Учимся отдыхать. Воздушные аристократы

6 Июня 2013
Учимся отдыхать. Воздушные аристократы

Вокруг — сплошное небо. Внизу — маленькие домики, деревья, человечки. Вверху — цветной и теплый купол. Челябинские аэронавты поднимают влюбленных на высоту до 500 метров и предлагают посмотреть на природные...

За полет над землей южноуральцам присваивают титул графа


Вокруг — сплошное небо. Внизу — маленькие домики, деревья, человечки. Вверху — цветной и теплый купол. Челябинские аэронавты поднимают влюбленных на высоту до 500 метров и предлагают посмотреть на природные красоты из корзины воздушного шара. «ЮП» продолжает рассказывать об уникальных местах отдыха.

 

Сверхпредложение


— А еще сигаретки не будет?

— Так это ж уже третья. Подряд…

— Да? Я просто нервничаю, — потирая ладони признается 25-летний Денис Малин. На нем синяя рубашка, темные брюки и солнцезащитные очки, которые не в силах скрыть от присутствующих напряженный прищуренный взгляд. В машине Дениса — огромный букет лилий и бутылка шампанского. Сегодня молодой человек собирается сделать своей девушке Ксении предложение руки и сердца. Вместе они живут уже четыре года и успели за это время неоднократно проверить свои отношения на нерушимость.

— Теперь самое время их узаконить, — пришел к логическому выводу Денис. — Сегодня у Ксении день рождения, так что лучшего момента сделать предложение не найти.

Но заявить о серьезных намерениях молодой человек решил нетривиально: не в ресторане и не за домашним ужином при свечах, а в 300 метрах полета над землей. Вообще-то Денис боится высоты, но ради сердца девушки, как и положено в лучших традициях жанра, готов пойти на жертвы.

— Оригинальность — мой стиль, — объясняет он свою смелость.

Мы стоим на лесной поляне примерно в 50 км от Челябинска, близ поселка Шеломенцево Еткульского района. Невесту с завязанными глазами везут сюда из города подруги.

— Она даже не подозревает, что ее ждет. Думает, что я еще на работе.

Пока мы беседуем, пилоты уже выгружают из кузова джипа корзину (она же гондола), горелку, четыре газовых баллона, каждый — по 50 литров, и чехол, внутри которого в несколько слоев свернута оболочка (собственно сам шар или «мама», как ее принято называть в кругу пилотов).


Летом аэронавтика — спорт для жаворонков и сов. Полеты в теплое время года проводятся в течение 2–3 часов после рассвета (придется приехать к 5—6 утра) и за 2—3 часа перед закатом (в 20—21 час вечера, как сегодня).


— В это время самая спокойная атмосфера, — поясняет один из членов команды аэростата Иван Мелякин, одетый в термостойкий летный комбинезон. — Главное условие для полета — это отсутствие осадков и скорость ветра — около пяти метров в секунду. Днем из-за прогрева земли и воздуха наблюдаются мощные восходящие и нисходящие потоки, постоянно меняющие направление, поэтому тепловые аэростаты не летают: шар становится неуправляемым, а при посадке можно сильно удариться о землю. Зимой можно подниматься в воздух в течение всего светового дня. Весна, осень — самые проблемные времена года: погода совершенно непредсказуема.

Для полета необходима ровная поляна, размером примерно 40 на 40 метров. Та, на которой мы стоим — идеально подходит. Подъемы в воздух отсюда производились уже не раз.

А чтобы определить, куда дует ветер на высоте, воздухоплаватели заранее запустили в небо надутый гелием шарик. Затем с помощью компаса и карты просчитали ориентировочный маршрут шара.


— Полет длится час. Скорость ветра 5—7 метров в секунду. Путем простых математических действий вычисляем, что пролетим за это время 20—25 км. Значит шар проплывет весь Еткуль и приземлится примерно тут, — Иван тыкает в карту пальцем и обводит карандашом место икс.

 

Посадка на березку


Одуванчики, трава по колено, кровожадные комары. Иван и Елизаветта — еще один член команды — раскрывают объемистый чехол. Оболочка сама выпрыгивает на землю, растягиваясь сморщенной колбаской примерно на 25 метров. Корзина укладывается на бок и цепляется к «маме» четырьмя карабинами. Пилот теплового аэростата Константин Ергунов садится и давит на гашетку горелки. Горячий воздух с ревом устремляется в цветную «пещеру». Шар принимает объем, корзина поднимается «на ноги». На все про все уходит около
15 минут. Конечно, таким большим «кораблем», весом более 300 килограммов, должен управлять «капитан». Поэтому Константин Ергунов всегда сопровождает на борту своих пассажиров.


— Как управлять шаром? С помощью закона Архимеда. Регулируя при помощи газовой горелки температуру воздуха в оболочке, можно увеличивать высоту полета. Чем больше тепла поддашь, тем быстрее шарик устремится ввысь. Снизить аэростат можно, оттянув парашютный клапан, который расположен на самом верху оболочки, и выпустив нагретый воздух, — поясняет Константин.


Тепловым аэростатом он управляет уже семь лет. Помимо него, пилотное удостоверение аэронавта Челябинской области имеет еще один человек. В России таких профессионалов насчитается не более 300 и всего лишь 60-70 воздушных шаров.


— Чтобы получить профессию пилота и купить аэростат, нужны большие вложения. Например, наш воздушный шар, под названием «Праздник», стоит 1,5 миллиона рублей. Недавно мы приобрели еще один в форме сердца. Больше в Челябинске аэростатов нет. Кажется, по одному имеется в Златоусте и Магнитогорске.

За семь лет плавания в небе с Константином приключалось всякое. Он приземлялся на макушки берез и зависал над озером с нулевым потоком ветра. Впрочем, это обычные рабочие моменты, с которыми сталкивался каждый пилот аэростата.

— Вечером ветер может исчезнуть, правильно говорить в ноль перейти. Это явление нельзя предугадать, — нарочито спокойным голосом произносит Константин. — В такие моменты я пару раз зависал над лесной полосой, поэтому приходилось совершать посадку на макушку березы, чтобы шар никуда не двигался. Затем скидывать фал — огромную веревку, чтобы моя команда приехала и притянула меня к поляне. Для этих случаев специально предусмотрен запас топлива на 2,5-3 часа. В другой раз ветер перешел в ноль прямо над озером.

И никуда — ни вверх, ни вниз. Я поднялся ввысь на 1,5 —2 тысяч метров. Только так можно поймать потоки, отлететь к берегу и уже потом совершать посадку.


Наш разговор прерывает визг шин. На поляну выруливает еще две машины. В одной из них — невеста. Ее осторожно проводят к корзине аэростата, снимают повязку. Шок! Но на объяснения нет времени. Шар необходимо запустить в воздух, чтобы приземлиться в 22.20, когда еще светло. Пассажирам объясняют технику безопасности и, отцепив фал от внедорожника, отпускают аэростат в небо. Члены команды будут следовать за шаром на джипе в течение всего часа, чтобы встретить влюбленных во время посадки.

 

Трава тебе на голову


— Под ногами — подозрительный пол, еще ниже — маленькие домики, деревья, человечки, вокруг — очень много неба, внутри — совершенно детское чувство счастья. Над головой — большой цветной купол. И непонятно, почему шар не складывается и не падает. От грелки — тепло, но кажется, что вот-вот загорятся волосы. Сначала все время опасливо держишься руками за борт корзины, потом начинаешь тихонько по этой корзине перемещаться и смотреть в разные стороны. Под конец кричишь, машешь руками, целуешься. Пилот смеется — интересно, сколько он таких чокнутых видел? И тут предложение — все как в сказке. Ксению, только что спустившуюся на землю, захлестывают эмоции. Она много смеется и много говорит.


Пилот не выпускает молодых из корзины. Ему важно провести обряд, в который посвящают всех новичков-воздухоплавателей.

— Первыми воздухоплавателями были братья Монгольфье, — обращаясь к Ксении и Денису, церемонным тоном сообщает Константин Ергунов. — Когда в 1783 году они совершили свой первый полет, король Франции так проникся этим достижением прогресса, что немедленно присвоил отважным воздухоплавателям графские титулы. Тем же указом он подарил им и земли, над которыми проходил полет. Но когда надо было подписать королевский указ, в него внесли небольшое уточнение: земли принадлежат новонареченным графам только тогда, когда они находятся в воздухе — на любой высоте, начиная с одного сантиметра.


Оказывается, с тех пор все совершившие первый полет проходят посвящение в «графья»-воздухоплаватели. Поскольку все начинается и кончается на земле и осуществляется за счет газа и воды, орудия посвящения — бутылка шампанского, зажигалка и горсть грунта. Ксении и Денису поджигают волосы зажигалкой, заливают огонь шампанским, посыпают голову травой. Каждый из них с закрытыми глазами тыкает пальцем в карту, точнее в маршрут, по которому проходил полет. В какой населенный пункт попал — тех земель ты и граф. Теперь Ксения — графиня Новобатуринская, а Денис — граф Михирийский. Это подтверждает выданное им на руки свидетельство. Что тут скажешь: собралось аристократическое общество.

 

 

 

 

 

 

Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты