Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Алексей Азанов: «По вопросам о ликвидации организаций южноуральцы стали обращаться в пять раз чаще»

27 Июля 2015 Автор: Лев Фадеев
Алексей Азанов: «По вопросам о ликвидации организаций южноуральцы стали обращаться в пять раз чаще»

О «правильной смерти» юридических лиц, опасностях «как бы ликвидации» и о том, что южноуральские предприниматели готовы платить солидные суммы только за то, чтобы у них забрали контроль над их бизнесом, рассказал Алексей Азанов, практикующий юрист, руководитель юридической компании «Русская правда».

«Слив» фирм

— Что понимается под ликвидацией организации?

Азанов-Алексей.jpg— В юридическом смысле под ликвидацией понимается процедура, в результате которой юридическое лицо исключается из реестра юридических лиц. Фактически это «смерть» организации. Но если физическое лицо, то есть гражданин может просто родиться и умереть, то учредитель для ликвидации организации должен совершить ряд действий, в частности, оповестить об этом намерении кредиторов, погасить задолженность перед ними, а уже затем формально закрыть бизнес. Проще говоря, организацию нельзя ликвидировать «втихую», не заплатив долги.

— Как осуществляется на практике механизм ликвидации?

— Во-первых, предприниматель должен принять решение о ликвидации юридического лица, затем назначить ликвидатора, которым может быть как он сам, так и другое лицо. Далее следует найти дебиторов и кредиторов, рассчитаться с ними, составить ликвидационный баланс и представить его в налоговый орган. Однако многие, к сожалению, пытаются реализовать другую схему.

— Что это за схема?

— Речь идет о «как бы ликвидации». Такая практика была распространена и раньше, но в кризис она получила еще больший размах. К примеру, ко мне с просьбой о ликвидации организаций стали обращаться примерно в пять раз чаще, чем раньше (в основном это те, кто работает с товарами зарубежного производства, покупаемыми за евро и доллары), но, как ни странно, люди эти не имеют реального намерения ликвидировать свои организации.

Под ликвидацией они понимают смену юридическим лицом места регистрации, названия, учредителя, директора. Фактически в таком случае фирму просто «увозят» в другой регион. Между прочим, большинство организаций, рекламные растяжки которых можно наблюдать по всему Челябинску, предлагающих якобы услуги ликвидации, на самом деле занимаются как раз «как бы ликвидацией». Механизмы у нее могут быть разными. К примеру, фирма может быть присоединена к другой, может произойти слияние компаний с образованием нового юридического лица, но долги и штрафы при этом сохраняются.

Неожиданный долг

— А зачем вообще совершать подобные сомнительные действия? Речь идет о каких‑либо противоправных действиях, или подобный механизм «как бы ликвидации» не выходит за рамки юридически дозволенного?

— Дело заключается в том, что человек, заплатив деньги, причем немалые, порядка 50 тысяч рублей и более, за «как бы ликвидацию», просто-напросто утрачивает контроль над происходящим. Фактически обращение за данной услугой можно охарактеризовать так: «Заберите у меня контроль, я ничего не хочу знать».

Фирма, таким образом, оказывается в другом городе, и человек уже не знает, что с ней происходит в дальнейшем, а произойти может разное. К примеру, один из моих клиентов таким образом «сбросил» фирму, а через четыре года получил исковое заявление, по которому оказался должен 16 миллионов рублей. Дело для него закончилось благополучно, но нам пришлось пройти восемь судов, на которые он потратил немало средств.

— Но ведь речь шла уже о другой компании, к которой данный человек не имел отношения. Насколько вообще правомерно было взыскивать с него в данном случае какие‑либо деньги?

— В данном случае взыскать с него ничего было нельзя, а вообще это возможно. К примеру, если фирму доведут до банкротства (напомним, что согласно недавним изменениям в законодательстве, при реализации процедуры банкротства кредиторы могут проверить все сделки компании за последние три года. — Прим. авт.), то человек, который о ее существовании уже и вовсе забыл, может ответить по долгам всем своим имуществом.

То есть человек фактически не знает, что происходит с компанией, сделки которой могут быть признаны незаконными. Причем решения в данном случае будут приниматься максимально быстро, поскольку контрагенты фактически без сопротивления (отстаивать интересы фирмы ведь будет некому: так называемые новые учредители и директора зачастую являются фиктивными; существуют даже практики по предоставлению для таких целей паспортных данных) могут обозначить те или иные сделки данного юрлица как незаконные. В итоге уже на последней стадии с человека могут запросить значительную сумму денег. Он уже и не помнит о существовании такой фирмы, но в один момент оказывается невыездным должником. Он вынужден обращаться к юристам, те начинают «морщить брови и надувать щеки», дело движется по судам…

— То есть такой риск явно не оправдан?

— Риск не оправдан. Таким образом, человек просто утрачивает контроль над происходящим. Некоторым, впрочем, везет, если кредиторы оказываются пассивными.

— Разве кредиторы могут «забыть» о долге, тем более в условиях экономического кризиса?

— Если кредиторами являются налоговые органы или банки, то долги они взыщут. Кредитор-банк активен на 100 %, в его системе для этого существуют специальные службы, а вот некоторые компании, особенно московские и санкт-петербургские часто «забывают» о долге, если он варьируется в пределах одного — полутора миллиона рублей. Они не проявляют активности, возможно, из-за того, что сама процедура взыскания может обойтись им дороже.

Честная «смерть»

— Тем не менее, если у фирмы есть значительные долги, а учредитель имеет намерение ее закрыть, как ему следует поступить?

— Он может выйти к своим кредиторам и честно сказать, что бизнес «крякнул». Если договориться таким образом не получится, следует инициировать процедуру банкротства и завершить дело по принципу «да не доставайся же ты никому» (подробнее о ней читайте в «ЮП» от 6 июня 2015 года № 81 (3493), с. 4). Если кредиторы пассивны, можно просто не вести деятельность, сдавая пустую отчетность до тех пор, пока ликвидационный баланс не придет в норму, и фирму можно будет закрыть.

— Какой из этих вариантов действий предпочтительнее?

— Приведу свой пример. В 2000 году я еще верил в «как бы ликвидацию» и оформил на себя компанию, а затем решил ее ликвидировать. В итоге, ознакомившись с балансом, понял, что сделать это будет нереально, в частности, из-за долгов. В итоге я «тащил» эту фирму на протяжении десяти лет, сдавая пустые балансы.

Если же обратить внимание на статистику, то приблизительно в 80 % случаев руководство инициирует процедуру банкротства организации, но каждый пятый директор или учредитель предпочитает подвесить проблему, то есть просто перестает вести деятельность в этой компании, в отдельных случаях регистрируя новую фирму.

Анкета эксперта: Азанов Алексей Аркадьевич

Вчера | 11:06
Невольные хлеба. Челябинские компании переводят работников на самозанятость

Челябинские компании под шумок пандемии переводят работников на самозанятость, чтобы сэкономить на налогах. Такая схема оптимизации налогообложения противоречит закону, но ковидные ограничения помешали наработать практику выявления подобных нарушений, указывают юристы.

14.01.2021 | 15:57
Спасение льготами. В регионе подсчитали объемы «антиковидной» поддержки бизнеса

С 20 марта по 2 декабря 2020 года предприниматели региона получили около 11 млрд рублей на возобновление деятельности и неотложные нужды. «Антикризисные» программы льготного кредитования бизнеса сработали эффективно, отмечают эксперты.

05.10.2016 | 10:32
Андрей Коршунов: «Челябинские поручители по кредитам стали чаще платить за должников»

В Челябинской области сохраняется напряженная ситуация в отношении закредитованности населения. Граждане зачастую обращаются за получением займов в банки, которые, как правило, требуют в обеспечение кредита поручительство.

03.10.2016 | 15:33
Андрей Коршунов: «Давать взаймы челябинцам стало опаснее»

Желая избежать неприятных контактов с коллекторами, южноуральцы нередко боятся обращаться за получением кредитов в банки или микрофинансовые организации и предпочитают прибегать к проверенному способу — занимать у родственников, друзей, надежных знакомых или других физических лиц.

Новости   
Спецпроекты