Торговая преемница

25 Ноября 2014
Торговая преемница

Откуда «выросла» первая ярмарка в Челябинске

 Откуда «выросла» первая ярмарка в Челябинске

 Года два назад я публиковал в «ЮП» статью, где рассказывалось о том, что Челябинск в первые годы своего существования чуть было не стал центром меновой торговли с казахами, а потенциально, и с купцами из Средней Азии.

Из прочих дальних городов

Но после постройки в 1743–1744 годах Троицкой крепости и Уйской линии в целом, наш город остался далеко в глубине территории Исетской провинции, а меновая торговля теперь развивалась возле Троицкой крепости. И именно меновую торговлю имел в виду И. И. Неплюев, когда писал доношение в Сенат, где говорилось об учреждении в Челябинске ярмарки. Но вскоре после того как этот пункт был прописан, он потерял актуальность. То есть ярмарочной торговли в Челябинске долгое время не было. И. В. Дегтярев в свое время нашел в центральных архивах, наряду с прочими, два весьма интересных документа — отсветы на анкету для составления географического описания Исетской провинции, подготовленные в 1761 г., и описание Челябинской крепости 1768 г. Приведу выдержки как из первого, так и из второго документа.

1761 год: «В Чилябинской крепости знатных ярманок не бывает, но токмо гостинной двор деревянной имеетца и с товарами, а купцы приезжают русские и татара из городов Казани и Тобольска, а привозят сукна, китайки, выбойки разных цветов, холсты, сапоги, башмаки мужские и женские, чай, сахар, коты, ленты разные, зер­кала, бумагу пищую, чернила китайские, мыло и протчие мелкие рухляди. А сверх того и челябинского посаду купцы в том гостинном дворе купечество имеют, а за товарами ездят в вышеписанные города и на Ирбитскую ярманку, а привозят те ж товары. Учрежденного ж торгового дня в торговле не имеют, но торгуют и каждой день, кому как случитца, а в базаре торг имеют потому ж небольшой, но всякой день, а более в воскресной».

Второй документ, 1768 г.: «Во оном городе Челябинску, ярманок не бывает, а торгуют Челя­бинское купечество на гостинном дворе обыкновенно в каждые дни. Ярманки ж бывают в подчиненном Исетской провинции городе Шадринску, в год 5 раз: ноябре 8, июня 29, в первое воскресенье Великого поста, на­зываемое сборное по три дни, марта 25, августа 6-го чисел по два дня. На оные приезжают купцы из городов Тобольска, Тюмени и Туринска, из Казани, из Оренбурга и Челябинска, из Екатеринбурга, с Невьянского заводу, из Троицкой и Ирбитской ярманок, а временно (иногда, временами. — Г. С.) и из прочих дальних городов, русские и татара».

В таком случае, когда и в связи с чем появилась ярмарка в Челябинске?

И китайским торговали

Как выяснилось, это торжище поначалу было прописано совершенно по другому адресу — в селе Николаевском Успенского Далматова монастыря. Поначалу этот населенный пункт, возникший в 1650-х гг., назывался Служней (Служилой) слободой Успенского монастыря. Название «Служняя» было характерно для XVI XVII вв. — так назывались слободы, где жили государевы служилые люди, но чаще — слободы при монастырях, где жили обслуживавшие монастырь крестьяне и мастеровые.

В 1691 г. бывшая Служняя слобода впервые упоминается как Николаевское село, называвшееся так по построенной там церкви. Именно в селе Николаевском (возможно, еще в ту пору, когда оно называлось Служней слободой) и возникла ярмарка, приуроченная к Никольским праздникам — 9 мая и 6 декабря (по старому стилю). По уверению представителей Далматова монастыря, ярмарка существовала чуть ли с основания монастыря и по некоторым пунктам торговли к 1760-м гг. могла сравниться с Ирбитской. Что интересно, в числе прочего, чем торговали в селе Николаевском, были названы китайские товары.

Возникновение ярмарки в Приисетье вполне объяснимо, этот край активно заселялся русскими во второй половине XVII в. и по мере роста русского населения развивалась торговля как местными, так и привозными товарами. Правда, не совсем понятно, почему об этой ярмарке не сообщается в ответах на анкету 1761 г., как уже сказано выше, там названы ярмарки, проходившие в Шадринске, но ничего нет о Николаевском торге. Возможно, обороты этой ярмарки были не очень велики и она имела сугубо местное значение, а может статься, что судьба Николаевской ярмарки была уже решена и упоминать ее в документе не стали.

Вопреки традиции

На зимнюю Николаевскую ярмарку 6 декабря 1767 г. приехал тогдашний воевода Исетской провинции подполковник И. Лазарев. Походив по ярмарке, он расспрашивал купцов и крестьян, приехавших на торжище: «не будет ли им от переведения той ярманги в Чилябинск каких неполезностей и в торгу уменшения?» Спрошенные люди вроде как отвечали вполне одобрительно: «де все они согласны к переезду той ярманги в Чилябинск, желание объявили».

19 марта 1768 г. Оренбургское губернское правление по представлении тогдашнего губернатора князя А. А. Путятина издает указ «оную бываемую при Успенском Далматове м(о)н(а)ст(ы)ре в селе Николаевском ярмангу торгом на всегдашнее время перевести в Челябинск». На основании этого указа Исетская провинциальная канцелярия направила свой указ в управительскую канцелярию Шадринского дистрикта, куда входил Далматов монастырь, о переводе ярмарки в Челябинск. Указ был получен в Шадринске 1 апреля 1768 г. Ярмарку перевели без изменения сроков, благо в челябинском Христорождественском соборе был придел во имя Николая Чудотворца — ярмарка оставалась Николаевской и должна была проводиться в те же дни, что и на землях Далматова монастыря.

Казалось бы, логично предполагать, что начало ярмарок в Челябинске и датируется 1768 г. — указ же этого года. Формально конечно так, а реальность, скорее всего, была несколько иной. Мало поставить в известность о переводе ярмарки местные власти, надо, чтобы эта новость дошла до тех людей, что будут торговать на ярмарке, а это не только крестьяне окрестных деревень, но и иногородние купцы. Как бы то ни было, первые реальные ярмарки могли пройти в Челябинске не раньше чем в 1769 г. Однако дело пошло не очень бойко, народ не особо стремился ехать торговать в Челябинск, предпочитая привычное место в селе Николаевском.

Причин тому было немало. Во-первых, если ярмарка существовала на этом месте даже не 100 лет, а пятьдесят, то это уже сложившаяся традиция, налаженные контакты, отработанные маршруты и пр. Во-вторых, Приисетье, в отличие от района Челябинска, было густонаселенным краем, где было гораздо больше платежеспособного населения и товаров местного производства. В-третьих, в районе Далматова монастыря проходило больше важных дорог, не надо забывать, что еще в 1754 г. правительство издало указ, запрещавший купцам использовать для поездок за Урал другие дороги, кроме Верхотурской (Бабиновской), той, что шла через Соликамск и Верхотурье и далее в Зауралье. Все остальные дороги вплоть до конца XVIII в. формально были закрыты для торговых караванов, по крайней мере, российских.

С горшками и мехом – в Челябинск!

Насколько можно судить, развитие ярмарки на новом месте не очень то заладилось. В 1771 г. экономическому казначею Далматовской вотчины, секунд-майору Чюрсину, «разных городов купцы и протчие разного ж звания люди коих сколко во оно время быт случилось» дали подписку, что желания на перевод ярмарки в Челябинск они не изъявляли, и подполковнику Лазареву никаких подписок о согласии на такой перевод не давали. Естественно, что Далматовский монастырь не хотел лишаться такого источника дохода. За один день 9 мая 1776 г. доходы церкви в селе Николаевском от продажи свеч, аренды лавок, пожертвований составили 141 рубль, а кроме этого еще 120 аршин холста. Это спустя восемь лет после официального перевода ярмарки. А каковы были доходы в период ее расцвета? По крайней мере, сами руководители монастыря писали, что именно благодаря доходам от ярмарки в Николаевском была построена каменная церковь о двух приделах с колокольней.

Действительно, купцам не было особого смысла ехать торговать в Челябинск. Для торговли с казахами и покупки среднеазиатских товаров существовал Троицкий меновой двор. С точки зрения населенности и, соответственно, потенциального покупательского спроса, Далматовская вотчина была гораздо привлекательней, чем Челябинск. Кроме того, очень важным фактором была традиция, «культурная освоенность» села Николаевского как места проведения ярмарки. Дошло до того, что 18 февраля 1776 г. в Шадринской управительской канцелярии был получен указ Исетской провинциальной канцелярии. По получении этого указа секунд-майор Авраам Нелидов направил письмо в Далматовское монастырское правление о том, что поскольку ярмарка из села Никольского давно переведена в город Челябинск, «велено о недопущении отнюдь к производству там торгу».

До этого, очевидно, отчаявшись добиться реального перевода ярмарки в Челябинск одними указами, провинциальные власти организовали досмотр вещей людей, прибывших в Николаевское село в праздничный день. Если у кого оказывался с собой товар — ткани, меха, горшки и пр. — его направляли в Челябинск, на ярмарку. Торговать в Николаевском не давали. Так было 5 декабря 1775 г., так же и 9 мая 1776 г. из Шадринска прибыла команда во главе с сержантом Кадомцевым, чтобы не допустить торговли в селе Николаевском… Напомню, что невзирая на «блокаду», церковь Николая Чудотворца получила 9 мая 1776 г. неплохую прибыль, в том числе за аренду лавок — 10 рублей 44 копейки. Такая вот картина — ярмарка давно переведена, власти торговлю запрещают, воинская команда блокирует рыночную площадь, и при этом идет прибыль от торговли, которой вроде как бы и нет.

Таким образом, в Челябинске ярмарка появилась не вдруг, а как преемница традиций старой Далматовской Николаевской ярмарки. Мы сейчас не можем сказать, насколько бойко пошла торговля на новом месте, к сожалению, пока эта тема мало изучена. Из приведенного материала видно, что на первых порах у ярмарки на новом месте были проблемы, вынуждавшие власти на репрессивные меры к торгующим на старом месте. Скорее всего, на первых порах никто особо не рвался ехать торговать в Челябинск.

Читайте также:

Почему Челябинская крепость не смогла стать местом для торжищ


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты