Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Проекты опережающего развития

23 Октября 2008

Во время визита в Челябинск председателя Государственной Думы Бориса Грызлова впервые был публично представлен проект «Урал высокотехнологичный»

Летом этого года во время визита в Челябинск председателя Государственной Думы Бориса Грызлова впервые был публично представлен проект «Урал высокотехнологичный». Это один из самых неожиданных и амбициозных проектов среди довольно большого числа стратегических программ, концепций и проектов развития, рождающихся в последнее время на уровне муниципалитетов, региона и страны. Речь идет фактически о программе масштабной технологической модернизации Челябинской области и путях скорейшего перехода к инновационной экономике. Пока что «Урал высокотехнологичный» физически существует лишь в виде не самой толстой брошюры с основными формулировками, принципами и идеями стратегического характера. Но сам факт появления столь амбициозных и долгосрочных идей и планов, подкрепленных научными разработками и успешным опытом реализации инновационных проектов (пусть и несравнимо меньшего масштаба), говорит о многом. Для читателей «Эврики!» проект «Урал высокотехнологичный» представляет его главный идеолог — ректор Южно-Уральского государственного университета, депутат Законодательного Собрания Челябинской области Александр ШЕСТАКОВ.

Иного пути нет

— Появление самой идеи написания программы было несколько неожиданно. С другой стороны, идея, проект — вполне логичный результат долгих размышлений. На одном из серьезных совещаний в Екатеринбурге, где мы участвовали вместе с Виталием Сидоровым — руководителем промышленной группы «Метран», у нас родилась идея, основанная на понимании следующих моментов: перспектива развития России (а значит, и нашей области) — в высококлассном инжиниринге. И другого варианта опережающего развития просто нет (грянувший финансовый кризис уже, кстати, показал и нестабильность нефтяных доходов, и ограниченность ресурсов при этом варианте развития). При этом у нашей страны есть серьезный потенциал, накопленный за советские годы. Мы поднялись за счет космоса, оборонки, за счет создания собственной промышленности. Корни всего этого — именно в сильном инжиниринге.

— И база всего этого во многом именно на Урале?

— Да. Более того, основная часть всей технологической и инновационной базы.
Суть идеи, проекта «Урал высокотехнологичный» в том, чтобы перейти к новому, системному витку инновационного развития экономики.
Поясню. Да, в последние годы мы на базе технопарка «ЮУрГУ-Полет» в целом научились выращивать мелкие, небольшие инновационные предприятия. Но это не дает большого вала, объема. Как с точки зрения научных результатов или создания рабочих мест, так и с чисто финансовой стороны вопроса. Все это можно приравнять к биологическим экспериментам в пробирках. Тем не менее раньше и таких успехов не было, и этот опыт следует использовать для дальнейшего развития.
В проекте «Урал высокотехнологичный» мы предлагаем следующую стадию — когда любое предприятие, от промышленных гигантов до малого и среднего бизнеса, могло бы повысить свой инновационный уровень, и для каждого мы смогли бы предложить свой пакет решений.

Инновации — хоть в бочках!

Если чуть более подробно, то предприятию, которое хочет повысить инновационную составляющую в своей продукции и тем самым повысить эффективность своей деятельности (сейчас доля инновационной продукции в стране и области — 7—8 процентов, а уровень, необходимый для начала опережающего развития, минимум 25—30 процентов), мы предлагаем для начала провести так называемый инновационный аудит. Далее — заняться маркетингом, то есть найти понимание, куда грести и что нужно делать. В результате мы должны прийти к тому, что и как необходимо улучшить в работе предприятия, и найти пути внедрения этих изменений в жизнь.

Приведу пару примеров. Вот Миасский машзавод (пожалуй, самое подходящее предприятие для пилотного проекта в рамках «Урала высокотехнологичного»). Он выпускает радиаторы, которые до последнего времени были хуже итальянских аналогов. Руководство завода поставило задачу довести свою продукцию до конкурентоспособного уровня. Заказало в ЮУрГУ определенную работу, мы ее выполнили силами аэрокосмического факультета (в силу того, что именно на этом факультете есть специалисты по тепломассобмену) и предложили внести изменения в конструкцию радиатора, поменять некоторые материалы (там были определенные нестыковки, и радиаторы текли) и усовершенствовать в технологию производства. В результате радиатор оказался лучше итальянского конкурента.
Мы дали фактически новый, инновационный продукт, в который вложили, прежде всего, мозги и знания. Кроме того, появилась возможность сделать этот продукт дешевле в изготовлении.

Второй пример по этому же заводу. Там собрались выпускать емкости для сжиженного газа диаметром в 50 метров. Должен заметить, что эта штука только кажется пусть и здоровенной, но всего лишь бочкой. На самом деле сложнейшее инженерное сооружение. Когда эта разработка попала к нам, наши специалисты пытались уверить производственников: у вас крыша бочки сложится. Те не поверили — отдали на экспертизу в два московских исследовательских института. Те подтвердили: ЮУрГУ прав. В итоге наши специалисты вместе с производственниками ездили в Газпром, объяснили проблему, после чего представили решение. Представляете, скольких проблем и затрат удалось избежать. Сложным инновационным продуктом может быть даже большая бочка!

Сила и слабость

— Любая программа стратегического характера, а проект «Урал высокотехнологичный» на это, безусловно, претендует, должна начинаться с анализа существующего положения дел и имеющегося потенциала. В данном случае —научного и технологического потенциала региона.

— С моей точки зрения, потенциал у области весьма серьезный. И ЮУрГУ, как флагман, во многом занимается и научно-технической поддержкой предприятий, и подготовкой кадров для многих отраслей, и научными исследованиями по многим направлениям.

— Но положение дел таково, что основной научно-технологический потенциал региона — именно в наличии кадров и возможностей для прикладных исследований, и во многом из-за гибели отраслевой науки, отраслевых институтов, заключен в оборонных предприятиях и вузах. А насколько я понимаю, серьезная слабость — практически полное отсутствие серьезных академических структур в регионе.

— Все так. И конечно, с одной стороны, это слабость наших позиций. Но с другой стороны — сила, преимущество. Потому что наука в нашей области, пусть в силу истории и обстоятельств, но уже развивается по западной модели. На Западе академических институтов практически нет. В тех же США — Лос-Аламосская, Ливерморская лаборатории и тому подобные учреждения. Но их всего-то штук семь на всю страну! А основная наука делается именно в университетах. Прежде всего потому, что такая наука экономически дешевле и эффективнее, нежели исследования в академических структурах. В университетах ведь также готовятся студенты, лаборанты, специалисты, аспиранты. Да и весь механизм куда более динамичен.

Да, в Челябинской области нет большого количества академических структур. Но есть университеты, которые могут и хотят заниматься наукой, ислледованиями, инновациями. Тот же ЮУрГУ создал свою триаду академических факультетов: мехмат, химфак, физфак. Фундаментальная наука здесь представлена по полной программе, и ее задача — осуществлять основополагающую поддержку техическим дисциплинам, и в дальнейшем они должны логически выйти на инновационную деятельность.

— Кто, кроме ЮУрГУ, способен на подобное? Одним университетом, пусть и крупнейшим, все равно все на свете не охватить…

— В области есть прекрасная медицинская академия, которая в своей отрасли очень хороша. Есть агроинженерный университет, который, безусловно, силен в своей отрасли. Есть очень хороший Челябинский госуниверситет. У нас в области вообще неплохие вузы.

Делать, разрабатывать все самим вовсе необязательно. В бизнесе есть такое понятие, как аутсорсинг. В науке же этот процесс называется системным интегрированием. Если мы четко понимаем задачу и у нас не хватает чего-то, чтобы решить ее, мы вполне можем привлечь нужных людей со стороны. Из Екатеринбурга, из Уфы, из Москвы. И конечно же, из вузов Челябинска и области.

Цели ясны, показатели поддаются определению. Только вот начать никак не можем

— Любая программа должна ставить какие-то цели, задачи развития, в том числе выражающиеся в конкретных численных показателях, индикаторах. Какие задачи ставит «Урал высокотехнологичный»?

— Для области эти цели обозначаются прежде всего в проценте инновационности выпускаемой продукции. Этот показатель вполне поддается подсчету. Экономическая эффективность, а именно конкурентоспособность продукции и доход, полученный в результате внедрения инноваций, тоже вполне подсчитываемый показатель.

Цель ЮУрГУ — участие наших специалистов в создании инновационных продуктов, в проведении научных исследований — это также считается в авторских свидетельствах, в появившихся новых лабораториях, инфраструктуре научной деятельности.

Сегодня документально проект «Урал высокотехнологичный» представляет из себя брошюру, концепцию — словом, документ чисто стратегического характера. Конкретные цифровые ориентиры возможно определить лишь после старта проекта, его превращения в конкретную программу.

Беда в том, что мы уже год не можем запустить «Урал высокотехнологичный», начать его реализацию. Причина — в особенностях законодательства, не позволяющих смешивать деньги регионов, федеральные вливания и средства инвесторов. Губернатор выделил деньги, — а мы их не можем использовать. Федеральные власти деньги выделили — мы их не можем использовать. Инвесторы, и в большом количестве, также готовы добавить денег.

— Кто эти инвесторы?

— Тот же Миасский машзавод, «Метран», завод «Минплита» — перспективнейшее предприятие, но у которого есть свои технологические проблемы, а значит, и острая потребность в инновациях. Есть предприятие в Верхнем Уфалее, которое выпускает комплексы для дорожных работ. Есть около сорока малых предприятий, выросших в технопарке. Да много кто еще.

— Предприятия, которые вы назвали, относятся к промышленности и бизнесу второго эшелона. А что же наши лидеры, индустриальные гиганты Южного Урала?

— У них свои сложности и задачи. Главная проблема крупнейших предприятий — кадры. При покупке зарубежных технологий и оборудования высочайшего уровня, как, например, станы на Челябинском трубопрокатном заводе, у предприятий встает вопрос, а кто на всем этом будет работать? Ведь такое производство, как тот же стан, требует минимум 250 специалистов.

— То есть крупнейшим предприятиям вузы интересны скорее как поставщик кадров, нежели технологий и инноваций. Но разве стратегическая задача-максимум проекта «Урал высокотехнологичный» не заключается в том числе и в создании собственной технологической базы?

— Да, конечно. Но все сами мы сегодня сделать не можем. Да этого и не надо. Те же японцы в период своего бурного роста сначала закупали по всему миру все лучшее. И вполне понятно, что сегодня, несмотря на наличие идей и разработок, мы не можем предложить нашим промышленным гигантам готовое оборудование. Да и не должны, поскольку выпуск технологического оборудования — задача крупных машиностроительных фирм. На сегодняшней стадии развития скорее нужно большое количество специалистов, способных работать на любых уже существующих технологиях.

И мы стараемся соответствовать потребностям. У ЮУрГУ есть контакты с компанией SMS-Demag — мировым лидером в производстве металлургического оборудования. Мы начинаем пилотный проект, связанный с подготовкой специалистов по обслуживанию их техники на базе нашего университета. И уже отправили на стажировку в Германию двух наших специалистов с приборостроительного факультета.

Также в этом плане очень характерен пример нашего сотрудничества с «Метраном» и Emerson — вторым в мире электротехническим концерном. Emerson четыре года назад создал здесь инженерный центр, и одним из условий этого было наличие университета, способного готовить специалистов необходимого профиля и квалификации. Сегодня в центре Emerson работают триста инженеров-разработчиков, которые создают технику для автоматизации самого последнего уровня. Заметьте — создают в Челябинске. И американцы вложили сюда деньги не в лес, не в газ, а в интеллектуальный потенциал. И, что уж там, получают неплохие дивиденды.

— Все, о чем вы говорили, так или иначе связано с промышленностью — металлургией, машиностроением, приборостроением. Но ведь технологии и инновации этими отраслями не исчерпываются. А медицина, сельское хозяйство, биология? К тому же самые эффективные, прорывные разработки, технологии чаще всего рождаются на стыке разных областей знаний, отраслей жизнедеятельности.

— Технология продвижения инновации, инновационного продукта одна и та же в любой сфере жизнедеятельности. Если речь идет, скажем, о сельском хозяйстве, то, конечно, этим должен заниматься агроинженерный университет. В медицине свои нюансы, свои технологии, инновации. Но последовательность действий по продвижению инновации везде одинакова. И сама идея будет загублена, если не будет команды или команд специалистов по продвижению инноваций, которые были бы способны оценить потенциал разработки и добиться положительного результата при внедрении.

Мы слишком много теряем времени

— Какие механизмы достижения планируемых результатов предусмотрены в проекте «Урал высокотехнологичный»? И какие из этих механизмов уже есть и функционируют, а что придется создавать с нуля?

— На уровне области есть понимание необходимости инновационного развития. Есть доказательная база того, что такое развитие возможно. Есть те, кто хочет этим заниматься. Но готовых решений, механизмов инновационного развития в полном объеме пока нет. Хотя мы их можем создать — команда, готовая стать локомотивом этого развития, есть.

Если говорить о нормативной, законодательной базе, то ее в полной мере не существует. Есть положение, по которому создавался технопарк, положение о финансировании инновационных проектов, которые отбираются на уровне региона. Есть нормативные документы, касающиеся отдельных инновационных разработок, в том числе нормативная база, как именно необходимо отбирать для финансирования те или иные проекты, как финансировать технопарк.

В случае запуска проекта «Урал высокотехнологичный» речь, конечно же, должна вестись о более высоком уровне законодательного и нормативного обеспечения. Сегодня такой нормативной базы необходимого качества нет нигде в России. Создать ее — это сложная задача. И, если честно, больная тема. Отдаленная же перспектива «Урала высокотехнологичного» в случае успешного его запуска — уровень федеральной программы.

— А инфраструктура, необходимая для инновационного развития? Промышленная база, технопарки…

— Пока инфраструктурной базы в необходимом количестве нет. Желание, говорю снова, есть. Но повторюсь: из-за низкого качества многих законов область уже потеряла год.
Да, если брать другие регионы России, то могу совершенно определенно заявить: положение дел у нас лучше, чем у подавляющего большинства областей и республик нашей страны. Многие нам даже завидуют и хотят работать с нами. Мне в свою очередь очень нравится подход Томской области, где на уровне власти есть понимание того, что наука, образование, инновации вполне могут в итоге стать отраслями, формирующими значительную часть дохода бюджета территории. Уверен, что в нашем регионе эта идея, задача реализуема ну никак не меньше. Даже несмотря на то, что Томский университет старше ЮУрГУ в два раза.

— Венчурный капитал — одна из основ инновационного развития — сегодня существует по большей части на уровне, образно говоря, лабораторных опытов. Но как его развивать?

— Думаю, сначала все-таки речь должна идти о государственном венчурном капитале. У финнов, когда те начинали активно развиваться по инновационному сценарию, именно государство, правительство вкладывало первые деньги в компании, финансировало лаборатории, которые занимались разработками для лесопромышленного комплекса или, скажем, Nokia. Когда этот процесс становился успешным, он продавался бизнесу.
Стартап инновационного проекта — всегда достаточно рисковое дело, а бизнес должен быть уверен, что результат будет. Хотя он будет не везде. И без государственной поддержки, в нашем случае без поддержки на уровне региона, ничего сделать не удастся. При этом я не говорю о халявных госденьгах — это недопустимо. А вот принцип софинансирования со стороны бюджетов разных уровней и бизнеса в тех или иных пропорциях здесь более чем уместен и даже необходим.

Убежден: многое из того, чтобы приступить к реализации проекта «Урал высокотехнологичный» и, в конечном итоге, перейти к инновационному развитию Челябинской области, наш регион, наши власти способны сделать собственными силами. Для начала нам нужно реализовать определенное количество успешных технологически и экономически инновационных проектов.

Я говорю про всю область, а не про отдельно, скажем, ЮУрГУ. Наш университет, конечно, ключевой (хотя бы в силу того, что здесь родилась сам идея «Урала высокотехнологичного»), но лишь элемент предлагаемого проекта. Да, без ЮУрГУ едва ли возможно полновесное технологическое осуществление и кадровое обеспечение проекта. Но мы не являемся последней инстанцией. То, что ЮУрГУ может делать лучше других, — должен делать ЮУрГУ. Если кто-то в регионе или даже стране делает что-то лучше нас, — именно они должны быть привлечены для этого.

— И кто должен стать, выражаясь вашим языком, системным интегратором всего процесса, в том числе проекта «Урал высокотехнологичный»?

— Думаю, что на первом этапе необходима своего рода комиссия, состоящая из представителей власти, науки и бизнеса.
— На какой срок рассчитан проект?

— Думаю, что в течение года после запуска «Урала высокотехнологичного», реализации конкретных идей и разработок станет ясно, что и в какие сроки будет реализовано. Дальше — года три уйдет на расширение проекта, привлечение как можно большего числа предприятий и разработок в самых разных отраслях. Если мы все сделаем правильно и эффективно, наш опыт можно будет распространять на всю страну. Тем самым становясь центром инновационного развития России.

Но только со стартом проекта мы в режиме реального времени окончательно поймем, где и какие именно изменения необходимо внести в нормативную базу, в те или иные документы, что и как необходимо развивать. Но самое ценное сейчас — время. А мы его теряем в абсолютно непозволительных количествах.

Комментарий «Эврики!»

Проект «Урал высокотехнологичный» — пожалуй, первый за все постсоветские годы достаточно четкий набор внятных предложений по переходу развития экономики от экстенсивного сценария к интенсивному, основанному на эффективности и инновациях. Тем не менее «Урал высокотехнологичный» сталкивается с несколькими проблемами подчас системного характера, которые могут помешать реализации этой, бесспорно, сколь амбициозной, столь и полезной программы развития региона.
— Одна из потенциальных слабостей проекта — недостаточно четко прописанное участие в нем других вузов, кроме ЮУрГУ. И это, наслоившись на некоторые и без того существующие сложности во взаимоотношениях крупнейшего университета региона со своими коллегами-конкурентами (они никогда не озвучиваются публично, но это секрет полишинеля), может вызвать отторжение среди значительной их части. Бесспорно, ЮУрГУ — лидер, полный обоснованных амбиций, и инициатор проекта, но крайне важно для идеологии всей затеи максимально продумать роль других вузов в «Урале высокотехнологичном». Возможно, даже сознательно предлагать коллегам что-то более «вкусное», показав, что они не менее важны для успеха всего предприятия. Уж чего-чего, а славы и денег в случае успеха «Урала высокотехнологичного» хватит всем.
— Чаще и сильнее всего ректор ЮУрГУ Александр Шестаков во время нашего разговора сетовал на огромные потери времени, вследствие чего запуск «Урала высокотехнологичного» постоянно откладывается. К сожалению, есть большая вероятность, что год, который, по словам Александра Шестакова, уже потерян, окажется не последним.
Кризис, как известно, что война, — все спишет. Но мировой кризис пройдет (Южный Урал в 90-е и не такие трудности преодолевал), а проблема перехода к инновационной экономике не только останется, но и обострится. И, как говаривал один видный революционер: «Промедление смерти подобно». В данном случае — подобно экономической смерти Челябинской области уже в среднесрочной перспективе. У Южного Урала нет иного пути развития, кроме как инновационный, с переходом к экономике, построенной не на сырье и монополиях, а на знаниях и эффективности.
Запуск проекта «Урал высокотехнологичный» невозможен без четкой проработки и претворения в жизнь на законодательном уровне первоочередных действий — определения наиболее перспективных проектов и разработок, порядка их финансирования и внедрения, механизмов инвестирования в инновационную инфраструктуру — технопарки, лаборатории, новые производства, стимулирования, в том числе налогового, этих инвестиций (иначе бизнеса вы там не увидите). И делать все это необходимо в срочном порядке.
— Еще одна трудность, которую придется преодолевать, — отсутствие интереса, а порой и просто жлобское отношение со стороны бизнеса (как ни странно, прежде всего, его первого эшелона) к доморощенным разработкам, инновациям и технологиям. И то, что Александр Шестаков упоминал примеры с предприятиями второго эшелона — сколь симптоматично, столь и системно.
С другой стороны, именно масштабная ставка в инновационном развитии на средний бизнес, способный развиваться более гибко и эффективно, нежели традиционные титаны южноуральской промышленности (к тому же влипшие в крупные неприятности из-за финансового кризиса), вполне может не просто сработать, но вылиться в куда более серьезный рост, чем даже возможно сегодня думать.
Проблема только в одном — современный второй эшелон бизнеса, средние и небольшие предприятия, являющиеся потенциальным локомотивом роста всей экономики, представляют собой большую, но абсолютно неизученную системно массу. Пока нет четкого понимания возможностей и конкретных инновационных потребностей большей части малого и среднего бизнеса. Тот в свою очередь также слабо понимает возможности иного, нежели традиционный, экстенсивный, пути собственного развития. А это уже вопрос системного развития общества и скорее где-то даже и политического свойства.          n



Публикации на тему
  • Сегодня | 10:56
    Выстроить город. Как будет меняться Челябинск

    В гостях у «Большой редакции» медиахолдинга «Гранада Пресс» побывал заместитель главы Челябинска по строительству Владимира Шамне. Какие актуальные темы обсудил вице-мэр с главными редакторами ведущих изданий региона — читайте в материале «ЮП».

  • Вчера | 17:23
    В «красной зоне». Ковид вывел врачей на передовую

    Другого сравнения и не подберешь. Именно передовая, когда в тяжелых и неудобных защитных костюмах и респираторах они выезжают на вызов к потенциально больным пациентам, когда фельдшеры и медсестры целыми днями объезжают возможных контактных для забора анализов и отслеживания их самочувствия.

Новости   
Спецпроекты