Закон жизни. Почему все больше южноуральцев доживают до рака

17 Августа 2018 Автор: Елена Подольская Фото: Вячеслав Шишкоедов
Закон жизни. Почему все больше южноуральцев доживают до рака


«Человек смертен» — этим библейским постулатом главный онколог Челябинской области Андрей Важенин предваряет почти каждое свое рассуждение о причинах рака и статистике по заболевшим. Мы спросили у врача об экологии, деньгах и слабости поликлинического звена, иногда пропускающего болезнь на ранних стадиях.

Расходящиеся кривые

— Андрей Владимирович, действительно ли наш промышленный регион в лидерах по раку?

— В этом смысле Челябинск принципиально ничем не отличается от Екатеринбурга, Москвы, Санкт-Петербурга, Тюмени, Нью-Йорка, Токио, Сеула и так далее… После аварии на «Маяке», если вы об этом слышали, прошло время, были приняты меры — и сейчас ситуация выровнялась. К сожалению, жизнь такова, что люди болеют онкологическими заболеваниями во всем мире.

— Но, по статистике, в Челябинской области заболеваемость раком растет и очень заметно…

— Знаете, когда говорят: ужас, как много сейчас стало рака, это не совсем правильно. Давайте порассуждаем. Возьмем как данность, что человек смертен. Какая‑то причина смерти должна быть. Их много — начиная от детских инфекций и заканчивая сердечно-сосудистыми заболеваниями. Основную массу этих рисков удалось взять под контроль, даже сердечно-сосудистые заболевания. Люди живут дольше. Вот возьмите страны с высоким уровнем развития здравоохранения — Германию, Финляндию, Японию, — там уровень онкологической заболеваемости раза в полтора-два выше, чем у нас. Но болеют в основном люди 70-90 лет, то есть те, кто пережил все другие риски. Люди стали доживать до возраста, в котором превалирует рак.

Все больше людей накапливаются у нас под наблюдением. Если 20 лет назад на учете у онкологов состояли 15-20 тыс. южноуральцев, то сейчас мы приближаемся к 120-130 тыс. человек. Это не те, кто заболел сегодня и вчера. Это пациенты, которые находятся в стадии ремиссии уже 5, 10, 20 и даже 30 лет. И таких все больше.

Давайте возьмем еще такой показатель: вилку заболеваемости и смертности. В регионе за 20 лет заболеваемость выросла почти в два раза, а смертность сохраняется на стабильном уровне. Вот эти расходящиеся кривые и есть показатель успешной работы системы здравоохранения.

Кстати, именно в Челябинской области много внимания уделяется развитию новых технологий при лечении рака. Наш регион участвует в разработке программ ядерной медицины, аппаратуры, технологий. Сейчас прорабатываются перспективы строительства протонного центра в Челябинске. Отрадно, что руководство области, так скажем, онкологически подковано и понимает всю серьезность ситуации.

— В распространении рака принято обвинять экологическую ситуацию…

— Состояние окружающей среды влияет на процесс в числе прочего. Горожане, кстати, болеют чаще жителей села. Ведущий фактор загрязнения воздуха в городе — это автомобильный транспорт. Жуткий коктейль из выхлопных газов, пыли, резины, тяжелых масел и реагентов на дорогах. Безусловно, на нас влияют и выбросы промышленных предприятий. Частично мы расплачиваемся за градостроительную ошибку, совершенную при застройке Челябинска. Если лет 20-25 назад город проветривался через свободный Северо-Запад, то новые жилые массивы перекрыли эту «форточку».

— Какие канцерогенные риски несет современная еда?

— Об этом можно говорить долго, но я приведу один пример. В России уже выросло поколение, выращенное на мясе бройлерных цыплят и поросят, содержащем антибиотики и гормоны. Как результат — всплеск рака простаты и рака молочной железы.

Таблетки нет

— Вы, наверное, слышали о питерском хирурге-онкологе Андрее Павленко, который сам заболел раком и теперь ведет блог. Так вот он утверждает, что в России невозможно вылечиться от рака без денег и связей. Вы с этим согласны?

— Нет, он не прав. Знаете, мне искренне жаль, что, столкнувшись с такой проблемой и работая в таком крупном уважаемом онкологическом научном центре, он сделал такие выводы. Все-таки результат лечения, по крайней мере, в нашем регионе не зависит от денег. Скажу крамольную вещь, онкологические заболевания вообще лечатся не деньгами — купюрой в двести евро или долларов опухоль не удалить. Можно привести примеры архибогатых пациентов, которые не смогли справиться с болезнью. Также я не знаю примеров, когда человек не получил у нас адекватного лечения из-за отсутствия у него денег. Ну а что касается связей… Ну хорошо, придет пациент к знакомому врачу — и что? Лечение все равно будет стандартным. Поймите: в онкологии не бывает панацеи. Никакой таблетки от рака, даже за бешеные деньги, не было, нет и быть не может. Когда так говорят, то это либо жульничество, либо в лучшем случае невинная безграмотность.

— За рубежом обещают вылечить даже четвертую стадию. Люди часто собирают деньги на лечение, например, в Израиле…

— Здесь, скорее, срабатывают определенные комплексы у людей и попытка самоутвердиться за счет якобы «элитного» лечения. Знаете, как советский человек покупал кафель в ванную? Ему задавали лишь один вопрос: «Вам какой, наш или импортный?». Все. Ни цвет, ни размер плитки никого не интересовали. Так и тут. Сложилась мода на лечение за границей: мол, я свою жену, маму, тестя пролечил за рубежом, и какой я молодец.

Онкология всегда была наукой интернациональной. И даже в советское время для онкологов не было никакого железного занавеса. Мы читали импортные журналы, ездили за границу. Схемы лечения, препараты, методы, оборудование во всех странах и сейчас одинаковые. Даже руки хирурга и те примерно одинаковые. Зато за рубежом есть агрессивная реклама медуслуг. Лечение за границей я оправдываю лишь в одном случае: если заболела медийная фигура и эта болезнь из-за непринятия обществом может повлиять на карьеру, бизнес и так далее. Причем лечиться необязательно за границей. Вот у нас, к примеру, есть пациенты из Екатеринбурга, Кургана, Тюмени. Не поток, конечно, но есть. Все остальные причины — от лукавого. Просто бизнес.

— Как вы относитесь к знаменитостям, которые открыто говорят о своей болезни?

— Отрадно, что люди предают гласности свою «неудобную» болезнь и то, как они с ней борются. В России эта тенденция только-только набирает обороты. К примеру, у Нэнси Рейган был рак молочной железы, ее пролечили и потом она возглавила ассоциацию женщин, перенесших мастэктомию. Сам Рональд Рейган имел рак толстого кишечника. В России тот же Дмитрий Хворостовский, который очень грамотно, достойно, не скрывая ситуации, боролся с болезнью. Иосиф Давыдович Кобзон, которого я давно знаю и знаю его лечащих врачей. Я, конечно, не имею в виду совершенно фейковый пример Жанны Фриске. Вот там собрано все негативное и надуманное, что только можно приплести к онкологической проблеме.

Когда наука бессильна

— Вы согласны с тем, что в диагностике рака наши поликлиники — самое слабое звено?

— Первичное звено — это как передовая на фронте. Как сортировочный пункт в медсанбате, куда поступают все: с гриппом, дизентерией, гонореей, шизофренией, раком… И врач первичного звена в этом массиве информации разбирается. Кому‑то помогает сразу, а кого‑то отправляет к узкому специалисту. Безусловно, нагрузка на поликлиническое звено очень большая. И в чем еще коварство рака: он не имеет специфической клиники. Рак на осмотре видно только на стадии осложнения процесса. К примеру, при раке кишечника начинает кровить, легкого — появляется застой, молочной железы — опухоль. Кстати, по нашим наблюдениям, до 60 % опухолей молочной железы у женщин находят мужчины.

Да, дальше должен грамотно сработать врач первичного звена. Но запомните: пока пациент сидит дома на диване, смотрит всякие «желтые» телешоу, читает бульварные книжки, советуется с соседями и лазит в интернет, а еще жалуется в соцсетях на экологию, губернатора и президента — вся медицинская наука бессильна. При подозрениях на онкологический процесс надо встать с дивана и прийти в медучреждение, которое занимается наукой, а не бизнесом, и настроиться на диагностику (часто не быструю) и лечение.

— Вот как раз о непрофессионально проведенной диагностике часто пишут посты в соцсетях. Рассказывают о челябинских, копейских онкологах. Судя по отзывам, рак или пропускают, или отправляют на операцию без оснований…

— В большинстве случаев опасения диагностов подтверждаются. Ни один врач не возьмет на операцию просто из любопытства. Значит, аргументы были. К примеру, иногда сама операция является диагностической. Допустим, было подозрение на рак желудка, зашли — оказался полип, который не могли дифференцировать. Да, бывают диагностические ошибки, в том числе и когда неправильно берут материал на исследование. Но, если случилось так, что прооперировали, а опухоли нет — радоваться надо, а не строчить гневные отзывы!

— Еще пациенты жалуются, что врачи не сообщают подробностей лечения. Должен ли пациент быть в курсе всего?

— Я убежденный противник того, что пациенту всегда все нужно разъяснять.

— Даже диагноз?

— В том числе. Люди разные. Не каждый может понять и принять эту информацию в силу эмоционального состояния, уровня образования, культуры, доверия к специалисту и так далее. Я сталкивался с ситуациями, когда говоришь человеку, что у него опухоль, а он в ответ: «Ну и что? Вы доктор, вы и думайте!». Повторюсь, не все пациенты могут адекватно принять эту, в общем‑то, судьбоносную для них информацию. Не все поймут и примут тот факт, что природа имеет механизмы, чтобы регулировать жизнь на земле. Врачи могут лишь продлить эту жизнь и сделать ее более качественной. Хотя, поверьте мне, и это уже немало.

Сегодня | 09:22
Уроки на ночь глядя. В копейской школе дети вынуждены учиться до позднего вечера

Занятие у ребятишек 2-х и 3-х классов копейской школы № 7 начинаются в 15:00, а заканчиваются только в 19:00 — всего за два часа до сна. Фактически это третья смена, однако официально на бумаге такое расписание называется гибким, а смена — второй удлиненной.

16.09.2019 | 15:42
Хлеб из биопечки. Сможет ли искусственная еда заменить натуральную

Можно ли сделать искусственную пищу из электричества, воздуха и воды? По мнению ученых, эта задача сегодня вполне решаема. К примеру, финские биотехнологи сообщили о прорывном открытии, позволяющем при помощи микроорганизмов производить муку «из ничего».

17.09.2019 | 16:56
В почтовых отделениях на Южном Урале могут появиться пункты самодиагностики

Проект сейчас прорабатывается на федеральном уровне.

08.09.2019 | 19:34
Челябинцы хотят жить в благоустроенном городе

Областной центр уступает другим городам-миллионникам из-за недоработки чиновников.

Новости   
Спецпроекты