Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

К 70-летию Победы. Прадед и его горящий танк

21 Января 2015
К 70-летию Победы.  Прадед и его горящий танк

О последних часах жизни героев память хранят зачастую лишь фронтовые письма

О последних часах жизни героев память хранят зачастую лишь фронтовые письма

 Этот снимок сделан в 1938-м, за три года до войны.

Слева стоит Иван Харитонович Миклин. Пять лет назад он женился. Через два года станет председателем большого колхоза. А еще через четыре — геройски погибнет…

 Похоронке не верила

В 1942 году в их дом пришла похоронка, извещавшая, что старший сержант Иван Харитонович Миклин, «…в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, убит 8 июля 1942 года. Похоронен в д. Оскуй Чудовского района Ленинградской области».

Пришло страшное известие в деревню Шайки Фаленского района Кировской области, где тогда жила семья Миклиных. Супруга Ивана — Анастасия Гавриловна Миклина не поверила, что в тот момент она стала вдовой. Не хотела верить, а потому и стала в отчаянии писать фронтовым товарищам мужа в надежде, что, может быть, произошла лишь роковая ошибка… Так ведь иногда чудесно бывало в войну…

Но ошибки не было. Это подтвердил один из откликнувшихся друзей погибшего, написав Анастасии Гавриловне теплое и по своей возможности утешительное письмо: «…да вам, а вместе с вами и нам не легко потерять хорошего боевого друга. Ванюша, как мы его звали, погиб героически при выполнении боевой задачи как настоящий сын нашей прекрасной матери — Социалистической Родины…» Но и после этого она долго еще не верила похоронке…

 Эшелон в вечность…

Дочь Ивана Харитоновича — Галина Ивановна Толстикова — вспоминает тот самый 1938 год, когда отца забрали в армию и когда сделан был этот снимок. Отслужив положенный срок, в ноябре 1940 года он вернулся домой, и вскоре толкового тракториста назначили председателем колхоза «Гигант» в Кировской области.

Но побыл он в этой должности лишь полгода — началась война. Ивана Миклина отправили в Нижний Тагил, где тогда формировались танковые части. Недавний тракторист стал механиком-водителем танка Т-34.

А дома оставалась супруга Анастасия и две его дочери — Зинаида и Галина, которой на тот момент было всего пять лет. Но она отчетливо помнит, как увидела отца  уже в защитной форме через несколько месяцев после начала войны. Увидела, как оказалось, в последний раз. Счастливо или нет, но так уж вышло, что именно через их станцию проходил эшелон с военной техникой с Урала. Как кадры военной хроники остались в ее детской памяти печальные глаза отца, душераздирающие крики родных и оглушающий шум проходящего состава. Уходящего на Запад. В неизвестность. В вечность…

 Помогла газета

В 1991 году в газете «Красная звезда» была помещена заметка «Помогите найти человека». Ее автор от имени жителя Бериславского района Херсонской области, инвалида Великой Отечественной войны Анатолия Елисеевича Сулимы обращалась с просьбой откликнуться родных Ивана Харитоновича Миклина. Несмотря на то что после войны к тому времени прошло почти полвека, Анатолий Елисеевич вспомнил даже название деревни, где жил его однополчанин, — Фаленки. Это и помогло в поисках. Заметку в центральной газете прочитал родной брат Ивана — Кузьма Харитонович Миклин, тоже фронтовик. Да еще какой! С войны вернулся, лишившись части черепной коробки. Все говорили: «Не жилец…». Но бывший солдат прожил до 90 лет! Прочитав о своем родном брате, он тут же ответил письмом в село Отрадокаменское Бериславского района.

О том, что их отца разыскивают однополчане, вскоре узнали и в далеком от херсонской земли Кыштыме Челябинской области, где жили дочери Ивана Харитоновича Миклина — Зинаида и Галина. С Анатолием Елисеевичем Сулимой завязалась переписка. Так, спустя полвека родные Ивана Харитоновича узнали о последних часах его жизни.

 Вспоминая горящий танк

В тот роковой день 8 июля 1942 года «тридцатьчетверки» 501-го танкового батальона переправились на паромах через легендарную реку Волхов, что в Ленинградской области. Наши начали атаку в пять утра. Немцы встретили их плотным огнем. Анатолий, который был заряжающим, вместе с другом Иваном, сидевшим на месте механика, видели, как впереди них уже горели несколько наших танков. И вдруг термитный снаряд прямой наводкой попал в их танк. Командир экипажа и пулеметчик погибли в горящей машине.

Анатолий Сулима писал: «Мы с Иваном сумели выскочить. У меня обгорела вся спина, ягодицы, руки, лицо, грудь, шея. У Ивана — весь живот, голова. Поползли. Попали в воронку с водой, потушили огонь. Потом потихоньку, где ползком, где пригнувшись, добрались до расположения пехоты». Обгоревшие танкисты попали в санбат. После этого, по словам Анатолия, он уже никогда не видел своего друга. Было на ту пору Анатолию 19 лет. А его другу, Ивану, 26 лет…

Все послевоенные годы Анатолий, ничего не знавший о похоронке, верил в то, что друг его жив. А родные Ивана — наоборот, с похоронкой в руках ничего не знали о последних днях его жизни…

 Письма со сцены

Живущая ныне в Кыштыме внучка Ивана Харитоновича Миклина — Тамара Алексеевна Силаева рассказала удивительную историю жизни своего рода.

В 1914 году в их родную деревню Шайки вернулся с фронта отец Ивана — Харитон Миклин, потерявший ногу на фронтах Первой мировой. Все было у крепкого селянина — и свое гумно, и молотилка, и лошади. Вместе с тремя сыновьями и тремя дочерьми стал поднимать большое хозяйство. Да, видать, не суждено было дружной семье Миклиных счастья иметь от него. Продразверстка, колхозы… Почти все отобрала у Миклиных новая власть. Но чтобы хоть что то осталось «на прожитье» у детей, женил мудрый Харитон своего семнадцатилетнего сына Ивана на девятнадцатилетней Анастасии. А сам, лишившись всего, повесился…

Второй его сын, Сергей, погиб на финской войне. Из всех братьев остался только Кузьма, который и узнал первым о героической судьбе брата…

И о судьбе этой, и о пожелтевших письмах с фронта поведает совсем скоро со сцены челябинского Молодежного театра его режиссер Ольга Устинова. В этом театре тоже по-своему готовятся отметить 70-летие Великой Победы. А молодому режиссеру Ольге Устиновой особенно дороги строки этих фронтовых писем, поскольку упоминается в них имя ее родного прадеда, Ивана Харитоновича Миклина…

Фото из личного архива Ольги Устиновой (Силаевой)

 Читайте также:

 К 70-летию Победы. Объектив челябинца запечатлел печи Майданека и предчувствие Победы

В Челябинске живет единственный оставшийся в живых участник парада в Москве 7 ноября 1941 года

Николая Беха называли заговоренным. 70-летию Победы посвящается


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты