Я поеду в Кунашак, буду кушать бешбармак, или В погодное свинство — за ротаном-братаном

11 Декабря 2008

Ротан — рыба своеобразная, всеядная и сама по себе почти без костей. Голова со щеткой мелких зубов, как у мастодонта, и занимает одну треть всего тела. Мясо белое и жирное, а посему этот озерный дракоша больше всего пригоден на котлеты, которые обязательно нужно сдабривать луком и чесноком.

Привет, коллеги по рыболовному цеху! Не удивляйтесь моим музыкальным выкрутасам,
поскольку в прошлом и настоящем свой хлеб я зарабатываю на свадьбах и прочих людских увеселениях. Так уж получилось, что глобальная популярность, повисла на шее у других представителей шоу-бизнеса, а мы «кульковские» (институт культуры) международных премий и известности в своей жизни так и не дождались. Да и хрен с ними! Зато сегодня, в поисках рыбы, мы умеем с таким рвением долбить лед, с каким раньше на фоно долбили всевозможные гаммы, упражняясь на нервах своих соседей. И все бы хорошо, да только долбить сегодня нечего. Кто-нибудь скажет, а где наш лед?!

Кунашак, Кунашак… Я не случайно начал с этого уральского села, поскольку в оном в прошедшие выходные мы в очередной раз скоморошничали на свадьбе. Рыбы на столах было всякой. Разумеется, у меня возник вопрос: откуда такое кулинарное изобилие при нынешней рыбацкой погодной неустроенности. Ответ оказался на поверхности, а вернее в четырех километрах от Кунашака и название этому озеро Кунтуды.

Кунтуды — озеро большое, и сегодня льда на нем нет. Вопрос: так какого ляда мошной трясем?! Объясняю! Рядом с этой озерной конкретикой находятся две болотины, которые выписали себе лед еще полмесяца назад. Озерца относительно маленькие и неглубокие, отсюда и ледовая твердь, несмотря на всеобщее потепление.
Как добраться? Да просто! На развилке возле Кунашака съезжаем прямо в поля. Дорога аборигенами вполне укатана, так что проблем никаких даже для самого что ни на есть «запорожца». Мало кто ведает, каких размеров там водится рыба, а именно — Ротан! Вообще-то, ваш покорный слуга не любитель ловли пресноводных бычков. Но когда эти башковитые вырастают до килограмма, даже я готов перед ними потрясти своим самодуром…

Ротан — рыба своеобразная, всеядная и сама по себе почти без костей. Голова со щеткой мелких зубов, как у мастодонта, и занимает одну треть всего тела. Мясо белое и жирное, а посему этот озерный дракоша больше всего пригоден на котлеты, которые обязательно нужно сдабривать луком и чесноком. Воняет батенька, видимо, жирок лишний. Но это опять же в зависимости от места своего обиталища. Кстати, на озере Ачликуль, где в прошлом по ночам мы караулили сига, нам попутно цеплялись на крючки вполне съедобные 300-граммовые головешки, чьи вкусовые качества были на должном уровне. Одним словом, ротан-братан — это самая доступная добыча пенсионеров и прочих ботиночников, у которых денег на настоящую насадку и прикормку попросту нет.
Вот же печаль! У пенсионеров денег нет, а у нас рыбачков льда нет. Просто свинство погодное! Вот и приходится ловить не знамо что, становясь в одну шеренгу с убогими от рыбалки. Ну да ладно, Кунашак, так Кунашак! Ударим куриной печенью по змееподобным болотным обитателям.

Оказавшись на берегу безымянного водоема, разгружаем свой нехитрый рыбацкий скарб. Здесь же возле машины режем на мелкие кубики куриную печенку, которая сегодня будет являться основной насадкой. Ну все, с богом!
Первые шаги по льду, толщина которого около шести сантиметров. И хотя этого вполне достаточно для безопасного движения, но мы все равно немного осторожничаем и обходим стороной подтаявшие камышовые курни. Выйдя за камыши на чистину, делаем первые пробные лунки. Глубина здесь более метра, и в прозрачной воде на дне хорошо видны большие травяные лопухи. По словам местных рыбаков, именно в таких местах с травой на мясо ловится ротан, средний вес которого 150 — 400 граммов. Ну что ж, приступим…

Настройка удочки самая что ни на есть элементарная. На удильнике к леске диаметром 0,16 миллиметра привязана небольшая блесна — окуневка. Выше на коротком поводке крючок. Наживка — небольшие кусочки кровяной печени. Ротан — это такая рыба, которая бросается на все, что шевелится и не очень. Уже позже, ради эксперимента я пробовал насаживать копченую колбасу, предназначенную для собственного обеда. Эффект был тот же. Там, где под лункой стояла рыба, поклевки следовали одна за другой и на печень, и на сало, и на колбасу. Как правило, с одного места удавалось поймать три—пять двухсотграммовых головешек, после чего приходилось высверливать новую лунку.
Ближе к обеду, когда мы с приятелями иссверлили почти весь ледяной пятак, под которым была трава, я решил попытать удачу в гуще камыша. К моему удивлению, глубина в тростниковых зарослях была ничуть не меньше, чем на чистине.

…Сделав несколько лунок в наиболее привлекательных местах, начинаю плавно делать проводку блесны ко дну, поскольку стандартная работа снастью приведет к неминуемому зацепу. Поклевка последовала тут же, едва наживка оказалась у дна. На этот раз в мясо вцепился не какой-то мелкий пресноводный бычок, а самая настоящая «зверюга».
Ну и страшен же ты, братец, — 800-граммовый ротан, ощерившись безразмерной пастью, свернулся кольцом на льду. Зубастый трофей так глубоко заглотил блесну, что пришлось с ней расстаться, по крайней мере на эту рыбалку.
День пролетел, как один час. Рыба в гуще камыша попадалась реже, но была на порядок крупнее. Скоро ко мне перебрались мои подельники, и у их лунок тоже стали появляться крупные головастые рыбины. Ближе к вечеру заморосил дождик, стало как-то совсем неуютно. Все, пора до хаты!

На обратной дороге заехали в магазин Кунашака. Здесь встретили местных рыболовов, которые поведали, что в стороне Бродокалмака встали почти все озера. Ну что ж, окунь, в отличие от ротана, это уже рыба. Так что до новых встреч, уважаемый читатель, надеюсь теперь уже на льду более серьезного водоема!

Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты