Мастера останутся в мастерских

11 Декабря 2008

Страхи художников по поводу федерального закона № 131 необоснованны. Так уверяют в администрации Челябинска

Страхи художников по поводу федерального закона № 131 необоснованны. Так уверяют в администрации Челябинска

На одном из местных телеканалов промелькнуло сообщение о том, что индивидуальные творческие мастерские, которые местные мастера арендуют у властей Челябинска, согласно федеральному закону № 131, вступающему в силу с 1 января 2009 года, должны быть переданы из муниципального имущества в федеральную собственность или собственность субъекта Федерации.

Ввиду того, что в статье 50 этого закона указан перечень муниципального имущества, предназначенный для решения вопросов местного значения, в котором отсутствует возможность использования такового под мастерские художников, Челябинск будет вынужден выставить на торги помещения этих мастерских либо перепрофилировать их.
Для тех, кто не знает, что такое художественные мастерские, разъясняем. Создание произведений искусства — дело пыльное, химически вредное: камень, гипс, глину, краски, лаки и тому подобное в жилом помещении даже хранить нельзя, не то что работать с ними. Необходимы просторные рабочие помещения, причем не только монументалистам. Где-то надо хранить законченные труды и те, которые еще в процессе работы. Да и просто нужно место, где художник мог бы уединиться для творчества.
И такие места есть. Называются они индивидуальные творческие мастерские. Их немного, большое количество членов Союза художников России годами безнадежно ждет своей очереди на место, где бы они могли свободно отдаваться творчеству.

Говорят же: художник живет и умирает в мастерской, а домой ходит навестить семью.
В Челябинске всего восемьдесят пять мастерских. Причем тридцать шесть (по улице Омской) из них принадлежат Союзу художников, им ФЗ № 131 ничем не угрожает.
А вот к сорока девяти, расположенным по улицам Пушкина, Коммуны, Молодогвардейцев и другим, закон этот имеет непосредственное отношение.
Дело в том, что эти нежилые помещения являются муниципальной собственностью. Предприятия, строившие дома для своих работников, обязаны были 20 процентов помещений отдавать в распоряжение города. Вот в эти-то проценты и входили помещения мастерских.

Все это дела далекого прошлого, поскольку первые мастерские были построены и переданы художникам в 1947 году, а последние — в 1987-м. Маловато, конечно, менее чем по одной мастерской в год, но уже более двух десятков лет ни одного метра производственных площадей челябинские художники не получили.
А вот попытки отобрать их уже были. В 2002 году, когда был крутой наезд довольно мощных сил на Челябинскую организацию Союза художников России с целью завладеть имуществом, принадлежащим не местной организации, а российскому Союзу: выставочным залом по улице Цвиллинга, 34, зданием мастерских по улице Омской. Когда художникам удалось отстоять собственность общественной организации, была устроена провокация: от имени якобы городской администрации художникам, арендующим мастерские, были разосланы уведомления с требованием освободить арендуемые помещения. Переполох был страшный. Пришлось тогдашнему мэру Вячеславу Тарасову собирать художников в зале заседаний городской администрации, где тогдашний глава комитета по управлению имуществом Валерий Гришмановский клятвенно заверил собравшихся в том, что все остаются на своих местах.
С тех пор все было тихо. Но страх в художниках до сих пор жив.
Вообще-то федеральный закон № 131 принят в октябре 2003 года, и было время подумать о его последствиях, начать предпринимать какие-то действия.

Нельзя сказать, что ничего предпринято не было. Шла переписка между художниками и депутатами разных уровней, областными и городскими исполнительными властями. Как переброска теннисными мячиками, когда игру показывают в замедленной съемке.
— Когда в Челябинск приезжал автор федерального закона № 131 Дмитрий Козак, — рассказывает председатель правления Челябинской областной организации Союза художников России Евгений Варгот, — мы встретились с ним и попросили объяснить, как мог выйти такой закон. Он ответил, что как-то не учли, что речь может идти о творческих мастерских, закон был направлен на упорядочивание взаимоотношений с арендаторами из разряда мелкого бизнеса. Но позже бизнесмены смогли добиться права на предпочтение при торгах тем арендаторам что занимали помещение более трех лет. На художников эта льгота не распространяется.
Евгений Варгот сообщил, что Москва сумела решить вопрос с мастерскими. Магнитогорск — тоже. В Красноярском крае решили создать предприятие краевого подчинения «Дом искусств» и передали ему управление мастерскими. Опыт есть.

А на телеэкране между тем промелькнул сюжет, где народный художник России Анатолий Ладнов срывающимся голосом говорит о том, что деваться ему некуда, останется лишь сжечь все картины…
Захотелось получить разъяснение от городской власти.
Заместитель главы Челябинска по социальным вопросам (а именно к ним относится культура и все с ней связанное) Вадим Евдокимов очень удивлен тем, что художники так напуганы:
— У нас с каждым худоджником, занимающим помещение под индивидуальную творческую мастерскую, заключен договор о бессрочной безвозмездной аренде. И это служит для них охранной грамотой. Разумеется, как значится в договоре, помещения эти нельзя использовать для офисов, торговли и в качестве жилья. Что же касается дальнейших действий, то будет найдена форма передачи этих помещений в форму федеральной собственности или собственности субъекта Федерации. Возможен красноярский вариант. Конечно, городской администрации небезразлично, как используется муниципальное имущество, мы будем следить за соблюдением условий аренды. Не один Союз художников является арендатором муниципальной собственности. Может быть, есть смысл создать совет из представителей творческой интеллигенции, который и будет решать спорные вопросы. Но сейчас, повторяю, оснований для тревоги у художников нет.

Наша встреча с заместителем главы города Вадимом Евдокимовым состоялась 11 ноября. А вчера было подписано постановление о создании «Центра искусств». Это как в Красноярске.
Ко всему вышенаписанному хотелось бы добавить вот что. Министерство культуры правительства области и городская администрация находятся на одном конце площади Революции, а Союз художников — на другом. Трудно, что ли, встретиться, обсудить назревшие проблемы?
Но двустороннего движения через площадь навстречу друг другу не наблюдается.
А почему? И не художникам ли сделать первый шаг?

Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты