Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

«Режиссеры не пойдут торговать мебелью»

21 Января 2015
«Режиссеры не пойдут торговать мебелью»

Челябинский кинематографист Андрей Загидуллин о том, почему для настоящих профессионалов кризис не помеха

Челябинский кинематографист Андрей Загидуллин о том, почему для настоящих профессионалов кризис не помеха

 В 2015 году у челябинского кинорежиссера Андрея Загидуллина на телеканале СТС выходит фантастический сериал «Квест» — жанровая головоломка про семерых незнакомцев, которые оказываются отравлены неизвестным науке ядом.

Теперь, чтобы выжить, они должны решать исторические загадки, выполнять опасные задания. За каждое выполненное задание они получают антидот, действующий восемь часов. Вскоре станет известно, что похожий квест уже проходили в XVIII веке, и ребятам нужно выяснить, в чем смысл квеста, почему для участия выбрали именно их и кто стоит за всем этим.

В главных ролях снялись Павел Прилучный, Агата Муциенице, Марина Петренко, Михаил Евланов, Илья Иосифов и Петр Рыков. Андрей Загидуллин снял первый сезон, состоящий из восьми серий. Пользуясь случаем, «ЮП» поговорила с режиссером о том, как проходили съемки сериала, почему кризис для настоящих кинематографистов не помеха, и о том, как обстоят дела в мировой киноиндустрии.

 Сюжетный архетип

Прочитал у сценариста вашего сериала, бывшего кинокритика Романа Волобуева, такой пост в Фейсбуке: «Понял, что за год был в кинотеатре три раза: на «Грани будущего» и два раза — на Финчере. Теперь ясно, почему кинематографисты такие тупые». А у тебя как в последнее время с кино, хватает времени на новые фильмы?

Да, я на зимних каникулах постарался наверстать упущенное, и знаешь, у меня просто сносит голову от качества того, что я вижу, потому что это очень круто. Каждый фильм прекрасен. «Стражи Галактики» отличные, по-моему, это новая грань самоиронии в жанре кинофантастики. Еще очень понравился «Гость»: я оценил заложенные в нем аллюзии на фильмы Джона Карпентера, отличный саундтрек, драйв. Сразу видно, что эту картину делал синефил. Еще понравились «Стрингер» с Джейком Джилленхолом, «Отрочество» Ричарда Линклейтера, новые «Черепашки-ниндзя» (они оказались в десять раз лучше, чем я думал), драма «Одержимость» про барабанщика и «Бегущий в лабиринте».

В случае последнего радует, что концепт «утром они проснулись с амнезией» все еще собирает зрителей в кино, периодически появляется свежая кровь. Ведь по факту «Бегущий…» — это развитие тех идей, что были в сериале «Сумеречная зона», а точнее, в серии «Пять персонажей в поисках выхода». Это первое, кажется, переложение на экран сартровской пьесы «За закрытой дверью», когда несколько человек оказываются в замкнутом пространстве и не могут понять, как они тут очутились, что вообще происходит. Из этого вырос «Куб» Винченцо Натали, а теперь и «Бегущий в лабиринте»…

То есть тебе не кажется, что в мировой киноиндустрии наступил кризис идей, хотя в последнее время все эксперты только об этом и говорят?

Абсолютно не кажется. Все фильмы, которые я сейчас назвал, ни на что не похожи, они уникальны, захватывающи, лично я их с большим интересом посмотрел. У меня вообще давно такого не было: смотреть фильмы, чтобы получать от них простое зрительское удовольствие. Лет пять, наверное. Всему виной то, что раньше, когда я смотрел кино, я сразу начинал оценивать его с профессиональной точки зрения. Каждый новый фильм был похож на урок в школе: так, сели за парты, открыли учебники, сегодня мы узнаем что-то новое про сценарное искусство, режиссуру, работу оператора, художника-постановщика, актеров. Сейчас это прошло, и я несказанно рад!

Может быть, для этого надо было снять что-то большое, как тот сериал, над которым ты недавно закончил работать?

Да, благодаря ему меня отпустило. Но это не значит, что я окончательно успокоился. Нет, теперь мы должны делать полнометражное кино. Меня эта история с сериалом только распылила в профессиональном плане.

Кстати, по поводу фильмов и сериалов. Кинокритик Антон Долин тут интересную мысль сформулировал, что «сериалы, даже лучшие, — поле деятельности сценаристов и актеров, а никак не режиссеров, чья роль здесь всегда была и будет служебной (есть исключения, но мало)». Согласен ли ты с такой точкой зрения?

Знаешь, для меня кино — это формулы. В основе каждого фильма, жанра есть какой-то сюжетный архетип. Поэтому просмотр кино похож на изучение дерева: видишь, что выросла новая ветка, потом переводишь взгляд на то, откуда она растет, дальше по стволу, к корням. Это мне всегда нравилось — разбираться в том, из какого архетипа растет каждое конкретное кино. В качественных американских сериалах (а когда мы говорим о современных сериалах, то в первую очередь подразумеваем их) я этого архетипа пока не вижу. Понятно, что сериальный хит «Во все тяжкие» имеет прямые референсы с «Лицом со шрамом», местами его напрямую даже цитирует. А периодически цитирует «Крестного отца». Кстати, если бы «Крестного отца» снимали сейчас, это был бы суперуспешный сериал про мафию. Он бы ничего не собрал в кинопрокате, но у него были бы бешеные рейтинги на ТВ.

Тем не менее что тебя больше цепляет: истории или режиссура?

Меня цепляет и то и другое. Иногда это просто работает по-разному. Порой больше работает сценарная история. А порой… Смотришь, например, «Робокопа» или «Хищника» и понимаешь, что это чисто режиссерское кино, потому что на бумаге пересказ сюжета этих картин выглядит как бред сивой кобылы. При этом само кино — настоящие эмоциональные качели. Из последних фильмов такое можно сказать про «Исчезнувшую» Дэвида Финчера. Если бы его снимал не Финчер, это мог быть проходной триллер.

 Все зависит от проекта

Ты из короткометражного кино сразу попал в сериальную индустрию, встроился, можно сказать, в тренд, ведь очень много людей сейчас смотрят исключительно сериалы. Тем не менее ты все равно хочешь снимать полнометражное кино. Зачем?

Потому что мне кажется, что в полнометражном кино больше возможностей реализоваться как автору.

То есть кино — это все-таки режиссерское высказывание, а сериал нет?

Сериал может быть высказыванием, если у него есть автор, шоураннер. Как, например, шоураннер «Во все тяжкие» Винс Гиллиган.

Однако, шоураннеры в Америке это в основном сценаристы.

Окей, я считаю так: если тебя зовут на проект и говорят, что у нас все написано, актеры собраны, пожалуйста, проконтролируйте, чтобы все было на нормальном уровне, то это ремесленническая режиссура. Мне это не очень интересно. Однако если тебя зовут на сериал со словами: у нас есть концепт, но сценарий еще не написан, нам нужны твои идеи, нужно отобрать актеров, в общем, когда ты с нуля занимаешься разработкой какого-то сериала и можешь вложить в него свое видение, это здорово.

Поэтому все зависит от проекта. Я благодарен генеральному продюсеру Александру Бондареву, который позволил привнести в сериал много своего, у меня нет ощущения, что это что-то, не имеющее ко мне никакого отношения. Может быть, сериал я снимал с меньшей долей свободы, нежели ранние короткометражки, потому что каждую идею надо было отстаивать и не все удалось реализовать. Тем не менее много всего получилось. В будущем я хочу снимать фильмы или какие-то качественные сериалы. Не хочу подписываться на все подряд.

Как думаешь, в связи с кризисом новая волна качественных русских сериалов схлопнется? Я просто слышал, что с этого года российские телеканалы будут вынуждены на 15-20 процентов снизить расходы на развлекательный контент, под который попадают и сериалы…

Действительно, сейчас все немножечко поднапряглись. Однако это не первый кризис на памяти отечественной киноиндустрии. Я как-то читал интервью с продюсером Игорем Толстуновым, который говорил, что нам и в 1998-м, и в 2008 году удавалось снимать фильмы.

Понимаешь, люди, которые снимают кино, настоящие кинематографисты, а не случайные люди в профессии, они все фанатики своего дела. Они ничего другого в жизни делать не хотят. Они родились на этой работе. Так что я верю, что настоящие продюсеры и режиссеры не разбегутся и не пойдут торговать мебелью. Они не уйдут из профессии, просто подождут, пока ситуация не нормализуются, и продолжат снимать кино.

Плюс в запасе есть много проектов, которые уже сняты и в скором времени должны выйти. Даже если производство встанет, еще пару лет будут выходить сделанные сериалы.

Открытость к чужим идеям

У тебя, кстати, не было страха, когда ты с маленьких короткометражек попал на производство большого сериала?

Нет, я изначально себя к этому готовил. Может быть, я нервничал перед первой сменой, но так, как я нервничал перед первой сменой короткометражки «Наблюдатель» в 2008 году, я не нервничал никогда в жизни. Я всю ночь не мог уснуть, меня мандражило, я боялся, что, если я сейчас что-то сделаю не так, все развалится и я никогда не сниму этот фильм. Мне кажется, очень много энергических потоков сомкнулось в этот момент, и, если бы я сломался той ночью, вообще бы ничего не было. Я бы не снял другие короткометражки, не снял бы клипы, не снял бы сериал, я вообще не стал бы режиссером и работал где-нибудь на заводе. А на сериале если и было волнение, то оно пропало, как только я пришел на площадку.

Не было ли со стороны других участников съемочного процесса пренебрежительного отношения к твоему возрасту?

Было, причем у всех. Но, как мне кажется, я сумел это перебороть достаточно быстро. Лучше, конечно, поговорить с группой и продюсерами, но мне очень дороги слова нашего исполнительного продюсера Максима Малинина, который в конце сказал, что я умею отстаивать то, что хочу. А Александр Бондарев подметил, что я хорошо умею это делать, не переругавшись со всей группой, и он ни разу не пожалел, что меня взял. Это тоже все для меня дорогого стоит, потому что для него брать дебютанта это был сильный риск.

Также на «Квесте» я понял, что надо быть более открытым к чужим идеям. Потому что, когда я снимал короткометражки в Челябинске, это была абсолютно тоталитарная система. Любая идея мной подавлялась, любое творческое решение исходило только из моего мозга. Теперь я понимаю, что если ты так делаешь, то обкрадываешь собственный фильм. На «Квесте» я в какой-то момент открылся чужим предложениям и, наоборот, стал поощрять любой чужой вклад в картину. И сериал от этого только выиграл!

Ты больше короткометражки снимать не хочешь?

Нет! Никогда. (После паузы.) Разве что только если это будет какой-нибудь большой продюсерский проект в профессиональной системе кинопроизводства, а не как в Челябинске, когда ты играешь роль человека-оркестра, а каждая короткометражка как выстрел из рогатки в небо. Смотришь, долетит или не долетит. Сейчас мы с одним продюсером запускаем полнометражный фильм по моему сценарию. Это история рэпера из провинции, который становится национальной суперзвездой и изменяется как личность. Это главный проект, который бы хотелось реализовать в ближайшем будущем.

 

Справка «ЮП»

Андрей Загидуллин, 27 лет. Кинорежиссер, участник и лауреат различных российских и международных фестивалей. Снял такие короткометражные фильмы, как «Наблюдатель», «Красная коробка», «Понимание», «Включи мотор и сдай назад».

фото взято из социальных сетей


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты