Эндаумент в переводе на русский

28 Января 2008

Первый раз с реальной благотворительностью я столкнулся три года назад в Америке. В большом зале шел большой концерт классической музыки. Около ста крепких афроамериканцев (сплошь мужчины с бронзовыми лицами) удивительно слаженно вели духовные песнопения — спиричуэл, завершив серьезную программу чуть ли не разудалым посвистом. Аплодисменты, вставание, скандирование. Хор не был профессиональным, он существовал на частные пожертвования...

Виктор Косолапов   

Первый раз с реальной благотворительностью я столкнулся три года назад в Америке. В большом зале шел большой концерт классической музыки. Около ста крепких афроамериканцев (сплошь мужчины с бронзовыми лицами) удивительно слаженно вели духовные песнопения — спиричуэл, завершив серьезную программу чуть ли не разудалым посвистом. Аплодисменты, вставание, скандирование. Хор не был профессиональным, он существовал на частные пожертвования.

Человек, пригласивший меня на это экзотическое действо, достал чековую книжку и что-то в ней быстро черканул. «Папа выписал двести долларов»,— с восхищением шепнул мне его приемный сын Денис, наш русский парень, волей судьбы оказавшийся в далеком Далласе. Не думаю, что мой американский знакомец хотел поразить гостя из России широким жестом, просто он любит музыку черных кварталов и считает естественным помогать людям, которые радуют его слух и согревают сердце…

Рубль на счет родной школы

Я вспомнил об этом событии не случайно. Во время своего визита в Челябинск первый заместитель председателя правительства России Дмитрий Медведев, беседуя с уральскими журналистами, произнес слово, которое многие из нас слышали в первый раз. И слово было — эндаумент. Хотя и английское, а «инглиш» сегодня — язык международного общения, все равно незнакомое и неведомое. Речь в тот момент шла о детях, образовании, о том, что на нем экономить нельзя. По всему выходило, что на нашем образовании как раз и сэкономили… (И не только на нашем. Никто из тех, с кем я потом говорил на эту тему, не мог сказать что-либо вразумительное.)

Как интеллигентный человек, заметивший легкий напряг у собеседников, бывший преподаватель гражданского и римского права в ЛГУ Дмитрий Анатольевич тут же разъяснил смысл сказанного:

— Эндаумент — целевой капитал, фонд добровольных пожертвований, которые специальным образом размещаются и приносят доход. Это явление англо-американского происхождения. При эндаументе деньги не проедаются. Они собираются для другого: чтобы зарабатывать для системы образования, здравоохранения, социальной сферы. Когда денег становится достаточно много и они начинают приносить доход, то его вполне может хватить на то, чтобы финансировать, например, текущую деятельность школы, колледжа или университета. А можно создать такой фонд и жить на его основе, но для этого нужно собрать достаточно большой объем финансов.

Как этого добиться? Выращивать хороших выпускников, которые были бы успешны в бизнесе и сохраняли теплые чувства к взрастившей их школе или альма-матер. Такими людьми могут стать благодарные пациенты лечебных учреждений, которым врачи вернули здоровье. Необходимо также развивать различные виды деятельности, связанные с фондами целевого капитала. И, наконец, третье. За границей не считается зазорным или унизительным перечислить родному университету один доллар. Больше нет или не хочу высылать. Но один-то всегда найдется! Так поступают практически все выпускники школ и университетов в США и Великобритании.

— Мне кажется, что, если мы будем чаще вспоминать учебные заведения, где учились, больницы, где нас спасали от недугов, выиграет все наше общество. Не сомневаюсь, у этого явления есть неплохое будущее,— заключил первый заместитель председателя правительства России Дмитрий Медведев.

Учимся быстро запрягать

Принято считать, что на российской почве приживается далеко не все, что пышным цветом цветет где-то там, за морями-океанами. К счастью, это уже не так. Вспомним: еще совсем недавно семья не являлась для многих россиян главной жизненной ценностью. По крайней мере, для мужчин. Карьера, благополучие — да. Но жена и домочадцы? Однако! Стоило президенту страны Владимиру Путину заговорить о проблемах этой ячейки общества, сбережении народа, ввести в жизнь еще одно новое понятие — материнский капитал, как все на глазах переменилось. Наши люди перестали стесняться своей привязанности к домашнему очагу, скрывать свою любовь к родным и близким. А беби-бум, что зародился и крепнет день ото дня! И откуда только у народа силы взялись? Мы ведь еще только выходим из беспросветной безнадеги девяностых годов. К счастью, Россия — молодая цивилизация, у нас сильный этнос, крепкая закалка. Россияне многое усваивали из того, что формулировалось лучшими умами мира. И обязательно вносили свою лепту.

Уверен, пройдет еще несколько лет, и никто в нашей стране не будет испытывать затруднений при произношении слова «эндаумент». И для такого оптимизма есть веские основания. В конце декабря 2006 года был принят федеральный закон «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций». Кстати, выносил его на обсуждение не кто иной, как первый заместитель председателя правительства России Дмитрий Медведев.

Сегодня в стране зарегистрировано уже более двух десятков фондов добровольных пожертвований. А первый эндаумент был создан в середине прошлого года для поддержки Финансовой академии в Санкт- Петербурге. На модернизацию материально-технической базы, финансирование научных проектов и исследований, научную деятельность студентов и преподавателей было тогда пожертвовано восемь миллионов долларов. Правда, эндаумент Гарвардского университета составляет сегодня более 24 миллиардов долларов, Йельского — 12,7 миллиарда, Принстонского и Стэнфордского — свыше 10 миллиардов каждый. «Национальный фонд искусств», выросший из эндаумента, фактически выполняет функции министерства культуры, которого в США нет. Но русские, известно, долго запрягают…

Куда еще расходуются деньги из фондов добровольных пожертвований? На оплату учебы студентов из небогатых семей, строительство новых университетских и больничных корпусов, спортивных площадок, концертных залов, обновление оборудования и техники, участие студентов в различных соревнованиях и олимпиадах. Да мало ли потребностей у динамично развивающегося человеческого сообщества!

В нас жив дух меценатства

В Челябинской области автору этих строк официально зарегистрированный эндаумент-фонд обнаружить не удалось. Но бескорыстные люди на Южном Урале, конечно же, живут. Это они жертвуют свои деньги на строительство храмов, ремонт школ и больниц, сооружение хоккейных коробок. Южно-Уральский государственный университет никогда не смог бы так высоко вознестись в небо, как сегодня, не будь у него совета выпускников. В тяжелейшее время, после августовского дефолта 1998 года, они сумели объединить усилия, материальные ресурсы, финансы и сделали невозможное: придали своей альма-матер тот величественный и монументальный облик, который стал достопримечательностью Челябинска. (Вот он, эффект от выращивания успешных и достойных людей!)

Известен своим отзывчивым сердцем саткинец Сергей Коростелев. Он помогает семьям группы риска, много средств направляет на ремонт медсанчасти комбината «Магнезит», реконструкцию объектов культуры, по его инициативе в городе построен теннисный корт.

Можно, конечно, растрогаться при виде девочки с косичками на последнем звонке, уронить слезу над седыми прядками первой учительницы, клясться в любви одноклассникам на традиционном вечере встречи. Это похвально и не возбраняется, но можно ведь и помочь школьному порогу. Материально. И тоже от всего сердца. А человек, который помнит обо всем хорошем, что ему сделали другие люди,— это уже не первый встречный, а твой современник. В нас еще жив дух меценатства, крепки традиции благотворительной деятельности. Неважно, в какую юридическую форму будут облечены души прекрасные порывы: эндаумент-фонда или любых других внебюджетных источников. Главное, что такие порывы есть.

…А первый заместитель председателя правительства России Дмитрий Анатольевич Медведев может вновь нас озадачить: журналисты выяснили, что он прекрасно разбирается в компьютере и знает, что такое доменное имя первого уровня, чем поразил многих при обсуждении какого-то постановления. Так что сегодня быть продвинутым — уже не дань молодежной моде, а насущная потребность, признак конкурентоспособности человека. И еще один факт из биографии первого вице-премьера: в студенческие годы он играл в КВН за команду своего факультета, а называлась она «ОБХСС».

Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты