Наш генерал

28 Апреля 2008

Жозеф Яковлевич Котин многим сегодняшним челябинцам мало знаком. И даже жители улицы его имени не знают, чем он был знаменит. О знаменитом генерале в архивах области не осталось никаких документов. О его жизни мы знаем только из воспоминаний современников. Много или мало прошло с того времени, когда во многом благодаря Котину и его команде удалось переломить ход Великой Отечественной войны?

Татьяна Гончарова   

Жозеф Яковлевич Котин многим сегодняшним челябинцам мало знаком. И даже жители улицы его имени не знают, чем он был знаменит. О знаменитом генерале в архивах области не осталось никаких документов. О его жизни мы знаем только из воспоминаний современников. Много или мало прошло с того времени, когда во многом благодаря Котину и его команде удалось переломить ход Великой Отечественной войны?

Месяц назад Жозефу Яковлевичу исполнилось бы 100 лет, срок немалый. Но живы люди, работавшие с ним, живы легенды о танках, которые он создавал. Может ли быть для нас интересен сегодня засекреченный человек, спасший во время войны здесь, в глубоком тылу, в Челябинске, свою страну? Надо ли рассказывать о таких людях в наше чересчур рациональное время? Необходимо. Для того, чтобы знать свою малую Родину и в чем-то изменить свою жизнь.

Кто такой Жозеф Котин? Человек, создавший тяжелое танкостроение в стране. Гениальный конструктор, спроектировавший танк прорыва. Высококвалифицированный руководитель, сумевший организовать работу своего конструкторского бюро так, что за четыре года его группа умудрилась создать четыре уникальных танка, подобных которым не удалось сделать никому.

На «мамонта» с ведрами

Жозеф рос талантливым и умным мальчиком. Уже в 16 сконструировал слесарные тиски и запатентовал свое первое изобретение. В 29 — он главный конструктор старейшего и одного из крупнейших заводов в мире — Кировского в Ленинграде. Занят оборонным производством. Накануне войны, в 1938 году, под его руководством был создан тяжелый танк с противоснарядной броней. Его назвали КВ — Клим Ворошилов. Танк был срочно нужен для финской кампании. Готовясь к штурму Выборга, военные попросили создать танк с мощной пушкой, чтобы пробить оборону города. Конструкторы смогли создать его в считанные дни, с помощью котинских танков город был взят, и война закончилась. КВ, или «мамонт», как его гордо называли, был уникальный танк, лучший в мире. Его броню не могли пробить снаряды, а пушка наводила на врагов ужас. К тому же впервые удалось создать машину с дизельным, а не бензиновым двигателем. Это давало массу преимуществ. Танки на бензине легко вспыхивали и горели, как спички. Дизельный танк сжечь было нелегко. Во время уже Великой Отечественной войны существовала специальная инструкция для немецких солдат, которая предписывала наиболее отчаянным подбираться к КВ с ведрами бензина, обливать машину и поджигать. Немцы, как ни старались, до конца войны так и не смогли создать надежный танковый дизель-мотор.

В самом начале войны, когда линия фронта проходила рядом с территорией Кировского завода в Ленинграде, бомбой разворотило КБ, где работал Котин. Многих ранило, в том числе и главного конструктора, но производство танков не было остановлено. Чертежи и оборудование были вывезены на Урал, в Челябинск, где в кратчайшие сроки было развернуто производство танков на базе тракторного завода. Уже через неделю после прибытия Кировского в Челябинск на фронт пошли первые танки для обороны Москвы. В решающий момент Жуков ввел эти грозные машины, и фашисты начали отступать. Уже с середины 1942 года выпуск танков заводами Советского Союза перекрыл все, что выпускалось заводами Германии и захваченных ею странах. Котин несколько раз выезжал на фронт, общался с солдатами и офицерами. В результате конструкторы разработали и стали выпускать еще огнеметы и артиллерийские самоходки, в которых нуждалась армия наступления.

Война умов

Для ведения наступления нашим военным потребовался иной танк: легкий, маневренный, но при этом надежный и мощный. КВ оказался чересчур тяжелым, его не выдерживали мосты. Великая Отечественная стала войной умов, на которой побеждали не численность армии, а блестящие идеи, их безукоризненное воплощение. Первый шаг сделали немцы. В ответ на КВ они разработали принципиально новые танки: «тигры» и «пантеры». Создавая свой танк «пантера», немцы полностью переняли у нашего танка «Т-34» конструкцию бронекорпуса и башни, скопировали расположение листов брони. В ответ наши изловили «тигра», застрявшего в торфяннике. Специальная бригада испытателей и исследователей вытащила из него все «внутренности» и отдала для исследования в лабораторию, затем «тигра» обстреляли из всех видов противотанкового оружия и определили наиболее уязвимые места. Одним из первых с «тигром» познакомился Котин. Перед советскими конструкторами встала непростая задача: в неимоверно сжатые сроки поставить заслон этому «зверью», создав свой, более совершенный, новый танк.

Новая машина, «танк прорыва» была создана после встречи руководства ЧТЗ со Сталиным осенью 1942 года. После разговора Генералисимус, задержав взгляд на Жозефе Яковлевиче, спросил: «А почему у нас главный конструктор еще полковник? Пора ему присвоить генеральское звание!». Так, в 32 года Котин стал самым молодым генералом Советской армии.

Новый советский танк ИС был назван в честь Иосифа Сталина. Он был создан за 45 дней и появился на фронте уже в сентябре 1943 года. По бронезащите ИС в 1,5 раза превосходил «тигров» и в два раза — «пантер». На нашем танке была более мощная пушка и вдвое больше пулеметов, чем на немецких машинах. Гитлеровское командование предписывало своим танкистам избегать встречных боев и стрелять по новым танкам только из засад и укрытий. Ничего подобного врагам создать не удалось. Огневая сила ИС по сравнению с КВ выросла в пять раз. Машина действительно стала грозным танком прорыва.

ИС в течение войны подвергался усовершенствованию. Всего в Танкограде было создано 13 новых моделей танков.

После войны Котин вернулся в Ленинград, где продолжал создавать модели новых боевых машин, среди которых были даже плавающие танки и бронетранспортеры. До сих пор никакой танк не может сравниться с созданным им танком Т-10. Переехав в Москву, Жозеф Яковлевич был депутатом Верховного Совета, заместителем министра обороны. По делам он часто приезжал в Челябинск, где его встречали как родного.

Грязь не сало, помыл и отстало

Конструктор Борис Яковлев вспоминал, что Котин был человеком удивительной энергии. Казалось, что он живет на заводе. Умел общаться с людьми, легко и непринужденно разрешал все конфликты и проблемы. Никогда в ответ на просьбу не отвечал: «Посмотрим, подумаем, приходите завтра». Всегда сразу включался в работу, старался разрешить проблему, даже если вопрос касался таких сложных задач, как предоставление жилья. Эта характеристика подтверждается словами Геннадия Шишкина, ветерана Танкограда: «Он был тактичный, спокойный, без крика указывал на ошибки, спокойно поправлял, объяснял…» Он считал необходимым для себя, узнав имя собеседника, запомнить его навсегда, поэтому в его памяти сохранялись множество лиц и имен. Зоя Морозова, сотрудница завода, вспоминает, что Котин посоветовал назвать ее новорожденного сына Сергеем. Как только девушка вышла из декрета, Жозеф Яковлевич попросил передать Сереже поклон. «Так маленький же он еще»,— смутилась вниманием начальства молодая мать. Через пять-шесть лет Котин приехал в Челябинск в командировку. К удивлению Зои, он не только вспомнил ее, но, улыбаясь, спросил: «Ну теперь-то можно передать Сереже поклон?».

Дочь Жозефа Яковлевича Надежда вспоминает, что ее отец считал, что самое интересное на свете не танки, а люди. И всегда по отношению к ним был внимателен, вежлив, пунктуален, аккуратен. «Ни разу не было, чтобы мы в лифте с кем-то ехали молча,— рассказывает Надежда,— отец всегда разговаривал со случайными попутчиками, ему действительно это было интересно.

Жозеф Котин не был святым. Молодой, красивый мужчина, любивший посидеть в хорошей компании, рассказать анекдот, пошутить, потанцевать, не мог официально жениться на матери своего сына, конструкторе Наталье Поклоновой. родители мальчика жили не расписанными. Любимая жена Котина жила под дамокловым мечом, ее в любой момент могли арестовать с формулировкой «враг народа», что стало бы концом карьеры Котина. И только после одиннадцати лет совместной жизни, после рождения дочери семья смогла официально зарегистрировать свой брак.

Конечно, загруженность работой не могла не сказаться на семейной жизни конструктора. Жена обижалась на постоянное отсутствие любимого мужчины и грозилась обклеить пропавшими билетами в театр стену в доме. «Но зато, когда он был дома,— вспоминает Надежда Котина,— будто солнце яркое начинало светить в доме». Несмотря на ответственную работу, он старался уделять своим детям максимум внимания: научил их кататься на лыжах, коньках, плавать, ездить на велосипеде. «Он меня учил: дочка, не бойся никакой работы,— говорит Надежда,— грязь не сало, помыл и отстало. Это было его жизненным кредо». Его считали эстетом. Жозеф Яковлевич очень любил классическую музыку. Даже кабинет его отличался от рабочего места обычного руководителя тех времен. Резная мебель, чучело птицы, вся обстановка кабинета выдавала в нем человека широких взглядов, ценящего красоту.

Заслуги Котина были высоко оценены государством. Он Герой Социалистического Труда награжден тремя орденами Ленина и другими высокими наградами. Его именем названы улицы в Челябинске и Санкт-Петербурге, а также машиностроительный техникум и горная вершина на Тянь-Шане — пик Котина высотой 4820 метров. На доме № 15 по проспекту Ленина в Челябинске установлена мраморная мемориальная доска работы скульптора Головницкой. В школе № 86 на улице Котина в Челябинске действует музей его имени. Люди сделали все, чтобы гениального конструктора помнили. Нужны ли нам герои и чему сегодня у них можно научиться? Работать на износ капитализм нас научил. А вот любить родину, с уважением относиться к людям, работать честно и бескорыстно для людей, кто нас научит? Может, пример жизни великого танкоградца, нашего генерала Котина?


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты