
Стекло и живопись. Деревенский художник Виктор Козейчик умеет преображать реальность в сказку

Однажды, бродя по выставке живописи, я, можно сказать, наткнулась на пейзаж, который потом очень долго держал в плену мою память. Было в нем что то такое детски восхищенное, праздничное.

Однажды, бродя по выставке живописи, я, можно сказать, наткнулась на пейзаж, который потом очень долго держал в плену мою память. Было в нем что то такое детски  восхищенное, праздничное.

Это как посреди скучного собрания людей, говорящих ни о чем, кто-то веселый вдруг свободно расхохотался, рассказал что то свое, всех заинтересовавшее, и волшебно изменил общее настроение. Люди заулыбались и ожили, как будто их расколдовали. За это невольное волшебство начинаешь уважать и помнить имя художника. Хотя червячок сомнения внутри гложет — не случайно ли так «вкусно» получилась эта картина? И я стала искать автора.

Узнала, что Виктор Петрович Козейчик живет себе в селе Долгодеревенском. Давно, с 1976 года. И все художники его давным-давно знают, потому что на выставках он участвует постоянно. В «Союз художников» почему-то не вступает. «Наверное, без надобности ему в его деревне», — сказали мне, но номера телефонов дали. Ни по одному никто не отвечал. Длилось это почти год, пока моя подруга — матерый такой журналист (если ей нужно будет, она медведя в зимнем лесу найдет и разбудит — для пользы дела, конечно!), не взялась за поиски профессионально, прямо с районной администрации, и конечно же, все быстренько состоялось.

Оказалось, художник приболел. Но как только выздоровел, мы встретились в его мастерской, и я в который раз убедилась в том, что хорошей живописи случайно, абы у кого не появляется.

Немного биографии

Главная благодарность художника, еще детская — Николаю Ивановичу Омельченко, руководителю изостудии Дворца культуры машиностроителей в Златоусте. Вернувшись инвалидом с фронтов Великой Отечественной войны, он смог сделать студию центром притяжения для многих златоустовцев — детей и взрослых. Трудно переоценить значение таких людей. В судьбах своих учеников они становятся главными учителями. Студия работала днем и вечером.

Мальчик из рабочей семьи после учебы в школе ходил учиться быть художником. Позже поступил в педучилище родного города и стал учителем рисования. Был среди первых выпускников этого отделения. Продолжил образование в Магнитогорском пединституте, на знаменитом у нас «Худграфе». В Долгодеревенское Виктор Петрович приехал с женой Натальей Николаевной «по распределению» (если кто еще помнит, что это такое) в недавно организованную школу искусств. С тех пор здесь и живет. При его участии и руководстве работает художественно — оформительская мастерская. Они делают декорации для сцены местного Дома культуры, открывают выставки, дают мастер-классы. Да мало ли чего еще.

В какой-то момент заинтересовался Виктор Петрович художественным стеклом. Начинали с имитации витражей на нитролаках, потом заинтересовала техника спекания цветного стекла. Поскольку секретами в те времена никто не делился, деятельно «изобретали велосипед», переводя дорогое сырье ящиками. Теперь блюда его работы сияют всеми цветами радуги. Они сюжетны, снабжены текстами и заразительно веселы. Удивительным образом стекло повлияло на живопись и графику. А как же, блеск, яркость, игра бликов, чистота цвета, прозрачность — очень это азартная вещь — художественное стекло. Фьюзинг, одним словом!

Волшебник из Долгодеревенского

А на том пейзаже, с которого я начинала рассказ, художник написал выпавший летом снег. На цветущие кусты и пышную зелень, на маленький домик с высоким крыльцом вдруг обрушилось зимнее новогодье. Теплое и холодное, черное и розовое, белое и зеленое — и ничего на этой картине не гибнет, все волшебно сосуществует.

Виктор Петрович владеет многими интонациями, приемами и ничего не боится. Его гармонии сложны. Они наивны и «французисты», фольклорны и задумчивы, ярки и спокойны. Его персонажи излучают дружелюбие и оптимизм. И тот, который однажды проснулся в гнезде на вершине дерева. Он что то радостно орет навстречу солнцу, расставив руки и ноги. Взрослый мужик в ситуации птенца. И другой, лежащий как слон с крохотным сентиментальным цветочком в руке. «Все хорошо!» — называется работа.

Рисунки и картины Виктора Ивановича несомненно увидены в реальной жизни, но сказочно преображены. Дремучий мужик бережно несет на руках крошечную нежно-зеленую русалочку. Роскошная блондинистая Муза озорно и лукаво соблазняет темнолицего художника. Он счастливо и виновато поглядывает на нас из-под ее роскошного тела.

А в пейзажах все природные катаклизмы в виде инея, снега, листопада, дождей и туманов приобретают то же волшебное изобилие и великолепие. Они, конечно же, из сказки. Но, уверяю вас, имеют конкретных прототипов и конкретные адреса. Можно поехать, увидеть самому и поблагодарить художника за волшебство. Все недалеко, в нашем селе Долгодеревенском. Там живет и работает прекрасный художник Виктор Козейчик, что родом из Златоуста.

Челябинцы смогут увидеть его работы на майской выставке «НЮ» в челябинском Выставочном зале СХ России.

Ирина Духина, искусствовед, фото автора

 

 

 

 

 

Поделиться

Публикации на тему
  • 12.07.2024 | 11:48
    Не по нотам. Как в Челябинске стартовал «Курчатов-фест»

    А ведь это был даже не выходной, а будний день недели, 11 июля. И довольно позднее время начала концерта, 20:00, сулило большие проблемы с возвращением домой. Однако, несмотря на эти неудобные бытовые детали, к назначенному часу на площади Науки в столице Южного Урала стали собираться зрители.

  • 06.07.2024 | 14:41
    Челябинский театр кукол завершает сезон в атмосфере античности

    Премьерный спектакль «Медуза Горгона» рассчитан на зрительскую аудиторию от 12 и выше. Причем «выше» не имеет возрастной границы. Он одинаково и по-разному интересен и юным зрителям, и тем, кому за…

Новости   
Спецпроекты