Пятьсот звезд Бориса Гриневича

14 Февраля 2008

Расхожая фраза гласит: «Он хватает звезды с неба», имея в виду человека весьма удачливого и состоявшегося. Знаком с человеком удачливым, состоявшимся, настоящим талантом. вот только звезды с неба он не перехватывает, напротив — сам создает. В активе геральдиста, художника, боевого моряка, инженера, поэта и даже юриста Бориса Гриневича более пятисот настоящих шедевров-звезд, рожденных его руками, рожденных в его душе...

Александр Чуносов   

Расхожая фраза гласит: «Он хватает звезды с неба», имея в виду человека весьма удачливого и состоявшегося. Знаком с человеком удачливым, состоявшимся, настоящим талантом. вот только звезды с неба он не перехватывает, напротив — сам создает.

В активе геральдиста, художника, боевого моряка, инженера, поэта и даже юриста Бориса Гриневича более пятисот настоящих шедевров-звезд, рожденных его руками, рожденных в его душе. Многие его миниатюры — знаки, значки, юбилейные медали,— хотя и сделаны из ходовых недрагоценных металлов, являются настоящей реликвией. Был такой случай в Полярном, одной из главных баз Северного флота. почетный знак, изготовленный по случаю юбилея одного из соединений ВМФ, вручили адмиралу флота СССР, тогда главкому ВМФ страны знаменитому Сергею Горшкову -одному из отцов-основателей современного ракетно-ядерного океанского флота России. Так вот, отнюдь не обиженный наградами адмирал флота страны Сергей Георгиевич Горшков с большим удовольствием на своем галстуке рядом с золотой маршальской звездой носил звезду, сделанную челябинцем Гриневичем. Это не единственная столь высокая оценка мастерства нашего земляка. Мой герой был принят в почетные члены экипажей подводных лодок «Челябинский комсомолец» и «Магнитогорский комсомолец».

Вот такая кладовая солнца в душе нашего земляка! Его рукотворные звезды, рожденные в муках творческого поиска, ничуть не уступают главным адмиральским и маршальским. Пожалуй, в них отражаются и Полярная звезда, и Южный Крест, столь значимые для каждого моряка…

Борис Матвеевич родился в Курганской области (в те времена входившей в состав Челябинской). Закончил, как сам говорит, институт жизни, учился пониманию красоты мира у природы нашего края, да, видимо, и гены — наследственность — свою роль сыграли. Как себя помнит, всю жизнь был дружен с бумагой, карандашом, кистями — рисовал с самого детства. Набор официальных учебных заведений, которые отлично окончил Борис Гриневич, весьма широк. Мореходка в Ленинграде, юридический институт в Свердловске, автотракторный факультет ЧПИ (ЮУрГУ). А вот чисто художественного образования в учебных заведениях получить не пришлось, докапываться до самых глубин красоты мира ему приходилось самому. Потому свое образование до сих пор маэстро миниатюр-знаков считает незаконченным, не грех в любом возрасте продолжать свое совершенствование. Был однажды такой случай в Москве: в государственном монетном дворе все были поражены по сути дела ювелирным мастерством высочайшего класса челябинского самородка. При том за плечами Бориса Гриневича почти полвека работы на ЧТЗ художником, инженером-конструктором. Не надо думать, что в этой должности Гриневич какие-то лозунги на стенах рисовал. Шла серьезнейшая работа по художественно-дизайнерскому и эргономическому обеспечению новейшей техники ЧТЗ. К примеру, как сделать эстетически привлекательными формы таких знаменитых тракторов, как ДЭТ-250, Т-130, ДЭТ-450 и других, даже в какой цвет покрасить работягу-трактор, чтобы он выглядел настоящей конфеткой. От этого напрямую зависит как уровень продаж челябинской техники за рубеж, так и сама привлекательность и удобство работы на красивой и удобной машине. Что именно разработал вместе со своими товарищами художник, инженер-конструктор, начальник бюро художественного конструирования ЧТЗ Борис Гриневич? Главная задача — превратить мощную, ревущую лошадиными силами технику в своего рода еще и произведение художественного конструирования. Во всяком случае, благородные внешние формы, варианты покраски того же знаменитого ДЭТ-250 произвели в свое время настоящий фурор на международных выставках. Вот так искусство художников-конструкторов ЧТЗ, Бориса Гриневича может вполне ощутимо влиять на экономику, международные отношения, престиж государства. Овации этому трактору звучали не только в адрес рабочих, конструкторов, но и в адрес художников, инженеров-конструкторов.

Предтеча

Начиналась судьба Гриневича с флота. Тогда, уже из Челябинска, юноша засыпал просьбами о приеме на флот самого наркома ВМФ, знаменитого адмирала Николая Кузнецова. Наконец, в середине 1944 года упорного паренька Советский райвоенкомат Челябинска направил в Ленин-град, в училище, где были курсант-ские вакансии. Легко представить, какова была курсантская жизнь в тогдашнем послеблокадном Ленинграде. И кормежка символическая, и обмундирование — одежонка весьма средние, а зимними ночами, бывало, примерзали своими робами-фланельками к койкам. Все трудности помогли Борису преодолеть опять же гены и уральская закалка. Дело в том, что дед Бориса, Дмитрий Васильевич Морозов, служил на новейшем в свое время броненосце «Ослябя». Не просто служил, был отличным моряком, которого примечал сам знаменитый адмирал Российского флота Степан Макаров. Правда, в русско-японской войне доблестному матросу Дмитрию Васильевичу повоевать не удалось — жил уже на Урале, а в сохранившемся по сию пору его флотском документе значится: морской ратник запаса первого разряда. Конечно, в такой семье внук не мог не мечтать о морской службе. В сентябре 1947 года у новоиспеченного офицера флота, закончившего одно из лучших училищ, Бориса Гриневича, началась офицерская штурманская стажировка на эскадренном тральщике Т-701 23-го дивизиона первой Краснознаменной бригады траления дважды Краснознаменного балтийского флота. Работа опаснейшая и жизненно необходимая — вылавливать морские мины, оставшиеся в наследство от войны, и уничтожать их. Тральщик Т-701, хоть и невеликая посудина, был по тем временам новейшим. Война шла к своему победному концу, потому тральщик новейшего проекта под гитлеровским флагом успел затралить только лишь одну морскую мину. Дальше он попал по репарациям в состав ВМФ СССР. А вот здесь ему работы хватило. Балтийское море, основные его коммуникации были буквально напичканы минами. Достаточно сказать, что за годы Второй мировой войны было выставлено всеми странами на Балтике почти 49 тысяч мин, из них почти половина болталась неведомо где по воле волн и моря… Выловили моряки тральщика Т-701 множество мин, но однажды зацепили «донку» мощностью в тонну тротилового эквивалента, оставшуюся в наследство еще со времен Первой мировой войны. Прозвучал мощнейший взрыв, тральщик сделал «танцевальный пируэт» по волнам, а молодой офицер Борис Гриневич, стоявший в рубке на вахте, был контужен и лишился зрения на один глаз. На карьере штурмана ВМФ пришлось поставить крест, штурман, не видящий сигналы маяка, это нонсенс.

Опять Челябинск, теперь работа следователя, попавшего на эту службу по комсомольской путевке. А потом — стихия прекрасного искусства на полвека захватила молодого ветерана-моряка.

Путь художника-конструктора

Трудно себе даже представить, сколь много сделал этот художник, инженер-конструктор для ЧТЗ-Танкограда! Борис Гриневич стал одним из первопроходцев создания службы художественного конструирования тракторостроения страны. Участник международного форума дизайнеров в Москве имеет девять свидетельств Государственного комитета по делам изобретений и открытий Совета Министров СССР. А для души Борис Гриневич продолжал упорную работу по созданию заводских памятных знаков и фирменных значков. В марте 1985 года Гриневич побывал дома в гостях у легендарного «короля танков» генерала, директора Танкограда Исаака Зальцмана. Привез ему в Ленин-град свои миниатюры. Вот отзыв Зальцмана: «С большим интересом воспринял Вашу замечательную творческую работу по созданию знаков, увековечивающих труд всего коллектива Танкограда. Конструкторов, танкистов, рабочих, создавших первоклассные танки Т-34, КВ, ИС, самоходки, которые от начала и до конца войны были непревзойденными. Ваша работа по качеству знаков заслуживает всяческого одобрения и похвалы. Спасибо Вам за Ваш большой труд, очень нужный и важный». Пришло увлечение Бориса Гриневича геральдикой, разработкой знаков, множества мемориальных досок, ставших знаковыми на культурной карте Челябинска. И не только. Обелиск работы Гриневича, например, водружен на Памире. В память того, что в годы Великой Отечественной войны именно челябинский трактор-тягач затащил на горную верхотуру артиллерийскую систему, чтобы выбить артогнем горноегерские части СС «Эдельвейс». Было множество мемориальных досок, одну из них, посвященную «Красной Капелле» и Хесслеру, некогда работавшему на ЧТЗ, увы, постигла печальная участь добычи бомжей-охотников за металлом. Композицию, состоявшую из двух барельефов, украли с фасада дома по проспекту Ленина за две ночи. А звонки Гриневича о помощи в этой беде в милицию, увы, ничем не помогли…

Экстерьер трактора

Оказывается, есть еще экстерьер (внешний вид) не только у наших четвероногих друзей, но и… у таких мощных машин, как танки и трактора. Никто в те шестидесятые годы даже и не предполагал в самых высоких кругах, что у трактора должен быть свой привлекательный, по-своему красивый экстерьер. Дескать, зачем? Ревущий, мощный кусок железа, кладезь лошадиных сил сам по себе за себя скажет. К чему тут художественные изыски?! Оказывается, от того, как обозначены механизмы условными знаками, всякому понятные без языковой подготовки, в любой точке земли во многом зависит безопасность и производительность того, кто сидит за рычагами трактора. Это и называется эргономикой — оптимальное расположение рычагов, кнопок, лампочек и надписей на пульте, чтобы это только лишь помогало машинисту трактора. Например, свидетельством по делам открытий защищена еще в 1967 году вся система пульта и символов управления машины разработки Бориса Гриневича. Достаточно хорошо был знаком Борис Гриневич с легендарным королем танков Исааком Зальцманом и королем танковых дизелей Иваном Трашутиным. Во всяком случае, многажды с ними общался в дружеской домашней обстановке, помимо службы. Это послужило толчком к созданию знаменитых шести серий значков и знаков, в которых запечатлена вся история ЧТЗ-Танкограда и дизелестроения на Южном Урале. Такое внимание и доброе отношение таких гигантов танкопрома к художнику-конструктору говорит о многом. А система графических символов управления промышленными тракторами, разработанная нашими земляками и принятая на самом высоком уровне, вообще беспрецедентна и является пионерной. Конечно же, без доброй помощи Рудольфа Каримова, мастеров-резчиков штампов Рамзиса Абдурахманова, Александра Бородина, Валерия Титагина и Евгения Володяева вряд ли подобные успехи были бы возможны. Особенно благодарен в последние годы маэстро Гриневич за помощь в организации изготовления сложнейших знаков, освоения новейших технологий Александру Бургучеву (фирма «Брегет»).

Множество высокого уровня художественных программ Гриневич выполнил для ЮУрГУ, ЧГПУ и других вузов. Причем фирменный знак, значок, флаг, штандарт — все по полной программе, в едином стиле.

…Однажды был такой случай. Гриневич, как официальный разработчик значков и знаков Олимпиады-80, был ошарашен такими рассказами. За один только его значок «Парусная регата» челябинским спортсменам предлагали в обмен целую фуражку, наполненную значками разных стран. Потому морские знаки, значки и другая продукция нашего земляка хранится во многих странах мира. Вот только в родном Челябинске отметить 80-летие маэстро, художника металлической миниатюры, автора пятисот звездных знаков, инженера-конструктора и дизайнера, ветерана ВМФ, боевых действий и труда как-то подзабыли… А незаслуженно, несправедливо это.

Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты