Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

На волоске. Фоторепортаж Вячеслава Шишкоедова

04.08.2014 Автор: Калентьева Наталья Борисовна
На волоске. Фоторепортаж Вячеслава Шишкоедова

Постижерный бизнес из-за роста онкозаболеваний в России становится социальным.

Постижерный бизнес из-за роста онкозаболеваний в России становится социальным.

 Сегодня изготовление париков, шиньонов, накладок и кос — ремесло редкое, но востребованное. Если 40 лет назад к постижеру чаще всего ходили, чтобы обрести сходство со звездами эстрады и кино или же внести разнообразие в имидж, то сейчас основные клиенты южноуральских мастеров - пациенты онкоотделений.

Ради имиджа и не только

— На западе парики даже считаются точно такими же протезами, как и протез руки или ноги. И я с этим полностью согласна: волосы для человека, особенно для женщины — это почти как часть тела, — рассуждает Вера Алешкина, старейший в городе постижер. Она уже на протяжении 45 лет делает всевозможные изделия из волос. — Это раньше к нам приходили, чтобы изменить имидж. Это было даже престижно: иметь в гардеробе не только платья и туфли на все случаи жизни, но и несколько париков. Сейчас имидж почти никто не меняет. Наши клиенты просто хотят вернуть волосы и свой былой облик.

Получается это, в общем то, всегда. Отличить парик от собственной шевелюры практически невозможно. Секрет кроется в материале и технике, которые используют мастера. Работают Вера Константиновна и ее дочь Ирина исключительно с натуральными волосами и все изделия делают вручную на специальных приспособлениях, тресбанке и кардаче. Сначала изготавливается тресс, представляющий собой ленту с вплетенными волосами, каждый из которых нанизывается на капроновую нить вручную. Затем из него делается собственно сам парик. Кстати, по советским стандартам он должен весить не более 200 граммов. Алешкины этих стандартов придерживаются до сих пор. Заключительная стадия — стрижка, окраска или завивка волос. Если речь идет о классическом каре или каскаде, Вера Константиновна делает ее сама. Если же клиентке хочется сложное колорирование или ассиметричную стрижку, а парики идут в ногу со временем, мастер несет изделие к парикмахерам.

— Обычно на парике от 80 до 140 тысяч волос. На одно изделие уходит примерно неделя. Работа ручная, кропотливая. Поэтому стоит натуральный парик дорого, — рассказывает постижер. — Но дорого да мило, дешево да гнило. По крайней мере, если с ним что то случится из-за неправильного ухода, мы всегда сможем его привести в порядок. А вот китайский парик из искусственных волос или даже сделанный у нас из натуральных волос, но на кустарном производстве, уже не восстановить. Это одноразовая вещь для карнавала или вечеринки.

Спрос есть — денег нет

Кстати, именно китайский ширпотреб заполонил сегодня рынок.

— Изначально, в 70-е годы, в нашу страну проникли парики корейского и японского производства. Они были очень качественными и стоили от 100 рублей и выше. Деньги на них копили месяцами, — вспоминает Вера Алешкина. — Достать их было очень сложно. Да и к нам раньше на полгода вперед записывались. Сегодня спрос на постижерные изделия есть, но все упирается в платежеспособность населения. Когда речь идет о болезни и нужны лекарства, чтобы выжить, не до дорогих париков. Кто то предпочитает косынкой голову повязать… Хотя я всегда говорю: «Вот вы наденете платье — вам обязательно захочется прическу». Волосы для женщины — это все.

Цена на изделия из натуральных волос действительно на порядок выше, чем на китайские искусственные шевелюры. Но обусловлена она прежде всего дороговизной сырья. К слову, в последнее время обрезать волосы обладательницы красивых кос не торопятся.

— Раньше волос было больше. Однажды нас очень выручил Казахстан. Привезли столько волос, что пять лет мы работали, не зная печали, — рассказывает Вера Алешкина. — Самым лучшим считается славянский — он более мягкий. Россия, кстати, один из главных мировых поставщиков светлых волос, наряду с Украиной и Скандинавией. А вот у представителей тюркских народов — татар, башкир и казахов — волос очень жесткий.

Борода и усы вне закона

Сырье для париков, а значит, и некий доход, по сути, валяется на полу и остается только его поднять — это поняли во многих парикмахерских и салонах красоты и начали делать постижерные изделия. Правда, чтобы набить руку и изготавливать по-настоящему качественный продукт, нужно не один год просидеть за тресбанком.

— Занимаются париками и накладками и «чеписты» и парикмахеры, нодля того чтобы стричь и делать парики, нужны абсолютно разные навыки, — поясняет Вера Константиновна, которая училась этому ремеслу с 16 лет. — Прослужит долго только качественное изделие.

С клиентурой у Алешкиных проблем нет: к ним за «красотой» приезжают со всего Челябинска, области и даже из соседних регионов — сарафанное радио лучше всякой рекламы. Но прибыль этого, по сути, семейного бизнеса, минимальна: иногда женщины еле-еле наскребают денег на налоги.

Отчасти их проблемы могло бы решить оказание дополнительных услуг. Например, сотрудничество с театрами или изготовление усов, бород и бровей. Причем, для одного из челябинских театров Вера и Ирина однажды сделали бороды для гномов. Но…

— Во-первых, в театрах свои постижеры. Во-вторых, мы, хоть и можем, но принципиально не делаем усы, бороды и брови, — говорят женщины. — Это же изменение личности, которое граничит с криминалом. Зачем нам портить себе репутацию и вообще ввязываться в это?

Своим ремеслом и волосом в прямом и переносном смысле Вера Константиновна очень дорожит.

— Я вообще люблю волосы. И работу свою люблю. Когда приходят девушки и сдают свои косы, денег не жалею: они же помогают тем людям, которые волос лишились, — рассуждает мастер. — Чтобы быть хорошим постижером, прежде всего, нужна душа. Если же говорить о профессионализме, то высший пилотаж для нас — не нарочитая лохматость звезд, а максимально естественное изделие, в котором даже жена или муж не заподозрят парика или накладки!

фоторепортаж Вячеслава Шишкоедова

 

 

 

 

 


Новости   
Спецпроекты