Осенняя рыбалка на Южноуральском водохранилище не для слабаков

16 Октября 2013
Осенняя рыбалка на Южноуральском водохранилище не для слабаков

Тук-тук-тук — негромко отстукивал за кормой мотор, когда мы на самом малом шли по водохранилищу вдоль старого русла реки. За прошедший час скопления рыбы мы не обнаружили — эхолот показывал только мелочь да редкие одиночные экземпляры...

Тук-тук-тук — негромко отстукивал за кормой мотор, когда мы на самом малом шли по водохранилищу вдоль старого русла реки. За прошедший час скопления рыбы мы не обнаружили — эхолот показывал только мелочь да редкие одиночные экземпляры, которые при проверочном заходе таинственно исчезали в небытии. Ау, судаки, вы где?! А в ответ только смотрят на нас из воды бесконечные сети!

 Продолжение.

 

Свистать всех наверх

Да-а, чего-чего, а сетей в водоеме, как паутины в лесу! Яха, с которым я делил свой борт, обкатывая мой новый спин, всю дорогу забрасывал поролонку, но относительно поклевок было тихо как в том же лесу. Зато через каждые 200 метров исправно цеплялись новые или давно брошенные браконьерские снасти, в которых тоже была пустота. Вот тебе и Южноуральское водохранилище, не водоем, а сетевой лабиринт! Что ж, из сети ухи не сваришь, но это тоже добыча — не зря же ножик точил всю ночь…

Пик-пик-пик — неожиданно зафрякала рация, и, оторвавшись от экрана эхолота, я выудил из-за пазухи импортную «пластмасску» с радиусом действия больше 5 кэмэ.

— Ну что у вас, докладывайте, амебы болотные! — вдруг так громко рявкнула трубка голосом полкаша, что перепонка моего противоположного уха чуть было не выпрыгнула за борт. — Ты что молчишь? Давно в чужих руках свои подгузники не марал…

Опешив от солдафонского юмора (предупреждали о его контузии), через секунду беру себя в руки и на передачу переключаю прибор: — У нас по нолям, а у вас?

— А у нас противогаз! — громыхнул из наушника полковничий бас. — Славян двух взял и щуку одну. В общем, грусть свою утопил и теперь даже не вспоминает про возращение к сердитой «мамке» домой.

— А еще были поклевки? — несмотря на вопли глухого вояки, я с поднимающимся настроением прижимал к уху прибор.

— Да вон снова сынок-первогодок кого то прет! Все, мне некогда тут с тобой портянки стирать. Подсак Славка просит, все, пока…

Вот те раз! Мы, морячки–рыбачки, вату катаем и впустую бензин жжем, а эта пехота без эхолота рыбу нашла и дубасит без нас! Непорядок, свистать всех наверх!

 

Окунь — не рыба?

Через минуту, взнуздав японских «кобыл», разворачиваемся в сторону ТЭЦ и, выйдя на глиссер, летим к нашим друзьям, чья лодка черной точкой виднелась вдали…

— Ну что, подсак нужен? — из-под сидушки я потянул ручку сачка, когда Яхонтовый вдруг подсек и стал выкачивать первого озерного гостя, который позарился на раскрашенный поролон. — Да не рви ты спиннингом, дурила, рыбью голову оторвешь…

Вскоре первый полкилошный судачок за леску был переброшен через борт и своей челюстью подсел на кукан. За этот час, что мы «окопались» возле друзей, последние при нас умудрились поднять пять рыб, а мы, сколько бы ни кружили вокруг них, толку не было. И вот теперь, отойдя от полкаша в сторону метров на сто, наконец то первая хватка, и пусть некрупный, но вот он — почин!

— Опа — Европа, есть контакт! — коротко, но резко подсек я, когда по моей чебурашке с зеленым «копытом» кто то резко тюкнул, и тут же подвис на крючке. После недолгой подмотки у борта лодки появился расшиперившийся трехсотграммовый окушок, который, сердито изгибая тело, потешно топорщил колючие плавники.

— Турма твой дом, полезай в садок! — привязав веревку к уключине и перекинув сетку с полосатым пленником за борт, я снова взялся за спиннинг и махнул релаксом над Яшкиной головой.

— Ну что, бродяга, счет на рыбу пошел: один — один! — Дожидаясь, пока утонет грузило, я облокотился о борт.

— Это не в счет. Мне вообще такую полосатую мелочевку в садок сажать стыдно — ни с того ни с сего заявил Яха, и я от такого нахальства чуть дар речи не утопил. — Ты лучше поролонку поставь, — продолжал поучать меня мой юнга, — тогда и рыба будет зачетная, а не то, что этот мизгирь…

— Эй, Яша-папаша, а вам не кажется, что ваше место возле… ну ты сам знаешь где! Ты кого вздумал учить?!

Офигеть! Сидит в моей лодке, с моим спиннингом, даже свитер на нем и тот мой! Искупать бы его, пыл охладить, так сказать! Да до берега далеко — воды шибко напьется, кто баранку будет крутить?! Хотя пусть умничает, при таком бесклевье все быстрее время летит…

 

Каким боком на сковородку?

И вдруг, пока в шутиху мы перебирали друг у дружки рыбацкие косточки и мослы, снова поклевка, но на этот раз это был не слабенький тюк, а настоящий судаковый удар. После подсечки рыбка упиралась недолго: сделав два коротких мощных броска, вскоре она выдохлась, и я стал просто поднимать «мертвый» вес. Подхватив всплывшую рыбину сачком, я исподтишка взглянул на покрасневшую от зависти рожу дружка.

— Ну что теперь скажешь, рыбачок поролоновый! — цепляя двухкилошного судака на кукан, с улыбочкой я заглянул Яшке в глаза. — Может присоветуешь, каким лучше боком его на сковородку класть?!

Ближе к вечеру с затянувшего свинцом неба снова закапало, с севера сильно задуло, и на воде нам с Яхой стало также уютно и хорошо, как подпольщикам в подвале у Мюллера. Ветер, дубак, через борт вода, с неба вода…

Мучила нас непогода, мучила… Наконец, устав от нескончаемых пыток сыростью и холодом, мы свернули снасти и во весь мах пошли к берегу, где планировалось ночевать. На ушицу рыбешка есть, да и для ночной рыбалки нужно подсушиться, переодеться, и крючки на донках под малька поменять. А полковник наш пусть в водичке осенней слегка помокнет, осипнет, глядишь, свой командный голос и вовсе пустит «в расход». А то ночь длинная, как начнет у костра всех «строить», так от его «иерихоновых труб» Кичигино на головы нам сползет!

Выбравшись на твердый берег и хлюпая промокшими ногами, мы сразу бегом к машине — негнущимися пальцами кочегарить печку и принимать жидкий армянский «аспирин». Да-а, осенняя рыбалка на судака — это не за хлебом в булочную сходить! Слишком большие калоши и много здоровья для этого надобно…

 Окончание следует.

 

Рубрика Как это было

Экстрим так экстрим

Было это по зиме в те далекие времена, когда Южноуральское водохранилище славилось ночной рыбалкой на леща. Крупного леща было много, но еще больше безбашенных рыболовов, которые всегда старались рыбачить поближе к открытой воде (ТЭЦ).

Вечером народ приезжал (электричка), усаживался на лунки, а среди ночи происходил сброс горячей воды. Лед на глазах размывало, и все, кто был в опасной зоне, побросав пожитки, драпали кто куда! Кто успевал, а некоторые (под градусом) нет.

Однажды под утро приходим с рыбалки на станцию, а там десятка полтора полуголых рыбачков сушатся вдоль батарей. В те дни стоял сильный мороз (27*), и народ, потеряв страх (мол де не растает), сидел почти у самой воды. Ночью случилось, что должно было случиться, и вот теперь полная станция «батареишников» в одних трусах. Ночью, в морозяку, мокрые насквозь, до станции несколько верст… Однако!

Вот это экстрим так экстрим — нашим сегодняшним судачьим поползновениям не чета!

 

Поделиться

Публикации на тему
  • 29.11.2022 | 12:03
    Первый секретарь. Головокружительная карьера Геннадия Ведерникова

    Сегодня словосочетание «первый секретарь обкома» многие и не поймут, а когда-то так называли руководителя региона. В истории Челябинской области были первые секретари: Кузьма Рындин, Николай Патоличев, Михаил Воропаев и другие. Недавно вышла книга о Геннадии Ведерникове, возглавлявшем регион в 1980-х годах.

  • 27.11.2022 | 17:49
    Искусство в коридорах. В сельских школах Челябинской области появились картины

    Коридоры сельских школ Южного Урала превращаются в выставочные пространства. Их заполняют репродукции картин уральских художников. Идея организовать экспозиции прямо в учебных рекреациях принадлежит основателю проекту «Сельские школы РФ» Николаю Махневу.

Новости   
Спецпроекты