Континент ЧТЗ

17 Июля 2008

Новая книга известного шведского писателя, профессора Стокгольмской школы экономической истории Леннарта Самуэльсона называется «Танкоград». Для ее написания автор, хорошо владеющий русским языком, много работал в архивах Москвы и Челябинска, неоднократно бывал и в музее ЧТЗ. Результат пятилетнего труда он представил на недавней научно-практической конференции в Челябинске, посвященной 90-летию архивной службы России, и подарил экземпляр своей книги заводскому музею. Леннарт Самуэльсон любезно согласился ответить на вопросы внештатного корреспондента газеты «Южноуральская панорама».

Всеволод Смирнов   

Новая книга известного шведского писателя, профессора Стокгольмской школы экономической истории Леннарта Самуэльсона называется «Танкоград». Для ее написания автор, хорошо владеющий русским языком, много работал в архивах Москвы и Челябинска, неоднократно бывал и в музее ЧТЗ. Результат пятилетнего труда он представил на недавней научно-практической конференции в Челябинске, посвященной 90-летию архивной службы России, и подарил экземпляр своей книги заводскому музею. Леннарт Самуэльсон любезно согласился ответить на вопросы внештатного корреспондента газеты «Южноуральская панорама».

Из досье «ЮП»

Леннарт Самуэльсон родился в 1948 году. В 1996-м защитил докторскую диссертацию по теме: «Михаил Тухачевский и военно-экономическое планирование». Материалы этой работы легли в основу книги «Красный колосс. Становление советского военно-промышленного комплекса в 1925–1941 годах». Книга переведена на русский язык, в ней автор впервые использовал и факты из истории ЧТЗ.

В 2000 году книга «Красный колосс» была удостоена престижной премии шведской военной академии за выдающийся вклад в развитие военной истории.

С 1996 по 2001 год Леннарт Самуэльсон был внештатным преподавателем шведской военной академии. Сейчас он преподает и занимается научной работой в Стокгольмской высшей школе экономической истории. В 2007 году вышла в свет его книга «Танкоград. Скрытая история русского тыла».

* * *

- Господин профессор, как у вас возник столь глубокий интерес к Челябинскому тракторному заводу, к теме индустриализации?

— Я начинал заниматься экономической историей России в аспирантуре еще в 70-е. Тогда западному историку невозможно было получить доступ к советским архивам. Но я был среди первых, кто в начале 90-х годов получил такую возможность для научной работы. Когда писал докторскую диссертацию, сталкивался с данными о вашем тракторном заводе в Российском государственном архиве экономики в Москве. Достаточно часто в документах, подписанных руководителями управления механизации и моторизации Красной Армии, мне попадались ссылки на то, как можно наладить производство танков на заводах в Сталинграде, Харькове и Челябинске.

Когда в 1994 году впервые посетил ваш город и музей ЧТЗ, получил новые данные о том, насколько завод к началу войны был готов к выпуску бронированных машин. Всерьез заняться исключительно одним периодом, военным, я намеревался в 2000 году, приехав на месяц в командировку на Южный Урал. Но по мере того, как в областном архиве знакомился с материалами о фабричной жизни рабочих, инженеров, о строительстве самого завода и соцгородка, поменял планы. Решил охватить более широкую панораму истории Челябинска. Сосредоточился на изучении событий революции, гражданской войны, годах становления совет-ской власти, коллективизации. Решил исследовать истоки индустриализации на примере ЧТЗ.

- Вы показываете Танкоград в контексте истории России. Насколько эта тема интересна в Швеции?

— Об Урале шведские читатели узнали еще в 40-е годы. Тогда у нас вышла книга американского инженера Джона Скотта, который семь лет работал в Магнитке. Она называлась «Что делают русские за Уралом» и стала бестселлером в Швеции. В те годы появились и другие труды, где достаточно хорошо описывается промышленное, оборонное развитие Страны Советов. Но у последующих поколений моих земляков представления о советской России, откровенно говоря, оказались мизерные. Я хочу восполнить этот пробел.

- Поэтому ваша книга интригует уже с обложки?

— Да, она имеет загадочный подзаголовок — «Скрытая история русского тыла» — и содержит информацию о том, как формировалась в 30-е промышленная база, организовывался своего рода полюс роста. Я рассказываю о замыслах того поколения большевиков, первых директорах предприятия, их окружении, инженерах, которые этот завод проектировали в Америке и России. Он создавался с большим трудом. Для того времени Челябинский тракторный был предприятием огромного масштаба. И я думаю, что вновь открыл «континент ЧТЗ» для шведских читателей.

- Они оценили?

— Одна из очень лестных рецензий — четыре странички — была в шведском оборонном журнале. Там сказано: «Это эпохальный труд эпического масштаба». Моя книга не уникальна, но она единственная из тех, что были написаны современными западными историками, охватывает такой большой период. Насколько это удалось — судить читателям.

- В чем, на ваш взгляд, отличие Тракторостроя от других советских строек 30-х годов?

— Думаю, в Челябинске удалось избежать ошибок, которые были сделаны при возведении других заводов-гигантов. В Сталинграде, например, вложив очень много денег в сооружение ультрасовременного предприятия, не смогли сразу запустить конвейерное производство. А вот на ЧТЗ вначале построили опытный завод, подготовили кадры, отработали технологию.

Важен и социальный аспект, о котором практически не знают на Западе и уже начинают забывать в сегодняшней России. Во всех городах, где строились такие гиганты, как Челябинский тракторный, создавалась образцовая жилая зона — соцгородок. Ведь надо было вытягивать страну из бедности. Люди жили в лучшем случае в типовых бараках или даже полуземлянках. Но шли на завод, получали первое профобразование, строили школы, больницы, дома. Мне хотелось восстановить справедливое или более правдивое видение этого периода, показать, что он не такой однозначный. Нельзя все свести только к тоталитарному режиму, к категориям, которые сами по себе ни о чем не говорят, пока мы не знаем, каким именно содержанием их наполнить.

- Кто-нибудь еще из ваших коллег или аспирантов занимается этой темой?

— Хватит пальцев рук, чтобы подсчитать в Швеции тех исследователей, кто изучает российскую историю XIX–XX веков. А история Танкограда — мой конек. Когда преподавал в Стокгольмской военной академии, меня поразило, что в каждом подобном учебном заведении Америки или Европы хорошо знают свою военную историю и очень смутно — даже соседних стран. Поэтому всегда с интересом читал лекции, проводил семинары по материалам собственных статей и книг: не было конкурентов, зато было много слушателей.

- Что вас более всего затронуло в истории ЧТЗ?

— Есть масса примеров, которые поражают шведского читателя и меня как историка. Из документов видно, как заводские инженеры, конструкторы смело выдвигали идеи, могли импровизировать, рисковать, находить нестандартные решения. Исторические документы свидетельствуют о том, насколько тщательно они изучали слабые стороны своих танков, используя для испытаний брони немецкие пушки. Все рапорты с фронта учитывались.

Поражает атмосфера, ритм, который выдерживали танкоградцы, когда без выходных работали месяцами. То, что завод выделял людям участки земли под огороды, рассаду и инвентарь. Картошку сажали даже в скверах и парках (поскольку в 42-м Украина и часть Европейской России были оккупированы, возникли большие проблемы с продовольствием). Удивляет мужество, с которым подростки наравне со взрослыми переносили все испытания.

Еще меня поразили руководители Танкограда, такие как главный конструктор Котин, директор Зальцман. Это интересные личности, которые еще ждут своих биографов. Вся заводская жизнь очень хорошо представлена в исторических материалах, поскольку ЧТЗ был государственным предприятием, а российские архивы по своей системности и полноте превосходят те, что я видел в Европе.

- В вашей книге много архивных фотографий, она хорошо оформлена, жаль только, шведский язык знаком не всем…

— Она будет издана на английском, и, я надеюсь, удастся перевести ее также на русский язык.

Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты