Как разводят и ловят рыбу в южноуральских водоемах. Фоторепортаж Вячеслава Шишкоедова

07.07.2014 Автор: Рискин Марк Викторович
Как разводят и ловят рыбу в южноуральских водоемах. Фоторепортаж Вячеслава Шишкоедова

В Челябинской области более трех тысяч озер. Площадь голубой нивы превышает 200 тысяч гектаров.

 В Челябинской области более трех тысяч озер. Площадь голубой нивы превышает 200 тысяч гектаров. Рыбный промысел приносит тысячи тонн аквапродуктов. Точнее — приносил…

У моря погоды

Поездка в рыбное хозяйство Александра Новикова чуть не сорвалась из-за непогоды. Ждали, когда утихнет ветер, успокоятся волны. И вот звонок от директора рыбозавода: «По прогнозу завтра затишье. Жду вас утром на берегу Аргазинского водохранилища». Заверил, что рыбаки без нас флот на воду не спустят. Терминология в этом деле вполне морская — катера и лодки именуются флотом. Под стать им и колоритные рыбаки. Выделялся среди них Сергей Афанасьевич Пискунов с окладистой шкиперской бородой, чей трудовой стаж превышает 30 лет. Вместе с ним на этом участке ведет промысел и его сын Владимир.

В принципе семейственность, в самом лучшем смысле этого слова, не возбраняется. Для самого Александра Новикова рыбацкое дело — это уже династия. Отец и старший брат Владимир приобщили его сначала к удочке, а потом и к промысловому неводу. В 17 лет Александр возглавил рыболовную бригаду, которая стала лидером по все области. После смерти брата, возглавлявшего Кыштымский рыбозавод, эту должность предложили занять ему. Так решил Юрий Николаевич Цепель, на ту пору бывший главным госинспектором рыбнадзора региона. Новиков дал согласие на три года, заявив, что разведет рыбу и обратно в бригаду. Было это в 1993 году… Не пожелал идти в начальники его сын Алексей, решив остаться на рыбном промысле.

На этом лирическое отступление можно завершать, поскольку ни с Сергеем Афанасьевичем Пискуновым, ни с Алексеем Новиковым нам пообщаться не удалось. Они от нас отмахивались, приговаривая, что «мы все равно ничего не понимаем в рыбном деле». За своих подчиненных и рыбоводное хозяйство «отдуваться» пришлось генеральному директору.

— Кыштымское рыбоводное хозяйство продолжает традиции прежнего рыбозавода, работая на тех же водоемах. Правда, в связи с окончанием договоров, вместо 15 у нас осталось их только семь, — объясняет Александр Новиков. — И эта проблема типична для большинства пользователей, занимающихся рыбохозяйственной деятельностью в Челябинской области. Предыдущее руководство области не сумело подготовить документацию и провести конкурсы, и сейчас срок действия договоров истек. Водоемы в настоящее время используются только для вылова воднобиологических ресурсов, а зарыблять их мы не можем. Таков закон.

До 2013 года на Аргазинском водохранилище предприятие могло заниматься рыбоводством. Выращивало сиговые породы, вылавливая до 400 тонн сига и рипуса. А общий объем достигал 600 тонн. И это только Аргази. В советское время Челябинская область давала около шести тысяч тонн товарной рыбы, сейчас этот показатель упал вдвое. Из трех тысяч озер региона свыше 400 имеют рыбопромысловое значение. Вот только используются около ста. Рыбную отрасль, существовавшую в советское время, погубили перестроечные годы и последующая законодательная чехарда. На плаву смогли остаться единицы. На сегодня в регионе осталось 74 рыбоводных предприятия. Одно из крупнейших — «Балык», которое сейчас лидирует по объемам лова.

Стратегия лова

О рыбоводстве Александр Новиков знает все. И он полностью согласен с главой региона Борисом Дубровским, обозначившим развитие этой отрасли в Стратегии развития Челябинской области. Челябинская область считается аналогом дальневосточного рыбного края, применительно для Уральского округа. И нельзя не использовать этот потенциал.

— Развитие производства предполагает открытие новых рабочих мест. Озера расположены в сельской местности, а найти работу на селе та еще проблема. В каждой деревне металлургический комбинат не построить. Поэтому развитие рыбоводства, на котором заострил внимание глава региона, — это решение социальных проблем, это дополнительные отчисления в бюджет, — рассуждает гендиректор рыбхоза. — А, что тоже немаловажно, решение продовольственной задачи — южноуральцы смогут получать недорогой и полезный для здоровья продукт питания. Потенциал Челябинской области очень высок. Если вернуть весь комплекс рыборазведения и промысла, то мы сможем вернуть прежние объемы добычи ценных пород рыб. Скажу более — в Челябинской области водоемы могут «выдавать» и 15 тысяч тонн.

Понятно, что это вопрос не одного дня и даже года. Рыбный промысел к мегадоходному не отнести. Как и любой сектор сельского хозяйства он имеет немало рисков, связанных с природно-климатическими условиями. Затрат требует обновление оборудования для лова, транспортировки и хранения, а также сам посадочный материал. Раньше в южноуральские промысловые водоемы запускали более 200 миллионов личинок ценных видов рыб. Поэтому в уральских озерах, помимо аборигенных чебака, окуня, ерша, карася и щуки, водятся акклиматизированные лещи, карпы, судаки и сиговые породы. Завозили рыбу с Севана, Байкала, северных озер.

Нельзя сбрасывать со счетов и браконьеров, которые сетями выгребают запущенных на развод карпа, рипус, пелядь, сиг, щуку. Браконьеры занимаются двойным вредительством. Кроме того, что ловят рыбу, не набравшую товарный вес, так они и рвут неводы промысловикам.

Пока утрясаются нестыковки в законодательстве, рыбовоспроизводством никто не занимается. Исчезают ценные породы рыб. Мельчают аборигены водоемов окунь и чебак: промысла нет, мелиорация не проводится. Поэтому в рыбоводстве и существует понятие мелиорация, то есть мелиоративный отлов малоценных видов рыб. Водоемы спасают от заболачивания. В разговоре Новиков не раз повторял, что основная задача рыбака — развести рыбу, а потом ловить. И для этого у них есть все, а главное — собственный инкубационный цех, в котором они выращивают даже налима. А в свое время пытались выращивать омуля. Запускали молодь в Аргази, Акулю, но диковинка не прижилась.

Тем временем к ставным неводам подошли рыбаки. Из лабиринтов сетей вычерпывали попавшую в западню рыбешку. По оценке директора сегодняшний улов оказался очень скромным. Но и для пойманных чебаков и окуней, которых некоторые привереды называют сорной рыбой, есть свои покупатели. Аквапродукт вскоре станет содержимым рыбных пирогов или пойдет на уху. Нас тоже угостили настоящей рыбацкой ухой. Это когда к большому количеству рыбы добавляется немного воды и лука. А не наоборот.

фоторепортаж Вячеслава Шишкоедова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Новости   
Спецпроекты