Путин спасет. Отмена электричек в Челябинской области добьет глубинку

5 Февраля 2015
Путин спасет. Отмена электричек в Челябинской области добьет глубинку

Такого в Верхнем Уфалее еще не было, чтобы город и его жители остались без пригородного железнодорожного сообщения, уверяют старожилы

Такого в Верхнем Уфалее еще не было, чтобы город и его жители остались без пригородного железнодорожного сообщения, уверяют старожилы.

Даже в лихие 90-е и непростой 2008-й, когда «Уфалейникель» переживал не самые лучшие свои времена, электрички (так в России принято называть  все пригородные поезда) ходили, а люди, хотя бы в Екатеринбурге или Челябинске, но все же работали. Сейчас, пока одни уфалейцы собирают подписи за возвращение пригородных поездов, другие уже готовы сесть на рельсы. Сейчас появилась надежда, президент страны Владимир Путин потребовал вернуть все отмененные за последнее время в России электрички на свои маршруты.

Инцидент за 120 лет

Вокзал на станции Верхний Уфалей современный, светлый, чистый и абсолютно пустой. За час до прибытия поезда из Екатеринбурга здесь нет ни души. Из-за стекла окошек билетных касс на нас неодобрительно посматривают кассиры в униформе да бросают косые взгляды охранники «Зубра», сидящие, скорее, для проформы: скоро и охранять вокзал будет не от кого. С отменой сообщения между Верхним Уфалеем и Челябинском да Екатеринбургом останавливаться на станции будут только проходящие поезда дальнего следования Тюмень—Махачкала, Санкт-Петербург—Астана, Новый Уренгой—Челябинск, Новый Уренгой—Оренбург. Причем не каждый день.

— В будни, может, народу и немного ездит, а вот в выходные здесь всегда аншлаг был. Говорят, как только погасят долг, электрички пустят обратно, — поджаривая беляши, рассказывает Камилла, которая уже назавтра свернет на вокзале буфет — кормить ей будет некого. Кроме как с ней, перекинуться словом не с кем. Начальнику вокзала и его подчиненным вышестоящее руководство запретило давать какие бы то ни было комментарии прессе. — Такого еще никогда не было, чтобы совсем сообщение прекратили: Челябинск отменяли на зиму, а вот Екатеринбург — никогда…

Пока жарятся беляши, рассматриваем историческую экспозицию вокзала. Благо, она тут же. В четырех небольших стеклянных стеллажах заключается 120 лет истории станции: в 1895 году через Верхний Уфалей прошла железнодорожная ветка Екатеринбург—Челябинск, была образована железнодорожная станция Уфалей и построено паровозное депо. За стеклом лежат фотографии еще паровозной станции, путейцы тех лет, коммутаторы технологической связи, компостеры, пожелтевшие от времени документы и номера газеты «Призыв»… За 120 лет сообщения город впервые остался без пригородных поездов.

Встречающие родственников и близких начинают между тем понемногу подтягиваться на вокзал. Почти все хотя бы ненадолго останавливаются у рамки металлоискателя, на которую приклеена телеграмма об отмене пригородного сообщения.

— Конечно, все огорчены. В больницу в областной центр как теперь пенсионерам, например, поехать? Автобусом то в два раза дороже выходит, — рассуждает пенсионер Николай Булатов. Вместе с супругой он встречает друзей из Екатеринбурга. — Ладно мы… Молодежь жалко! Город у нас и так умирающий. Молодежи все меньше остается. Оно и понятно, почему. Все бегут в города побольше. В Уфалее, конечно, есть работа. Официально зарплата выше 20 тысяч. Но более или менее нормально получают разве что на «Уфалейникеле». На деле люди работают за 10–15 тысяч рублей. Большие начальники же как рассуждают: «Живут в деревне — им хватит!» А цены на все такие же, как в Челябинске. Вот и едут наши ребята в Екатеринбург работать. Но вы же понимаете, заработок свердловский и здешний несопоставимы. Как теперь, после отмены электричек вахтовикам работать, как семьи содержать?

 Отрезанный от мира Коркодин

Пригородный поезд Екатеринбург-Верхний Уфалей, состоящий из четырех серо-красных вагонов, прибывает на первую платформу без опозданий. Вахтовиков, а большая часть пассажиров дневного состава именно они, видно сразу.

— Конечно, мы в шоке. Ездим два-три раза в месяц домой. Четыре вагона в выходные на всех электричках битком. Как 500–700 человек в выходной в автобусы влезет, при условии, что посадочных мест всего 46, а рейсов всего три поставили, я не представляю. Это на крыше что ли ехать, как в Индии? — возмущается уфалеец Андрей Еремин, уже не первый год работающий на турбинном заводе в Екатеринбурге. — Нам говорят: «Есть проходящие поезда…» А как в них то ехать? Тем более, если поезд ночной? Во-первых, люди на них заранее покупают билеты. Во-вторых, мы что, в тамбуре должны три часа стоять?

Проводники сочувственно вздыхают. Они знают всех своих пассажиров в лицо: изо дня в день в Екатеринбург ездят одни и те же студенты да простые работяги.

— Я сама живу в Верхнем Уфалее. Не представляю, как буду на работу добираться, — устало делится в перерыве Ирина Андреева, старший проводник  пригородного поезда. — Поезд пустят до Полевского. Если на работу я еще смогу на перекладных добраться, то вечером домой элементарно даже уехать будет не на чем… Хотя у нас есть хоть какой то шанс — автобусы. Жители нескольких поселков и вовсе оказались без сообщения.

Один из таких невезучих поселков — Коркодин — находится примерно в 13 км от районного центра. Здесь нет ни своего магазина, ни аптеки, ни больницы, и за каждой мелочью коркодинцы, а живет их здесь чуть больше ста человек, ездят в Верхний Уфалей. Работают же все преимущественно в Екатеринбурге. Сообщение — только железнодорожное. Автобусного нет.

— Они стали вообще невыездными. В Коркодин на будущей неделе обещают поставить один автобус. По четвергам. Представляете? — задает вопрос Ирина. — Но это же смешно! Моя знакомая из этого поселка сегодня ехала в Екатеринбург на свою последнюю смену. Ей пришлось уволиться — ездить на работу не на чем. Она одна воспитывает маленького ребенка. Теперь ищет работу в Уфалее. А вакансии есть только для мужчин: требуются в основном токари да сварщики. Глубинка и так вымирает, а тут еще оставляют людей без выбора…

Ждать аварий и жертв?

Чтобы понять, насколько автобусное сообщение, на которое рассчитывают перекинуть железнодорожный пассажиропоток с этого направления южноуральские власти, может стать альтернативой пригородному сообщению, мы идем на местный автовокзал. Обычный маленький вокзал с несколькими обшарпанными зелеными скамейками и ничего больше. Собственно помещение, где находится билетная касса и висит расписание, чуть больше 30 квадратных метров. Как здесь будут дожидаться в непогоду автобусов даже полсотни пассажиров, представляется с трудом.

— Ажиотажа из-за отмены электричек нет, — говорит Татьяна Фокеева, билетный кассир. — По телефону билеты уже спрашивают. Конечно, при этом пассажиры возмущаются. Всем нужна дешевая перевозка. Для тех же студентов льгот у нас в отличие от железной дороги нет.

У расписания, куда добавили три рейса до Екатеринбурга и семь до Челябинска, стоят несколько человек. В основном студенты.

— В два раза дороже получается, чем на электричке. Семьсот рублей туда и обратно, — говорит Альбина, студентка химического факультета ЧелГУ. — Теперь не каждому по карману будет ездить домой четыре раза в месяц. У меня половина одноклассников сейчас в Челябинске живет…

Автомобильная трасса, сетуют бывалые пассажиры уже с екатеринбургского направления, очень плохая: на почти 20-километровом участке до границы со Свердловской областью колдобина на колдобине. Кто здесь бывал, знает: на автомобиле ехать приходится крадучись, чтобы не разбить машину и самим остаться в живых. А уж как автобусы поедут, одному богу известно…

— Это дорога областного подчинения, и она, действительно, находится в очень плачевном состоянии. Хотя маршрут утвержден и разрешение уже получено в Москве, — говорят в местной администрации. — Вообще, нынешняя ситуация сложная и… внезапная. Обычно об отмене поездов уведомляют заранее. Нас же в этот раз буквально поставили перед фактом…

Пикет на рельсах

По данным администрации Верхнеуфалейского городского округа, в городе и пригородах проживает около 35 тысяч человек. Уровень безработицы в округе составляет 3,8 процента. В службе занятости опасаются, что в ближайшее время число безработных может увеличиться.

— В 1998 и 2008 годах во время кризиса, когда градообразующее предприятие «Уфалейникель» приостанавливало деятельность, железнодорожное сообщение позволяло нам снимать социальную напряженность, — говорит Сергей Хаев, заместитель главы администрации Верхнеуфалейского городского округа. — Люди ездили на вахту и зарабатывали. Сейчас железнодорожное сообщение заменит автобусное. Нам было сказано: «Не будет хватать автобусов, добавим…» Насколько оно эффективно, покажет время. Пока сложно делать какие либо прогнозы.

Между тем, уфалейцы уже начинают терять более или менее оплачиваемую работу в Екатеринбурге. Как, например, Юля Саттарова из Коркодина. Молодая женщина работала в столице Среднего Урала сначала администратором в ресторане, потом барменом. Работать умеет и хочет. Почти неделю она рассылает резюме по уфалейским компаниям. Но ни одного звонка так и не получила… Что будет дальше? На этот вопрос ответа нет ни у бывших ж/д пассажиров, ни у проводников, ни у местных чиновников.

— Сегодня в поезде женщины ходили с петицией. Собрали больше 1000 подписей, должны отправить бумагу на имя полпреда президента в УрФО. До этого письмо, говорят, отправили на имя Владимира Путина, — рассказывают местные жители. — Может, хоть это поможет. Нет, так на пикет пойдем.

Более радикально настроенные пассажиры, жизнь семей которых напрямую зависит от работы и железнодорожного сообщения, уверены, что пикетами делу не поможешь: народ терпеливый, поговорят, поговорят да смирятся.

— Проходящих поездов никто не отменял. Выйдем, сядем на рельсы на часик, другой, — рассуждают они. — Будет задержка — будут миллионные убытки у железнодорожников. Может, тогда почешутся местные власти о простых людях.

фото Вячеслава Шишкоедова

 

Послесловие

Вернуть на рельсы поезда

Когда материал готовился к печати, ситуация радикально изменилась. Впрочем, такой реакции от президента Владимира Путина и ожидали соотечественники. Жестко, решительно, но вопрос надо было решать незамедлительно. Именно этого глава государства и потребовал от кабинета министров.

Объяснения, что проблему породили новые принципы договорных отношений федерального бюджета, РЖД и регионов, президента не устроили. Так же, как и заверения, что через месяц все будет решено.

«Вы сейчас предложили набор мер, а что — раньше нельзя их было предусмотреть? — возмутился Путин. — Правительство чем занималось, когда вводило соответствующие нормативы и поддержало изменения взаимоотношений между регионами и РЖД?». После чего и последовала установка на немедленное восстановление движения поездов пригородного сообщения.

К слову сказать, Челябинская область оказалась еще не в худшей ситуации. Так, сотрудник пресс-службы РЖД Оксана Быхова в интервью «Газете.Ru» пояснила, что в январе 2015 года было ликвидировано более 300 маршрутов пригородных поездов. «Основные отмены коснулись Нижегородской области (35 поездов), Воронежской (16 поездов), Орловской (16 поездов), Кировской (16 поездов) областей и Пермского края (17 поездов). В Тверской области были отменены 34 поезда, в Костромской области — 3 поезда, в Самарской области — 11 поездов», — сообщила Быхова. В РЖД подчеркнули, что только 12 регионов из 64 подписали соглашения об урегулировании задолженности. В их числе и Челябинская область. Наш регион уже около 15 лет субсидирует пригородные перевозки. В годы правления Сумина ЮУЖД бывало, что перечисляли по 400 с лишним миллионов рублей. Позже, когда электрички перешли под крыло Свердловской пригородной компании, Тарифный комитет определил реальные затраты перевозчиков в размере 100 миллионов рублей. Железнодорожников такой тариф не устроил, и началось сокращение электричек.

Свои обязательства областные власти исполняют в полном объеме. Так, в прошлом августе был заключен договор об организации перевозки пассажиров железнодорожным транспортом в пригородном сообщении на территории Челябинской области на 2014 год и возмещении ОАО «Свердловская пригородная компания» потерь в доходах, возникающих вследствие государственного регулирования тарифов. Объем финансирования по договору — 100 миллионов рублей. В ноябре между министерством строительства, инфраструктуры и дорожного хозяйства Челябинской области и ОАО «Свердловская пригородная компания» было подписано соглашение на сумму 6,525 млн рублей в счет погашения задолженности за 2013 год. В этом году предполагается подготовить проект и заключить договор об организации перевозки пассажиров железнодорожным транспортом в пригородном сообщении на территории Челябинской области на 2016 год и возмещении перевозчику потерь в доходах, возникающих вследствие государственного регулирования тарифов.

Позиция областной власти — очевидна. Со своей стороны они выполняют взятые ранее обязательства, от перевозчиков ждут неменьшей социальной ответственности. И соблюдения вектора решения проблемы, обозначенной президентом.

Читайте также:

Со станции Верхний Уфалей ушла последняя электричка

 

Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты