Счетчик включен: у мамы долг

21 Февраля 2008

В ряде горнозаводских районов области здоровыми корнями прижилась программа «Крепкая семья». Результаты не заставили долго ждать. Однако здесь есть и другая сторона медали. Темная, трудная для преодоления и мрачная по сути. «Все это представляет противоположность проекту,— рассуждает один из руководителей службы сопровождения семей группы риска,— некий неподъемный груз на ногах нашего дела. Таких проблем в семьях риска, к несчастью, предостаточно». Удивляет, что подчас люди сами создают эти несчастья.

Виктор Сухоруков   

В ряде горнозаводских районов области здоровыми корнями прижилась программа «Крепкая семья». Результаты не заставили долго ждать. Однако здесь есть и другая сторона медали. Темная, трудная для преодоления и мрачная по сути. «Все это представляет противоположность проекту,— рассуждает один из руководителей службы сопровождения семей группы риска,— некий неподъемный груз на ногах нашего дела. Таких проблем в семьях риска, к несчастью, предостаточно». Удивляет, что подчас люди сами создают эти несчастья.

Существует некое понятие о непродуманности. Вкупе с жизненными аномалиями она усугубляется и в конечном итоге оборачивается бедой для семейного очага.

Мой собеседник поведал об одной полукриминальной истории, в которую попала молодая мать-одиночка, жительница одного из горных городков. Ее семья тоже является подопечной местной группы сопровождения.

Нуждающаяся в деньгах женщина обратилась к знакомому мужчине с просьбой одолжить одну тысячу рублей. Условия стороны обговорили, как водится, на берегу. Согласно договору местный Гобсек забрал мамашин паспорт. В общем-то знала, на что шла.

Пришел срок погашения долга. Заемщица с бездумной легкостью позволяет себе попасть в долговую яму. Кредитор же оказался безжалостно неумолимым и сразу же включил счетчик. Теперь долг вместе с процентами «нащелкал» уже десять тысяч рублей.

Тем не менее время идет своим чередом. По счетчику каждый день сумма долга увеличивается на 200 рублей.

— Мамаша обращается уже к нам,— продолжает мой собеседник.— Теперь мы, по ее мнению, могли бы оказать семье материальную помощь. Как выйти из непростой ситуации? К тому же она усугубляется отсутствием на руках женщины ее паспорта. Тут никуда: ни пособия, ни субсидии не оформить, никакой оплаты не произвести. Причем выясняется, что молодая мамаша беременна и будет рожать второго ребенка. Как разрешить эту проблему и какова роль и доля участия группы сопровождения, органов опеки и правосудия?

…Кадр за кадром просматриваем любительский видеофильм о работе саткинской многочисленной службы сопровождения семей группы риска за последние годы. Один из видеосюжетов приводит в квартиру, обжитую мамашей и мальчиком-подростком. Закадровый голос рассказывает о том, как непросто здесь налаживались добрые отношения, домашний уют. В общем-то симпатичная хозяйка и мамаша долго, тепло и пространственно говорит о заботливых людях, что мир не без добрых людей…

И в момент просмотра узнаю, что этот радостный момент — вчерашний день, а сегодняшняя мамаша уже не та, что в радужном ролике. Получив известие о положительном результате теста-анализа на ВИЧ-инфекцию, женщина пустилась во все тяжкие. Вновь в доме начались запои, посещения мужчин сомнительного поведения и вида. Вся предыдущая работа группы сопровождения сошла на нет. Теперь главное — «удержать» мамашу и сохранить познавшего доброту подростка.

А вот тест для работников группы сопровождения: по какому пути идти в решении проблем семьи С.? Мамаша с тремя детьми несколько лет назад оказалась без жилья, без средств к существованию.

Помогли с жильем. В одном из сел приобрели отдельный дом. Подремонтировали его, на будущее лето муниципальное руководство запланировало обновить систему отопления. В зиму службе сопровождения вместе с поселенческим руководством удалось доставить с десяток кубометров дров. Помогают всем и вся. Дошло до того, что спонсорская поддержка питанием стала признаваться мамашей обязательным делом.

— Однако все наши предложения заняться чем-то С. отвергает,— сетует все тот же мой собеседник.— Посудите сами: абсурдно, не работая, содержать семью. Разумеется, в подобной ситуации социальная поддержка государства и общественности необходима. И в данном случае семья не обделена такой помощью. Однако женщина предлагаемые варианты для трудоустройства отвергает напрочь. «Все это не для меня!» — вот такой ответ получаю на все предложения. Даже не можем устроить ее в бюро занятости, чтобы могла получить пособие по безработице и вместе с ним различные субсидии и полагающиеся виды социальной помощи. Вместо этого женщина каждый день все свои усилия направляет на хождения по властным, общественным и другим инстанциям. И повсюду просит что-нибудь. Но работать под любым предлогом отказывается. Как тут быть? Очевидно откровенное нежелание трудиться. И детей не бросишь! Все не так просто.

P. S. Фамилии и места событий не называю по известным причинам.

Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты