«Катюшины» отцы

7 Марта 2013
«Катюшины» отцы

Этого человека, которому исполняется нынче 90 лет с весьма солидным «хвостиком» в четыре года, именуют живой легендой старейшего челябинского завода дорожной техники им. Колющенко.

Алексей Сакович выпускал оружие, молясь Богу


Этого человека, которому исполняется нынче 90 лет с весьма солидным «хвостиком» в четыре года, именуют живой легендой старейшего челябинского завода дорожной техники им. Колющенко.


Алексей Сакович пришел на завод слесарем-сборщиком корпусных тракторных плугов, а затем всю войну выпускал здесь легендарное оружие Победы — установки реактивного залпового огня БМ-13. В народе — «катюши».

 

Клеймо «врага народа»


— В двадцатые годы в Челябинске жили мы в частном поселке Старый Порт-Артур большой семьей — три брата, две сестры — по тем временам сравнительно неплохо, во всяком случае, шибко не голодовали, — вспоминает Алексей Лаврентьевич. — На месте нынешнего Ленинского района было чистое поле да несколько озерков, где дикие утки обитали, по кустам зайчишки вовсю бегали, а мы покосы для коровы-кормилицы на месте нынешней улицы Гагарина держали…


Отец Лаврентий Кузьмич неплохо зарабатывал машинистом паровоза на железной дороге. На Троицу через «Чертово болото» ходили всей семьей и с соседями на берег озера Смолино, раздували самовар, угощались плюшками и прочими яствами. Ребятня в озере купалась, тогда соленом и мелком — до глубины «по шейку» надо было метров пятьдесят пройти. А на горе Монах (где нынче центр «Аврора»), на самой вершине бил ключ с очень вкусной водой.


— Все рухнуло в одночасье, когда 6 ноября 1937 года отца прямо с рейса забрали как «врага народа». Шли повальные аресты среди железнодорожников. Нам об этом сказали соседи, и мы с мамой пошли в отделение НКВД на вокзал. Ответ был коротким: «Еще раз придете, то и вас всех посадим!» Только в 1953 году добились справки: «Умер в лагере от туберкулеза легких». В 1995 году узнали правду: отец был расстрелян через месяц после ареста в 1937 году. Вместе с братом Виктором мы поставили отцу памятник на Золотой горе.


— В те годы меня выручил… спорт! — продолжает Алексей Лаврентьевич. — Благодаря спортивным успехам и солидному по тем временам образованию — 10 классов, меня приняли на военный завод № 78 (впоследствии «Станкомаш»). Проработал там всего год — бдительные чекисты раскопали, что я «сын врага народа». Был уволен в один момент, спасибо, хоть не посадили…


Найти работу с таким клеймом было практически невозможно, выбора практически не было: ЧТЗ, завод № 78, завод имени Колющенко, да трамвайное депо. На ЧТЗ отказали сразу, в трамвайном депо проработал пару дней — после солидного производства на большом заводе «отсиживать часы» было не по мне. На заводе Колющенко тоже поначалу отказали. В последний момент предложили вариант — пойти слесарем на сборку рам тракторных плугов…

 

Захудалый завод


— Против завода Орджоникидзе —  Колющенко был небо и земля, — вспоминает ветеран. — Цеха низенькие, станки древние, еще с ременной передачей от одного мотора, который в яме стоял.


А ее по ночам водой заливало, цех-то в низинке стоял, а рядом речка Игуменка… Затопит эту яму, завод неделю стоит…


Нет машин, зато лошадей много, все на них и возили. В цехах ни одного крана, пять человек раму плуга на плечах кое-как таскали. Забавный случай был с поселком Колупаевка: завод расширили, забор перенесли и дома оказались внутри завода. Жители домой через проходную ходили! А вокруг завода уйма бараков да клочки земли, где картошку садили.

Недолго проработал смышленый паренек слесарем, вызывает его как-то начальник цеха: «Ты почему слесарем работаешь!? У тебя десять классов образования. Сколько в цехе грамотных, знаешь?» — Ну откуда же я знаю? — «Так ты да я. Больше никого нет, с завтрашнего дня диспетчером пойдешь!»

Алексей Сакович довольно быстро дорос до заместителя начальника цеха № 8 по производству.

 

«Трубы» для победы


23 июня как раз приехал из отпуска, отдыхал в местной здравнице. Было — в военкомат, не отпустили: «Ты нужен здесь, в тылу. Будем на заводе выпускать оружие для фронта, потому у тебя бронь». Так с 1941 года в цехе № 8 начали производить секретное оружие Победы — установки БМ-13 и реактивные снаряды для них.


Первую «трубу», так для секретности именовали реактивный снаряд, выпустили почти сразу, еще летом 1941 года. Корпуса реактивных снарядов точили из трубных заготовок.

— Судьба меня раз пять от верной смерти выручала, — говорит Алексей Лаврентьевич. — Может быть, потому, что хоть и был коммунистом (партбилет — вон он, до сих пор дома лежит), пришел я к идее Господа. Помогал он.


К примеру, трубы лежали в вагонах ничем не скрепленные. Открыл борт, поддел ломиком — они и покатились грудой на землю… Сколько ребят покалечило! Сам не раз чуть не попадал под «водопад» труб, но Господь, видимо, хранил. Было крупозное воспаление легких, а потом и гнойный плеврит. Врач головой удивленно качал, после такого букета болячек шансов выжить не было. Выжил. На машине в кювет переворачивался. Уцелел!


Ежемесячный план, 50 установок БМ-13 «катюша», челябинцы не сорвали ни разу. При этом не все рабочие знали, что именно выпускают для фронта, Алексей — один из немногих, кто знал. Изготавливали установки и реактивные снаряды на заводе, а на автомобили их крепили для секретности в центре Челябинска, в гараже рядом с табачной фабрикой на перекрестке улиц Труда — Кирова! Здесь в тридцатые годы был магазин золотоскупки. Затем ночами зачехленные «катюши» отправлялись своим ходом на погрузку.


Трудно себе представить, но все до единой установки БМ-13 прошли через руки впоследствии начальника цеха № 8 Алексея Саковича! Последняя установка была выпущена из цеха 5 мая 1945 года. Только за один 1944 год на заводе изготовили 300 тысяч снарядов и 600 тысяч мин калибра 122 мм!

Александр Чуносов


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты