В маленькие города Челябинской области фотография пришла в 60-х годах XIX века

13 Января 2015
В маленькие города Челябинской области фотография пришла в 60-х годах XIX века

Откуда пошли южноуральские фотографы

Откуда пошли южноуральские фотографы

Помните, как писал Достоевский: «Фотография, в отличие от произведения живописи, застает человека как есть, и весьма возможно, что Наполеон, в иную минуту, вышел бы глупым, а Бисмарк — нежным». Чтобы узнать, кто южноуральцев фиксировал глупыми и нежными, «ЮП» решила рассказать об истории фотодела на Южном Урале.

От Ярославля до Казани

В 1878 году в России появилось первое фотографическое общество — Пятый отдел (светописи и ее применений) Императорского русского технического общества (ИРТО). Создатели преследовали цель изучения и исследования фотографии как отрасли техники. А через десять с небольшим лет, весной 1892 года ряд петербургских газет сообщили об организации клуба фотографов —специалистов, членами которого могут быть лишь профессионалы. Сообщалось, что клуб будет иметь постоянные фотовыставки работ членов клуба.

В 1884-м появилось Русское фотографическое общество (РФО) в Москве. Вступить в него мог любой, подавший заявление. Членский билет давал право на свободное фотографирование по всей России. К 1897 году в обществе насчитывалось 975 человек, в 1916-м — 1179. Свои фотографические общества были созданы во многих больших городах России, например, в Архангельске, Екатеринбурге, Казани, Киеве, Перми, Ярославле. РФО умудрилось просуществовать до 1930 года.

Время появления дагеротипии в Оренбургской губернии точно неизвестно. В те годы Оренбургский край был малолюден, еще продолжалось его заселение не только крестьянами, но и всевозможными ссыльными. Если и происходили разговоры о новинке (светописи, дагерротипах), то только в среде чиновников, бывающих в обеих столицах, последних же было немного. Правда, есть сведения, что оренбургский губернатор граф В. А. Перовский, в бытность своего второго пребывания у власти в 1851— 1857 гг., пробовал делать дагерротипы.

Но все-таки одним из первых профессиональных фотографов в Оренбурге был Карл Андреевич Фишер. Прусский подданный К. Фишер в 1878 году организовал собственное фотографическое ателье в далеком провинциальном Оренбурге, где был простор для деятельности и никакой конкуренции. Оборудование и все фотографические материалы, выписанные из-за границы, в основном из Германии, располагались в довольно просторном помещении павильона со стеклянной крышей на Николаевской улице. С 1898 года Фишер — действительный член РФО. В конце XIX века в Оренбурге имелись также «фотографии» Д. Н. Бутаева, Г. В. Васильева, А. А. Балашовой, Н. Баус, М. Букар, Бузыгина

Соединение сил

По сведениям на 1894 год, в губернском центре находились фотографические заведения оренбургского купца М. Волкова, коллежского советника А. Мея, художника, дворянина Г. Н. Оже (Ожье), известного нам К. Фишера (в конце века его заведение перешло к А. Стребенецкому) и множество других.

В  Орске находились фотоателье К. Алексеева, В. Красникова, И. Завьялова; на Белорецком и Верхнеуральском заводах работал фотограф К. Завьялов; в Миасском заводе владели ателье — И. Ф. Валявин, В. Ф. Захаров, А. И. Зубов, Н. П. Межов.

В Троицком уезде и в самом городе действовали фотоателье Ивана Алексеевича Валова, Евгении Мамаевой, Я. Я. Фидлермана, Владимира Петровича Устинова (с 1913 г. — действительного члена РФО) и др., в т. ч. М. А. Добкина. Любопытно, что провизор Добкин одновременно и владел «Садовой» аптекой. Аптека находилась на углу Нижегородской улицы и Марковского переулка (современных улиц Советской и Красноармейской), недалеко от горсада — откуда и название.

В Челябинске производили фотографические работы: К. И. Аксенов, Ф. Катаев, Т. Огибенин, В. Половников, И. А. Белявский (Беляевский), Н. И. Глот, И. Гуревич, Никитин, Попов и др.

9 февраля 1902 года челябинские любители фотографии, собравшиеся в городском клубе, возбудили вопрос о пользе соединенными силами достигнуть большего совершенства в искусстве светописи. Собравшихся было 18 человек и все единогласно пришли к заключению, что полезно было бы по примеру других уральских городов, как то Екатеринбурга, Перми и других, учредить общество любителей фотографии.

Прекрасный аппарат

Самая большая сохранившаяся до наших дней коллекция фотопластинок и отпечатков про Челябинск и его окрестности была сделана местным акцизным чиновником  Константином Николаевичем Теплоуховым.  Вот как он описывал в дневнике приобретение своего первого фотоаппарата: «1 октября (1906 года — от авт.) обзавелся фотографическим аппаратом. Подумывал давно, — теперь подвернулся удобный случай. Помощник акцизного надзирателя Михаил Александрович Протасов в прошлом году прожил месяц в Германии — в г. Йене, где его жена Виктория Робертовна лечила уши у какой то немецкой знаменитости… В Йене же находилась известная всему миру фабрика объективов Карла Цейса, на фабрике выделывали и фотографические аппараты полностью. Протасов купил аппарат 13х18 со всеми принадлежностями, сделал несколько снимков, фотография ему не понравилась, — сложил все в футляр и …успокоился.
В. И. Филиппов, обладая большим маклерским талантом, посоветовал Протасову продать, а мне купить этот фотоаппарат, и Протасов уступил мне его по своей цене — около 250 руб.

Я был доволен — аппарат прекрасный. Квадратная камера с двойным растяжением, объектив — сильный анастигмат — уже, несомненно, подлинный Цейса — с ирисовой диафрагмой; три двойных кассеты, треножник — все очень хорошей работы… Сделали сообща с В. И. Филипповым снимки во дворе, сообща проявили,  вышло хорошо. Он составил длинный список реактивов, бумаги, принадлежностей для печатания и дальнейшей обработки, каких у Протасова не было. Я кое-что выбросил, — послал заказ Иохиму в Москву…

Магазин Иохима мой заказ выполнил прекрасно, — фотографических снадобий и принадлежностей  вполне достаточно, — занялся фотографией. Для сравнения: К. Н. Теплоухов получал в акцизном ведомстве 208 руб. в месяц (1915 г.), рабочий получал 10 — 25 руб. в месяц (1904 г.), зарплата продавца в казенной винной лавке 50 руб. в месяц (1912 г.)».

Осветила в виде утренней зари

Известный южноуральский краевед Александр Павлович Моисеев писал: «Светопись-фотография на Челябинском Урале была освоена во второй половине позапрошлого века. «Фотоателье» запечатлевали лица наших земляков тогда во всех городах края. В шестидесятых годах позапрошлого века в Златоусте держал фотосалон А. И. Арсентьев. Его сын А. А. Арсентьев снял фотосерию по Златоустовскому округу (заводы, селения, природа) в середине восьмидесятых годов, кажется, это первая фотогалерея края… Почти одновременно с Арсентьевыми в соседнем Миасском заводе начинал светило уральской фотографии В. Л. Метенков… В 1890 е годы в Челябинске основал свое фотодело Федор Трофимович Катаев, самый яркий из дореволюционных мастеров края».

В 1909 году появились первые цветные фотографии Златоустья. Их отснял С. М. Прокудин-Горский, выполнявший личный наказ императора запечатлеть все достопримечательности России. Николай II, сам большой любитель фотодела, выделил ему целый поезд, на котором тот проехал всю Россию.

Интересно, что многие часто путают, из-за похожести фамилий, Прокудина-Горского с другим фотографом — Загорским, который жил и работал в Троицке. К слову, Ф. Загорский, как, кстати, и упомянутая Е. Мамаева и другие, не был первым троицким фотографом. Вот что писала в 60 е гг. XIX в. губернская газета о Троицке: «Часовщиков, ремесленников, портных и прочих подобных им личностей неуместно пройти молчанием. Везде и во всем видна лишь одна золотая посредственность, и больше ничего. Осветила было город в виде утренней зари, фотография (наделив дилетантов его, с уездом, множеством карточек-портретов), но и та куда то скрылась».

Но почти нет сомнений в том, что фотография очень рано появилась в городе Троицке. Знаменитая местная ярмарка — одна из крупнейших в стране, ежегодно кипевшая с мая по октябрь и увеличивавшая население города вдвое, всегда привлекала внимание не только карманников, шулеров и бродячих циркачей. Сюда, «на чес», приезжали и серьезные деятели искусства — и театральные группы, и певички с танцорами, и художники — из тех, кто умел углем и карандашом (за несколько минут) или кистью (за день-два) нарисовать портрет щедрого купца, а то и всего его семейства. Вот их то, служителей десятой музы — Глиптии и начали вытеснять гастролирующие фотомастера. Постепенно фотоаппараты появились и у многих зажиточных горожан, так зародилась в Троицке любительская фотография.

Продолжение следует.

Рауф Гизатуллин


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты