«Последняя любовь» Исаака Башевиса-Зингера на сцене Челябинского театра драмы и в арт-клубе «Шляпа»

8 Ноября 2013 Автор: Моргулес Ирина Израилевна
«Последняя любовь» Исаака Башевиса-Зингера на сцене Челябинского театра драмы и в арт-клубе «Шляпа»

«…Постараться понять, зачем человек рождается и почему умирает» — этими словами заканчивается рассказ нобелевского лауреата, выходца из Польши, относившейся в то время к Российской империи, писавшего на идише.

«…Постараться понять, зачем человек рождается и почему умирает» — этими словами заканчивается рассказ нобелевского лауреата, выходца из Польши, относившейся в то время к Российской империи, писавшего на идише.

По большому счету именно этому вечному вопросу посвящена литература, если она не поделка для времяпровождения, а попытка осмыслить жизнь.

 

От рассказа — к пьесе

У лауреата Нобелевской премии по литературе (1968 год) Исаака Башевиса-Зингера есть рассказ «Последняя любовь». Он небольшой — описание всего одного дня из жизни восьмидесятидвухлетнего одинокого американца, осевшего в конце непростой биографии в Майами-Бич и безрадостно дожидающегося окончания своего долгого пути.

Гарри Бендинер (так зовут героя рассказа) для своих лет весьма бодр, хорошо обеспечен, принимает свои старческие немощи и одиночество как должное.

Неожиданная встреча с симпатичной новой соседкой по дому, которая, оказывается, родилась и провела молодость в том же краю еврейских местечек в Польше, что и Гарри (правда с разницей в четверть века), встряхивает Гарри, превратившего свой распорядок жизни в безрадостный ритуал, пробуждает в нем надежды на живительные перемены…

Рассказ, написанный простым скуповатым словом, без претензий на стилевые изыски, но при этом очень точно передающий состояние человека, переосмысляющего жизнь, вполне самодостаточен. Для — литературы.

Но «Последняя любовь» понадобилась театру. И московский сценарист Валерий Мухарьямов создал мелодраму, прокатившуюся в 2006-2007 годах по сценам Москвы, Санкт-Петербурга, провинции…

Для полновесного спектакля внутреннего монолога старика Гарри оказалось маловато, если, конечно, пользоваться средствами традиционного психологического театра. И появился не предусмотренный Зингером персонаж — помощник Бендинера Марк Терцивер, в разговорах с которым разъясняется, кто тут есть кто и почему. Для того чтобы наполнить чем то образ Марка, которому никакого действия на дано, его беседы с Гарри сильно нашпигованы тем, что принято называть «национальным колоритом», то есть мотивами, давно знакомыми по произведениям Шолом-Алейхома, Бабеля, Гроссмана и многих других писателей, а также анекдотами, ставшими бородатыми минимум полтора, а то и два века назад.

Можно посочувствовать артистам, которым в театрах досталась роль Марка Терцивера. Если они подадутся соблазну «тянуть одеяло на себя», вызывая неизбежно смех в зале, они уведут спектакль в даль, несовместимую с акварельной тонкостью рассказа «Последняя любовь».

К счастью, в нашем театре Марка играет народный артист России Юрий Цапник, ведущий свою линию деликатно, понимающий место своего персонажа в спектакле. Его Марк — человек, не нашедший своего места в жизни, но обремененный заботами о большой семье, не позволяющий себе идти против течения. Точная, вызывающая уважение актерская работа.

 

От пьесы — к рассказу

«Последнюю любовь» в театре имени Наума Орлова поставила группа из Санкт-Петербурга: режиссер-постановщик Олег Еремин, художник Юрий Сучков, художник по костюмам Яна Глушанок.

Они выбрали для спектакля большую сцену театра, не боясь, что две фигуры окажутся маленькими точками на широком планшете. В помощь артистам они дали минимум мебели, уходящий вдаль и обрывающийся где то в океане причал и хаотичное кружение чего то, напоминающего автомобили, вытеснившие людей.

То, что выстроено и выставлено на сцене, никоим образом не помогло, но и не помешало тому главному, ради чего написан был рассказ и ради чего его был смысл поставить на сцене и играть.

Это Гарри Бендинер и Этель Брокелес, их знакомство, узнавание друг друга, увлеченность общением, чередование радости и опаски, надежд и разочарований, которые испытывают два весьма немолодых человека.

Гарри играет заслуженный артист России Николай Ларионов, артист редкостной органичности, обладатель глубокого баса и при этом — отличной дикции.

Этель — народная артистка России Валентина Качурина, которая, как я могла убедиться, видя ее на сцене много лет (как раз в эти дни Качурина отмечает сорокалетие работы в театре, спектакль поставлен именно к этому событию), способна и к ролям бытового плана, и к высокому обобщению.

И невольно вспоминается 1975 год, спектакль «Русские люди», пьеса Константина Симонова, в роли Ивана Сафонова Николай Ларионов, Вали Анощеко — Валентина Качурина. Все, что радовало тогда у молодых исполнителей главных ролей прекрасного спектакля, поставленного Наумом Орловым, никуда не делось. Остались тонкость, яркость сыгранных чувств…

Никакая пустота большого пространства главных подмостков нашего театра не помешала артистам донести до зрителей чувства и мысли рассказа Зингера.

Арт-клуб «Шляпа» попросил Валентину Качурину и Николая Ларионова сыграть перед членами клуба фрагмент спектакля. Они согласились, выбрав двадцатиминутный разговор Этель и Гарри.

Это был риск. Помещение, где проходят встречи членов «Шляпы», маленькое, к тому же оно уставлено столиками и стульями. Артисты в полуметре от зрителей. А играть предстоит тонкую психологическую сцену…

Сыграли. Ни в чем не обманув зрителей, не сфальшивив…

И получилось, как и на большой сцене, все точно по Исааку Башевису-Зингеру, удостоенному Нобелевской премии «За эмоциональное искусство повествования, которое, уходя своими корнями в польско-еврейские традиции, поднимает вместе с тем вечные вопросы».

фото Вячеслава Шишкоедова


08.11.2019 | 09:29
За что троицкий художник ненавидит Малевича

В Челябинске открылась выставка картин Галины Левшич.

06.11.2019 | 11:36
Игры атома. В Озерске прошла премьера спектакля «Курчатов. Поход за вторым солнцем»

…По вечерам он любил слушать Моцарта. За два дня до своей смерти, 5 февраля 1960 года, в зале Московской консерватории он слушал «Реквием» великого композитора. Курчатов возвращался домой взволнованный и торжественно настроенный. «В этой музыке есть момент надежд и мечтаний, — говорит он своей супруге Марине Дмитриевне, — она не вся похоронная…»

25.03.2015 | 13:11
Запрещенная пьеса. На сцене златоустовского «Омнибуса»

У молодого, но уже довольно известного писателя был рассказ «Осенью». Два года он пролежал в столе, но потом автор, пробовавший себя в драматургии, решил переделать рассказ для сцены, а переделав, представил его, как и было положено, в цензуру.

06.03.2015 | 11:55
«CHELoBEK ТЕАТРА» — это звучит…

На фестиваль, созванный НХТ, съехались театры России и зарубежья

Новости   
Спецпроекты