Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Заводской классицизм

10 Января 2013
Заводской классицизм

В XIX веке, после перестройки господского дома, стену, обращенную к площади, на которую выходил двор и к которой был обращен фасад здания, заменили кованой оградой на каменном фундаменте и получился курдоннер — открытый двор, обрамленный с двух сторон корпусами флигелей.

Усадьбу и завод возводили по одним канонам архитектуры


В XIX веке, после перестройки господского дома, стену, обращенную к площади, на которую выходил двор и к которой был обращен фасад здания, заменили кованой оградой на каменном фундаменте и получился курдоннер — открытый двор, обрамленный с двух сторон корпусами флигелей.

Продолжение. Начало в № 186, 190, 194.

Дом Демидовых стоял в глубине двора, по боковым сторонам которого вытянулись хозяйственные постройки, которые были также сложены из кирпича: конюшня, каретник, амбар и пр. Две дальние от дома постройки — конюшня и заводская контора служили основаниями для двух шестигранных асимметричных башен. Башни, как и основная часть надворных служб, были построены вскоре после возведения господского дома. Весь двор был обнесен каменной стеной.

 

Дом взяли за основу


В 1809 году Кыштымские и Каслинский заводы покупает у наследника Никиты Никитича, Петра Григорьевича Демидова, вольский купец 1-й гильдии Лев Расторгуев. Возможно, главное здание усадьбы в Кыштымском заводе начали перестраивать еще в самом начале XIX века, очертания дома на плане 1806 года отличаются от того, что показано на планах XVIII века. Но полномасштабная реконструкция здания произошла, видимо, при наследниках Л. Расторгуева в тот период, когда заводами управлял Григорий Зотов. Дом, теперь уже Расторгуевых, стал на этаж выше, расширился. Оформление его обрело черты классицизма — направления, господствовавшего в то время в российской архитектуре. Причем старое здание не было снесено, оно было использовано как основа. В новом доме центральный зал первого этажа имел сводчатое перекрытие — с большой долей вероятности этот облик зал сохранил с XVIII века.


Имя архитектора, создавшего новый облик здания, неизвестно. Было высказано предположение, что автором проекта мог быть Малахов, но подтверждения этому пока не найдено. Известная исследовательница городов-заводов Р. Лотарева предложила версию, что автором усадьбы Харитонова (зять Расторгуева) и господского дома в Кыштыме является К. Адамини, но основания у этого предположения более чем зыбкие. Так что и здесь сплошные загадки…

 

Реставрация затянулась


Очевидно, примерно в то же время, на другой стороне пруда, было построено здание заводского госпиталя. Двухэтажный дом с колоннадой на всю ширину парадного фасада, с двумя небольшими флигелями, расположенными симметрично, по обе стороны здания. Флигеля с главным зданием госпиталя зрительно объединяла каменная ограда. Комплекс госпиталя служил своеобразным «отражением» господского дома на другом берегу пруда — отражением немного упрощенным, уменьшенным, но повторяющим «прототип» в основных, узнаваемых, деталях.


И еще один архитектурный комплекс, который сложился в центре Кыштыма в тот же период — здания Верхне-Кыштымского завода. Сама специфика заводских построек накладывает ограничения на оформление их фасадов. Тем не менее, если мы посмотрим на изображение фасада Верхне-Кыштымского завода второй половины XIX века, то должны будем признать, что общая стилистика оформления зданий тяготеет к классицизму.


Верхне-Кыштымский завод вовсе не был в этом отношении исключением, многие заводы в этот период были перестроены и оформлены в соответствии с архитектурными тенденциями своего времени. Но далеко не каждый завод мог предъявить миру своеобразный ансамбль каменных зданий, построенных в стиле классицизма: господский дом, госпиталь и завод, а в стороне, на острове, возвышаясь над заводом и поселком, — церковь.


Эти здания и сегодня существуют в Кыштыме. Только главный корпус завода сейчас забран в металл и стекло, а Белый дом, так называют здание, построенное Демидовыми и перестроенное Расторгуевыми, после нескольких лет реставрации пребывает, пожалуй, в худшем состоянии, чем до ее начала. По крайней мере внешне выглядит так.

Гаяз Самигулов

 


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты