Православный собор нес и «светскую» функцию

21 Августа 2013
Православный собор нес и «светскую» функцию

Заложили собор рядом с Николаевской церковью, чуть южнее ее. Было решено для ускорения постройки собора казаков на обычное дежурство на Уйскую линию не отправлять, а задействовать их для изготовления...

Заложили собор рядом с Николаевской церковью, чуть южнее ее. Было решено для ускорения постройки собора казаков на обычное дежурство на Уйскую линию не отправлять, а задействовать их для изготовления кирпича, которого предполагалось сделать 500 000 штук. Среди казаков выявляли тех, кто умел делать кирпич, а также «санников» — изготовителей саней и телег.

Продолжение. Начало в номере «ЮП» за 15 августа.

 

Штрафник на стройке

Сани и телеги нужны были для перевозки готового кирпича от «кирпишного сарая» к месту строительства, а возможно, и глины, от  места добычи глины до кирпичного завода. Поскольку в Челябинске и прочих крепостях специалистов по изготовлению кирпича и классных каменщиков, очевидно, не оказалось, то провинциальная канцелярия обратилась к настоятелю Далматова монастыря Сильвестру: «благоволите из находящихся при Далматове монастыре как для указания делать кирпичи так и для клажи церкви святой мастеров достойных трех человек прислать в Ысетсую правинциалную канцелярию которым по договору неоскудная плата отсель быть имеет».

Несколько человек из Далматова монастыря в Челябинск были посланы, в том числе каменщик Акинфей Денисов и часовщик Василий Журавлев, однако, вскоре выяснилось, что на них Екатеринбургской конторой судных и земских дел наложен штраф за сокрытие беглых. Возможно, это был только повод, но настоятель Сильвестр категорически потребовал вернуть Денисова «со товарищи» в монастырь.

Провинциальные власти вовсе не были намерены терять единственного специалиста в самом начале работ и ответили Сильвестру, что, мол, со слов самого Денисова — штраф ему платить нечем и желает он сумму этого штрафа в 15 рублей семьдесят одну копейку и три четверти копейки отработать на строительстве собора в Челябинске. Проработал мастер на стройке собора недолго — уже в 1753 году он строил церковь в Тобольске,  очевидно, отработав сумму штрафа, Денисов вернулся в монастырь. Можно предположить, что из Челябинска он отбыл не в 1753 году, а гораздо раньше. Так что, выполнив задачи закладки собора и, видимо, обучив каких то людей выделке кирпича, мастер уехал в Далматовский монастырь и руководить дальнейшей постройкой церкви не мог.

 

Казаки в раскол

Насколько можно судить, Акинфий Стафеев Денисов был действительно хорошим мастером — «нарасхват». В 1760 году власти Исетской провинции вновь потребовали направить Денисова в Челябинск, но он работал на строительстве Николаевской церкви в селе Николаевском (ныне г. Далматов) и вместо него в город были посланы два других мастера. Цитированные выше документы позволяют уточнить некоторые детали строительства собора, описанные в прежних публикациях. В частности, уже традиционно указываются Акинфий Стахеев и Акинфий Денисов как два разных мастера, в действительности это один человек — Акинфий Стахеев (в документах Стафеев) (сын) Денисов.

В ноябре 1764 года, когда строительство собора было близко к завершению, но крыша и купола, очевидно, еще не были покрыты, местные власти обязали жителей города «для охранения и душеполезности в Челябинске строющейся Христорождественской с приделами святой каменной церкви с верхнего своду снег очистить и покрыть скалом (берестой. — Авт.) чтоб от растаявшаго снегу размыкать и дрябнуть не мог».

Опять-таки из этого документа можно сделать вывод, что к зиме 1764 года своды были уже выведены. Затягивание строительства власти связывали с тем, что многие местные казаки «находятся ныне уклонными в раскол, то статся может, что они к строению той святой церкви не усердствуют». Поскольку казаки в ту пору составляли основное население Челябинска, то и нагрузка по постройке собора лежала в первую очередь на них. Однако, «прошлого де 1764 года оные казаки, не слушая от тех главной команды указов и ордеров, а наипаче войсковой хорунжий Спиридон Племянников, не рача о святой церкви, во все лето строение, за недачею людей уничтожил, отчего де почти и не происходило (строения. — Г. С.), а лето было крайне дождевое, к тому же непокрытие на церкви сводов, весьма делались великие скверны…».

Получается, что своды покрывали берестой не от хорошей жизни. В 1765 году Тобольская духовная консистория выдала воеводе Исетской провинции премьер-майору Н. Хрущеву «Сборную книгу для сбора денег на достройку Христорождественской церкви в Челябинске», работы по строительству были активизированы. В 1766 году заканчивается строительство собора. Как говорилось выше, в 1768 году здание Никольской церкви было перенесено в Казачью слободу, где было освящено уже во имя Святой Живоначальной Троицы. Казалось бы, все ясно, но оказывается, Никольская церковь в 1768 году переехала в Заречье не вся.

 

Нашли время и для часов

В апреле 1780 года в Челябинское духовное правление от священников Троицкой церкви поступило «покорнейшее доношение»: «По заведении здешняго города состояла церковь во имя угодника Христова Николая Чудотворца и при ней колоколня деревянныя. Коя церковь и перенесена здешняго ж города за Мияс реку и освящена Троицкою, а вместо ее церковь Христорождественская с приделами Иоанна Богослова и Николая Чудотворца и при них колоколня каменная строением уже ко окончанию приведена. Итак древянная ныне при той Христорождественской церкви состоит праздна, того ради Челябинское духовное правление покорнейше просим оную деревянную колоколну для украшения церковнаго к церкви Троицкой приказать перенесть». Таким образом, полностью здание собора, включая колокольню, было достроено лишь к 1780 году, а Троицкая церковь вплоть до того же года обходилась без колокольни.

В свете этой информации становится немного понятнее и ситуация с часами на колокольне. Судя по тому, что часовщика Журавлева выписали из Далматова монастыря одновременно с Акинфием Денисовым, т. е. в 1748 году, часы на колокольне будущего собора планировались изначально. Однако строительство пошло не так быстро, как предполагалось, и часовщик оказался на первых порах не нужен. Впрочем, позднее тоже.

Монтировать часы на колокольне имело смысл только по окончании строительства, либо одновременно с ним. Возможно, что часы были на колокольне с конца XVIII в., то есть были установлены на последнем этапе строительства. А к началу XIX в. их появление относят, поскольку в это время они упоминаются в документах, насколько я понимаю, в связи с наймом часовщика для их обслуживания. Сама по себе эта функция колокольни довольно любопытна — за отсутствием ратуши европейского типа, на башне которой можно было бы разместить куранты, их устанавливают на самом высоком сооружении в городе. Колокольня, таким образом, несет дополнительную, «светскую» функцию. Оказывается, это была не единственная мирская «деталь» собора…

 

Аренда для ремонта

С Христорождественским собором связана еще одна загадка. Если посмотреть на его фотографию, сделанную с западной стороны, то хорошо видны два пристроя, расположенные по сторонам колокольни, точнее, даже притвора. Можно было бы воспринимать их как просто боковые «ящики», если бы не неожиданные подробности, выяснившиеся из архивных документов. В июне 1779 году Челябинское духовное правление обращается в Исетскую провинциальную канцелярию: «Небезизвестно и самой оной канцелярии, что при здешном Христорождественском каменном соборе в двух со обеих сторон паперти состоящих палатках содержится государственная денежная казна с 1756 г.». Духовное правление просило оплатить аренду «палаток», чтобы было на что починить прохудившуюся крышу (кстати, деревянную).

Власти начали выяснять, для чего вообще эти «палатки» строились — документов по этому поводу не сохранилось, а все действующие лица как в провинциальной канцелярии, так и в духовном правлении со времени постройки собора сменились. Оренбургское губернское правление объявило претензии Челябинского духовного правления на арендную плату за прошедшие годы пользования помещениями несостоятельными и предписало выделить необходимые для ремонта 56 руб. 66 коп.

Духовное правление послало запрос бывшему заказчику Челябинского духовного правления Флоровскому. Петр Флоровский прислал ответ, в котором говорилось: «…градочелябинский Христорождественский собор обложен был не мною, а точию когда я находился при помянутом Челябинском городу протопопом и закащиком известно мне было от преждебывшых господ тогда тамо командиров — Каменные при той церкви пристройки были: чтобы устроить из них приделы во имя Похвалы Пресвятыя Богородицы и Святыя Великомученицы Екатерины. О чем сим и извествую».

Продолжение следует.

 Бумажная версия данного материала появится 22.08.2013 г.

Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты