Переломанная эпохами

1 Сентября 2008

Что такое судьба человека, когда в горниле истории рушатся страны, погибают народы и стирается все, что было наработано отцами? Что такое судьба женщины, обычной русской женщины, которая просто хотела жить так, как ей велит совесть? О Зинаиде Александровне Ивановой некому вспомнить: она умерла уже давно, где ее могила - неизвестно, а детей у нее не было.

Что такое судьба человека, когда в горниле истории рушатся страны, погибают народы и стирается все, что было наработано отцами? Что такое судьба женщины, обычной русской женщины, которая просто хотела жить так, как ей велит совесть? О Зинаиде Александровне Ивановой некому вспомнить: она умерла уже давно, где ее могила - неизвестно, а детей у нее не было. Она не была пламенной революционеркой, не совершала подвигов, не прославила в веках свое имя. Ей лишь не посчастливилось родиться на переломе веков, на смене эпох. И ее, слабую уже, немолодую женщину растоптали, даже не заметив. Просто так.

Зиночка родилась в 1886 году в Свердловской области. Ей привили хорошие манеры и дали достойное образование. Приличную девушку из хорошей семьи приметил Евгений Иванович Иванов, сын главного начальника Уральских горных заводов Ивана Павловича Иванова. Отец в Екатеринбурге был человеком более чем извест­ным: металлург, горный инженер Иванов в течение 25 лет руководил всей уральской горнозаводской промышленностью. Образованный, высокой культуры, он являлся пожизненным почетным президентом Уральского общества любителей естествознания. Очень любил музыку и эту любовь привил сыну Евгению.

Будущий супруг Зинаиды Александровны мог бы получить блестящее образование, но любовь к музыке победила, и Евгений, бросив юридический факультет Санкт-Петербургского университета, вернулся в Екатеринбург. Там он начал преподавать в гимназии, давал частные уроки, выступал как виолончелист, организовывал концерты приезжих знаменитостей, переписывал ноты и делал переложения различных произведений для рояля. Продолжая семейную традицию, стал управляющим золотыми приисками Урала, но все свободное время он посвящал музыке.

Молодые поженились, несмотря на более чем двадцатилетнюю разницу в возрасте. Семья жила зажиточно и много путешествовала по Европе. Перед революцией 1917 года Ивановы владели музыкальным магазинчиком в Екатеринбурге. Евгению Ивановичу было уже к шестидесяти, но он самозабвенно занимался музыкальным просвещением. Магазин Иванова в Екатеринбурге начала ХХ века был центром музыкальной культуры для горожан. В маленьком магазинчике, состоящем из одной комнаты, можно было купить всевозможные музыкальные инструменты вплоть до глиняных свистулек и приспособлений, имитирующих самые фантастические звуки, даже лешего. Кроме того, здесь можно было приобрести билеты на концерты классической музыки, а также постоянно устраивались музыкальные вечера по новым нотам. Аккомпанировал сам Евгений Иванович.

После революции он передал свою знаменитую нотную библиотеку отделу народного образования. Но это не спасло семью Ивановых от преследования властей. По доносу, написанному химическим карандашом, в 1934 году они были лишены избирательного права. Современному человеку такое наказание может показаться смешным, но в те времена лишение избирательных прав означало также и лишение семьи продуктовых карточек. Кроме того, в советском обществе лишенцев нигде не принимали на работу. Лишенец навсегда получал клеймо "классово чуждого элемента". Сам Евгений Иванович был уже стар и жил на иждивении Зинаиды Александровны, служившей бухгалтером. Ивановых переселили из центра города на окраину, а Зинаиде Александровне пригрозили немедленным увольнением. Немало усилий стоило женщине собрать различные оправдательные документы, подтверждающие, что в музыкальном магазине мужа "не эксплуатировался чужой труд". После нескольких месяцев хлопот семья была все же восстановлена в избирательных правах.

Все эти сведения о Ивановых и их музыкальном магазине собрала заведующая отделом использования государственного архива Свердловской области Ольга Бухаркина. Но она не знала, что у этой истории есть продолжение и находится оно в двух томах, хранящихся в Челябинском архиве. Нашла и связала воедино судьбу Зинаиды Ивановой первый заместитель председателя комитета по делам архивов Челябинской области Галина Кибиткина.

Увы, вторая часть этой житейской истории более печальная и безысходная.

Похоронив мужа в 30-х годах, Зинаида Александровна перебралась в Челябинск. Устроилась скромным бухгалтером в Центральный гастроном на площади Революции и вела тихую одинокую жизнь немолодой женщины. 23 июня 1941 года спокойная жизнь закончилась не только для всей страны, но и лично для Зинаиды Александровны. Именно в этот день ее арестовали органы НКВД: то ли страна тогда еще не понимала всего ужаса надвигающейся войны, то ли, наоборот, в ее преддверии стремилась избавиться от любого мало-мальски "чуждого" элемента.

По работе Зинаиде Ивановне приходилось много ездить в Москву. Как оказалось, люди в штат­ском были неплохо осведомлены, с кем именно она встречалась за время своих поездок, и припомнили ей связи с иностранцами, например с зятем ее дальней подруги в Москве. Зинаида Александровна и не думала отрицать столь поверхностное давнее знакомство, которому не придавала никакого значения. В результате ее уличили в том, что "в данное время Иванова связана с иностранцами и лицами иностранного происхождения, свою связь с которыми скрывает". Но не связь с иностранцами была главным обвинением бухгалтера Ивановой. Энкавэдэшники при обыске нашли у нее девять толстых тетрадей рукописей религиозного характера. Многие годы вечерами одинокая женщина что-то переписывала, что-то писала по памяти, что-то пыталась вспоминать. Каллиграфическим почерком вписаны в тетради духовные простенькие рассказы и притчи, а также письма о религии, Апокалипсис и многое другое. И как же доблестным советским органам НКВД накануне войны хотелось прижать "недобитую буржуйку"…

Для того чтобы следственное дело не развалилось, надо было убедить экспертов дать такое заключение на компромат в толстых тетрадях Ивановой, чтобы не было сомнения, что они по содержанию являются контрреволюционными и серьезно угрожают советскому государству. Поиск таких специалистов-экспертов занял немало времени. Их можно было найти только в педагогическом институте, единственном высшем гуманитарном заведении в то время в Челябинске. Но эксперты, ознакомившись с содержанием, решительно отказывались. Все же нашелся один преподаватель, который смог виртуозно выполнить заказ людей в штатском и создать своеобразный "шедевр" - экспертное заключение. Вот лишь некоторые выдержки из этого произведения филолога пединститута: "Религиозные трактаты имеют непримиримо воинствующий характер. Бог, по мнению автора трактатов, основа основ, познать свою судьбу человечество не может, ибо, как там говорится, познанием судеб владеет лишь Христос. Стоит ли бороться за построение социалистического общества, стоит ли составлять планы решительной переделки жизни? Подобные проповеди могут лишь дезорганизовать народ, отвлечь его от выполнения священных обязанностей, отдать его в руки врагу, который под личиной благолепия и богопочитания вершит свои гнусные дела. Чтобы еще больше одурманить народ, автор трактатов и распространители их, надрываясь от злобы, отбрасывая логику, не считаясь с фактами, кричат, что опыт построения жизни на основах разума есть безумие и неизбежно потерпит крах".

Эксперт увидел в религиозных проповедях стремление оклеветать современность, сожаление о прошлом, "когда в жизни хозяйничали душители народа, а поповствующие им елейно подпевали и сдирали последнюю шкуру с трудящихся". Усмотрел он там и призывы "не идти против гитлеровской шайки". Такие далеко идущие выводы он сделал на основании всего одной фразы: "но победитель на брани, за что бы он ни сражался, есть все же хищник".

По современным понятиям ничего крамольного в рукописях не было, хотя при желании найти несоответствующие строю высказывания можно даже в детском стихотворении. Но власти так не считали.

Обидно, что старые знакомые Зинаиды Александровны, вызванные в суд для дачи показаний, вспоминали даже малозначащие мелочи. Неблизкая подруга показала следователю на допросе: "Как помню, я была в квартире Ивановой в конце июня. Трудящийся народ, пришедший к власти в нашей стране, Иванова злобно называла чернью, заявляла, что якобы все честные люди сейчас сидят в тюрьмах, а остальные ходят на воле. Этот разговор был в 1938 году. Я считаю, что Иванова настроена враждебно к советскому строю и она пыталась свои контрреволюционные взгляды навязать мне".

И таких показаний в деле Зинаиды Александровны оказалось немало. Суд дал ей десять лет лишения свободы с конфискацией. А при обыске у вдовы управляющего золотыми приисками изъяли денег на 810 рублей, а также двое рейтуз, полотенце, шарф, гетры, шапку и наволочку. Иванова виновной себя не признала. Дальнейшая судьба ее осталась неизвестной.

Китайцы говорят: не приведи вам Бог родиться на переломе веков. Эта поговорка полностью оправдала себя в отношении Зинаиды Александровны. Как ни старалась она стать маленьким и неприметным, никому не интересным человеком, порой в разговорах с близкими людьми позволяла себе высказать собственные мысли о том, что творится вокруг нее. А собственных мыслей жене бывшего управляющего золотыми приисками Урала не простили. Зинаида Александровна исчезла из жизни незаметно… и даже памяти о ней не осталось. Обычная женщина, раздавленная государственной машиной. Одна судьба из тысяч подобных. Пусть земля ей будет пухом.


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты