В Варненском районе живет самая необычная в России интернациональная семья

18 Декабря 2008

В юности Володя Б. боялся девчонок как черт ладана, за что приятели, давно крутившие романы со всеми подряд, стали нарочно дразнить его бабником. Не подействовало. Дома отец методично настраивал скромного отпрыска на романтическое знакомство, но парень в ответ лишь краснел как помидор. На своем 37-летии Владимир в сердцах выпалил родителю: «Не торопи меня с женитьбой, а то будет у тебя сноха хромая, слепая или уголовница!» Как в воду глядел: судьба свела холостяка именно с такими дамами.

В юности Володя Б. боялся девчонок как черт ладана, за что приятели, давно крутившие романы со всеми подряд, стали нарочно дразнить его бабником. Не подействовало. Дома отец методично настраивал скромного отпрыска на романтическое знакомство, но парень в ответ лишь краснел как помидор. На своем 37-летии Владимир в сердцах выпалил родителю: «Не торопи меня с женитьбой, а то будет у тебя сноха хромая, слепая или уголовница!» Как в воду глядел: судьба свела холостяка именно с такими дамами.

С немкой Лизой Мельцтгер Володя познакомился благодаря Интернету. Фирма, в которой трудился одинокий карьерист, поручила ему подобрать информацию о зарубежных новинках медицинского оборудования. Выполняя задание, Володя нашел в мировой сети сайт, рекламировавший инвалидные коляски, и увидел там фотографию симпатичной иностранки, прикованной к железному креслу. Незнакомка, лишенная возможности передвигаться, запала ему в душу.

— Я постоянно думал о ней, — вспоминает Владимир. — К счастью, немецкое оборудование заинтересовало моего шефа. Я списался с продавцами товара, получил от них прайс с ценами, а через некоторое время и координаты женщины в инвалидной коляске. Ее звали Элизабет.

Звонок мужчины из далекой России застал немку врасплох. Трогательное признание в любви и оды в адрес ее красоты, переданные по телефону через переводчицу, Мельцтгер приняла за чью-то злую шутку и повесила трубку. Но южноуралец был настойчив, и Лиза вскоре сдалась. Трагическая судьба бедняжки тронула его до глубины души.

— Автомобильная авария отняла у нее мужа, дочь, а также возможность ходить. О работе экскурсовода пришлось забыть, — продолжает рассказ Владимир. — В рекламе инвалидных колясок Лизонька снялась из-за острой финансовой нужды. Мне понадобилось полгода, чтобы доказать ей, что я хочу жить с ней вовсе не из жалости, а по большой любви.

Владимир вкалывал на двух работах, чтобы купить любимой компьютер для удобства их общения и оплачивать себе репетитора по немецкому языку. А Мельцтгер тем временем зубрила русский и втайне от друга копила с пенсии по инвалидности ему на билет до Германии.

— Наша первая встреча была полна приятных неожиданностей. Так, выяснилось, что Элизабет выше меня на 15 сантиметров и старше на 7 лет, — улыбается Владимир. — В чужую страну я приехал с двоюродным братом, ее ровесником. Приняв его за меня, она осыпала Лешку страстными поцелуями, а со мной сдержанно по­здоровалась. В общем, посмеялись мы тогда от души!

После смерти отца Володя перевез Мельцтгер в Россию. В Володиной трешке женщина чувствовала себя полноправной хозяйкой, несмотря на то что всю домашнюю работу за нее выполняла домработница Люба. С бракосочетанием парочка не торопилась, считая штамп в паспорте пустой формальностью.

Заботливый муж регулярно вывозил пассию на городские мероприятия для инвалидов. На одном из них Мельцтгер увидела девушку, сопровождавшую одноногую мать.

— Верочка напомнила мне мою погибшую дочь, даже улыбки у них похожи, — говорит Элизабет. — Мы обменялись телефонами, стали дружить семьями. Вера только что освободилась из колонии, куда попала за кражу. Преступление она совершила ради матери, на лечение которой необходимо было дорогостоящее лекарство.

То, что новая подруга крутит за ее спиной роман с Владимиром, Элизабет узнала от Вериной матери. Открыть немке правду женщину вынудила беременность дочери. Вместо громкого скандала мудрая Мельцтгер предложила Володе поселить Веру Санникову в их просторной квартире.

С появлением в доме работоспособной любовницы необходимость в домработнице отпала, Любу рассчитали. А через пять месяцев Санникова воспроизвела на свет маленькую Асю. Лиза с удовольствием нянчила малышку. Когда та немного подросла, немка отправила Веру учиться на бухгалтера. В лапочке-дочурке и женах-красавицах Владимир души не чаял, задаривал их подарками и цветами.

— Я одинаково любил и ту, и другую. Об измене не помышлял. Но во время командировки в Польшу встретил в тамошнем парке незрячую Эльжбету Крысовяк с собакой-поводырем и потерял голову, — говорит мужчина. — По возвращении честно выложил все своим девчонкам. Они неделю не разговаривали со мной, потом Вера сказала: «Хватит страдать. Вези домой свою польку!»

— В феврале Эльжбета родила сына Яна. Нянек у него много, избаловали совсем парня, — сетует Владимир. — Девчонки зовут меня не по имени, а баобабом, а я их — моим гаремом. Они прекрасно ладят между собой: не ссорятся, не ревнуют.

В конце лета у интернациональной семьи появился свой коттедж с пятью комнатами. Самую большую из них взрослые отвели под детскую. У каждой Володиной жены свои апартаменты.
— Я всегда сыт, ублажен, — улыбается многоженец. — На днях первый раз сам подоил корову. Пусть люди критикуют, зато счастливей меня нет мужика на всем белом свете!

Марина Эргард

Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты