Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Как одевали реку Миасс

7 Марта 2013
Как одевали реку Миасс

Скоро весна, а с весной придет половодье. Даже сегодня, в условиях постиндустриального общества, весенние разливы рек зачастую причиняют немало хлопот, а в XVIII—XIX веках это было ежегодное стихийное бедствие.

Берега главной челябинской реки укрепляли и деревом, и камнем, и бетоном

Скоро весна, а с весной придет половодье. Даже сегодня, в условиях постиндустриального общества, весенние разливы рек зачастую причиняют немало хлопот, а в XVIII—XIX веках это было ежегодное стихийное бедствие.


Бурная вода размывала берега, иногда сносила мосты, или же разлив отрезал подъезды к мосту, и он становился бесполезным на период половодья. Как же справлялись с проблемами, создаваемыми весенним разливом рек, жители городов и заводов Южного Урала?

 

Чтобы мост не сползал


В будущем  2014 году Челябинск может праздновать юбилей появления каменной облицовки берегов Миасса или, выражаясь иначе — каменной набережной. Начало ей было положено 200 лет назад — в 1814 году, и была эта набережная поначалу совсем коротенькой. Ну а теперь по порядку.


С самого основания Челябинской крепости мост через реку Миасс пребывал на том месте, на котором и сегодня находится Кировский (Троицкий) мост. Каждые 10—15 лет его капитально ремонтировали либо полностью перестраивали. В 1812 году городские власти решили, что надо готовиться к очередной перестройке моста. В том же году начали заготовку необходимых материалов.


Было решено облицевать камнем береговой обрыв правого берега реки Миасс и южного берега острова с таким расчетом, чтобы края моста опирались на каменную обкладку берега, а средняя часть лежала на двух «быках» — срубных опорах. При весенних разливах вода подмывала берега, и концы моста, выходившие на берега и, соответственно, на эти берега опиравшиеся, «подвисали в воздухе», поскольку грунт из-под них вымывало. То есть они лежали на земле, но берег был уже подмыт, и береговая кромка вместе с краем моста могла сползти в реку. Это было просто опасно. Каменная обкладка берега была способом предотвратить это размывание.


В том же году дума заключает договор с крестьянином Чумлякской волости Алексеем Уфимцовым на заготовку леса для моста. Обязательным условием было рубить лес не в городском лесу, а в башкирских или заводских дачах, и к середине мая 1814 года по большой воде сплавить бревна по Миассу до Челябинска.


Получил Уфимцов за заготовку леса 660 рублей — сумма по тем временам вполне приличная. Летом 1814 года город заключил договор с тремя челябинскими мещанами — Данилой Васильевичем Комольцовым, Николаем Федотовичем Первухиным и Дмитрием Ивановичем Поповым, которые брались облицевать камнем участки берегового обрыва под мостом и построить мост из подготовленных думой материалов.


Стоимость работ составляла 700 рублей. Длина моста — 22 сажени (около 45 м), ширина около 10 аршин или 7 м. Быки представляли собой срубы трапециевидной, в плане, формы, они сужались навстречу течению, и к узкой их части крепилась конструкция из трех толстых (около полуметра в диаметре) бревен для отталкивания льдин в ледоход.

 

«Пристойные связи»


Посмотрим, как развивалось каменное оформление берегов Миасса. Самые первые участки, как уже говорилось, были облицованы камнем в 1814—1815 годах.


Требования к кладке были следующими: «скласть на моху с ызвестью и песком начиняя стены прочным образом, а особливо под тем местом, в котором должны быть утверждены мостовые лежни, произвесть выкладку толщиною от 2-х с половиною до 3-х аршин с пристойными, со вкапыванием в матерую землю, деревянными или каменными связями, а вверх и нис того моста скласть толщиною в полтора аршина».


«Связи» — в данном случае стяжки, которые вкапывались в береговой грунт и притягивали каменную стенку к берегу, «пристойные связи» — такие, как должны быть, сделанные «как пристало». Толщина стенки под мостом должна была составить 1,4—2,15 м, а выше и ниже — около 1 м.


Строго говоря, то, что было сделано в 1814—1815 годах, являлось подпорными стенками, укреплявшими берег и выполнявшими дополнительно функции концевых опор моста. Но по левому берегу, «в рассуждении мягкости грунта», стенку сделали длиной не 4,5 сажени (ширина улицы Уфимской, нынешней ул. Кирова), а 10 сажен, т. е. 21,5 м. Таким образом, она фактически стала и началом оформления берегов Миасса в камне.

 

Не для мелких городов


В 1819—1820 годах каменная обкладка левого берега (то есть южного берега острова) продолжалась — набережная достигла длины в 40 сажен или более 90 м. Облицовывали камнем и правый берег Миасса.


Интересно циркулярное письмо министра внутренних дел гражданскому губернатору Оренбургской губернии, написанное в ответ на прошения от руководства различных губерний о разрешении использовать часть казенных средств или сумм из сбора местных налогов на укрепление берегов рек в городах. Министр объяснил, «что устройство таковых укреплений, сопряженное всегда со значительными издержками, может быть допускаемо в больших и хорошо обстроенных городах, но в малых, где прибрежные жители подвергаются опасности от постепенного подмывания берегов водою, и где часто ценность строений не соответствует издержкам на укрепление берегов, полезнее было бы избегать подобных расходов изменением самого плана и переселением прибрежных жителей на другие безопаснейшие места». Иначе говоря — нечего глупостями заниматься, отселяйте людей из прибрежной зоны, а укрепление берегов —  это для столичных и губернских городов, а не для мелких городков.


Тем не менее, обкладка камнем берегов реки в Челябинске, которую начали, чтобы предохранить от разрушения мост, позже продолжилась просто как укрепление берега, и в 1870-е годы только по левому берегу длина каменной набережной составляла более 350 метров. В некоторых местах были сделаны спуски к воде с каменными лестницами. По правому берегу река была забрана в каменную набережную примерно до ул. Ключевской (Свободы).


В 1960-х годах реку Миасс в центре города полностью «одели» в бетон, построив новые набережные. При этом старая каменная облицовка не разрушалась — она осталась под новыми бетонными стенками. Вряд ли эти старые набережные будут когда?нибудь раскрыты и восстановлены. Но лучше помнить о том, что эта часть прошлого нашего города сохранилась не только в документах и на фотоснимках, но хранится «законсервированная» под плитами современной набережной.
Гаяз Самигулов

Остров проезжей дороги


Выписка из журнала Челябинской городской думы 29 июля 1819 года.


«… хотя и приведена во окончание каменная стена по левому берегу течения реки Мияса, начиная от главнаго моста в пространстве своем на шестнадцать сажен, но таковая к совершенному устранению от легко могущей быть опасности упоминаемому мосту и лежащей чрез остров проезжей дороги есть не совсем еще действительна к пользе сей… ибо она по местному своему в длину пространству оканчивается на том самом месте, где берег имеет чрезмерно слабое свойство и будучи подмываем водою беспрестанно обрушивается… а потому… непременно нужно от означенной каменной стены таковую же продолжить далее, так чтобы окончание оной было укреплено на том месте, где позволяет надлежащая удобность, твердость и прочность берега».

На берегу


Само слово набережная по отношению к одетым камнем берегам реки в Челябинске использовали как минимум с 1870-х годов.


В советское время каменную набережную, очевидно, чинили, по крайней мере, в районе моста. Каменная облицовка берегов сохранялась еще в 1960-е годы, правда, далеко не везде и уже изрядно обвалившаяся. Но спуски к воде в районе моста были тогда вполне в приличном состоянии.


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты