Тайны следствия и его реальность

27 Декабря 2008

Как известно, в расследовании любого преступления ключевую роль играет следователь, в независимости от того органа, что он представляет. Но многочисленные фильмы и сериалы дают во многом красивую, эффектную картинку, а не реальное представление о том, чем же на самом деле занимаются следователи. Подробнее о том, что это за работа, рассказывает начальник Главного следственного управления ГУВД по Челябинской области Анатолий Киселев.

Как известно, в расследовании любого преступления ключевую роль играет следователь, в независимости от того органа, что он представляет. Но многочисленные фильмы и сериалы дают во многом красивую, эффектную картинку, а не реальное представление о том, чем же на самом деле занимаются следователи. Подробнее о том, что это за работа, рассказывает начальник Главного следственного управления ГУВД по Челябинской области  Анатолий Киселев.

Лицо, процессуально самостоятельное

— Чем занимаются следователи милиции? Сколько в их ведении составов преступлений?

— Много, более 160 составов. Порядка 60 процентов всех преступлений, совершенных на территории Челябинской области, расследуются следователями МВД.

— Убийства?

— Нет, это подследственность Следственного комитета при прокуратуре. Среди тяжких и особо тяжких преступлений следователи милиции расследуют разбойные нападения, грабежи, в том числе с применением оружия, кражи, тяжкие телесные повреждения, вымогательства. Есть огромный блок, связанный с экономическими преступлениями, от злоупотребления служебным положением до мошенничеств и взяток, в том числе и некоторые дела, связанные с коррупцией и организованной преступностью, бандитизмом.

— Какими законами руководствуется следователь в своей работе?

— Прежде всего Конституцией и Уголовно-процессуальным кодексом. Плюс, конечно же, Уголовным кодексом, кодексом об административных правонарушениях, другим законодательством, действующим в нашей стране. А также — постановлениями пленумов Верховного суда, судебной практикой, указаниями Генпрокуратуры, следственного комитета МВД России. Впрочем, это уже больше внутренние регламенты работы. Но главная книга следователя, повторюсь, — Уголовно-процессуальный кодекс.
Сам следователь — лицо, процессуально самостоятельное. Это значит, на него возложены обязанности самостоятельно принимать те или иные решения по уголовным делам, находящимся у него в производстве. В том числе решать вопрос, есть ли состав преступления в материалах, собранных дознанием, оперативниками. Поставщиками материалов являются органы дознания, участковые, оперативники уголовного розыска, ОБЭПа и прочих структур, собственно обращения граждан.
Кроме того, есть «свежие» преступления, на которые милиция выезжает по звонкам граждан. И это также ежедневная работа. Следователь, оперативник, эксперт-криминалист, участковый уполномоченный составляют оперативную группу, которая выезжает на преступление. Например, случилось причинение тяжкого вреда здоровью. Обязателен выезд следственно-оперативной группы, которую возглавляет следователь. Естественно, и сбор первоначальных материалов осуществляют все сотрудники группы. На основании собранных фактов следователь и принимает решение о возбуждении (или отказе) уголовного дела. Причем в те же сутки.

— В «скорой помощи» есть понятие «золотого часа», в течение которого можно наиболее эффективно оказать помощь человеку, скажем, попавшему в аварию и получившему тяжелые травмы…

— Похожее понятие есть и у нас. От качества первоначального сбора информации о случившемся на сто процентов зависит и успех всего расследования.

— И ведь за почти каждым делом в итоге — судьбы людей?

— Да, конечно. Впрочем, работа следователя сложная не только потому, что приходится собственно принимать те или иные решения, от которых в каждом деле порой зависит и судьба человека, но и чисто технологически. Ведь каждое свое решение и все мероприятия с ним связанные следователь обязан максимально четко, в соответствии с законом, задокументировать. И сам объем различного документооборота велик. Да, трудно, но по-иному нельзя. Таковы и требования закона, и соображения морали и справедливости. Следователь всегда работает открыто.

Гигантские объемы

— Вспомните, пожалуйста, самые резонансные дела из тех, что расследовали следователи следственного управления ГУВД области в этом году.

— Буквально месяц назад мы закончили дело в Магнитогорске. Самая настоящая банда занималась грабежами и разбойными нападениями как на улицах, так и в квартирах жителей Магнитогорска. Семнадцать человек привлечено к уголовной ответственности, мы считаем доказанными порядка 40 эпизодов.
В производстве находятся шесть уголовных дел по так называемым финансовым пирамидам. Одно из дел, касающееся конторы под названием «Реал-автогрупп», столь масштабно, что только заявления от потерпевших приходят к нам из 18 регионов нашей страны. Всего пострадавших может оказаться до нескольких десятков тысяч человек. Объем как самого дела, так и той работы, которую по нему необходимо провести, просто гигантский. Даже не могу сказать, сколько понадобится времени, чтобы завершить все следственные действия.
Еще в одном уголовном деле, также по финансовой пирамиде, нужно только в качестве свидетелей опросить около восьми тысяч человек по всему Уральскому федеральному округу.
Также крупное дело, которое находится у нас в производстве, касается мошенничества, совершенного в отношении сразу нескольких банков, расположенных в областном центре. Вкратце его суть такова: подставные лица, подставное имущество, под которое выдавались кредиты. Дело интересное и достаточно сложное.

— Самое крупное по объему дело, с которым лично вам приходилось сталкиваться?

— Ну если брать магнитогорскую банду, — там накапливается порядка 200 — 250 томов. Сколько в итоге будет по «Реал-автогрупп», даже сложно сказать. Вообще же случались дела и по 350 томов. Только одно обвинительное заключение бывало объемом в 25 томов.
Прибавьте к этому процессуальные нюансы. Так, если по делу, скажем, все той же магнитогорской банды 17 обвиняемых, то каждому из них нужно вручить для ознакомления материалы дела, то же обвинительное заключение. Соответственно, все эти тома размножаются, копируются и так далее. Еще одна иллюстрация того объема чисто бумажной работы, с которыми сталкиваются следователи.

Кузница кадров

— Нагрузка большая?

— Не просто большая — порой запредельная. Это, пожалуй, самая большая проблема в нашей работе. Судите сами: в производстве наших следователей в первые 11 месяцев этого года находилось 64 865 дел. Штат следственного управления порядка 1100 человек. Правда, есть некоторый некомплект штатов. По нашим внутренним нормативам у следователя должно находиться в производстве не более 25 дел за год. По факту получается около 70 —75 дел. Одновременно — до 10—12 дел на следователя.
Конечно, есть «фактовые» дела, которые вести не так уж сложно, — собранных фактов и доказательств хватает. Но есть и другие, сложные, долгие дела. Некоторые примеры я уже привел. И, повторюсь, каждое дело — это не просто документооборот, порой весьма большой (некоторые дела расследуются годами), но и судьбы людей.

— Не всякий справится.

— Именно так. Проблема кадров есть, и весьма серьезная. В этом отношении потенциал всей системы МВД, прямо скажем, беден.

— Так жестко?

— Да. На сегодняшний день люди, пришедшие в следственные подразделения ГУВД, просто не выдерживают нагрузки.

— Может, просто мало людей?

— Мало. По-хорошему, чтобы у следователя была нагрузка, соответствующая нормативам, нам надо втрое больше штатов.
Но дело даже не в этом. Следователь, чтобы раскрыть преступление, должен быть умнее, эрудированнее преступника, причем во много раз. Например, многие экономические преступления столь сложны в расследовании, их схемы столь запутанны, что в них и не каждый профессиональный финансист разберется. А противостоят следователям не просто умные и образованные люди, но профессиональные юристы, бухгалтеры, руководители предприятий, бизнесмены, которые, как правило, знают свой предмет в нюансах не только в теории, но и на практике. Конечно, порой сложно противостоять таким зубрам.

— А кто сейчас работает следователями?

— Много молодых, в том числе тех, кто как следователь потенциально очень одарен. Как правило, все начинают с райотделов. И конечно, страдают от той нагрузки, которая есть на местах. Свои семьи они часто не видят сутками. И конечно, в итоге недолго задерживаются у нас. К тому же 75 процентов наших следователей — женщины, которые иногда уходят в декретные отпуска, порой в первые же годы работы, когда и нарабатываются столь необходимый опыт и профессиональные навыки. Но что делать — такова жизнь.

— Сколько нужно времени, чтобы воспитать хорошего, грамотного, профессионального следователя?

— Года три, не меньше. А вообще-то пять лет. Далеко не все остаются у нас работать на такое время. К тому же милицейское следствие долгие годы является кузницей кадров для следственных подразделений всей правоохранительной системы страны. Многие уходят в прокуратуру, следственный комитет, Госнаркоконтроль, в адвокаты, в судьи. Там и нагрузка куда меньше, и зарплата не в пример выше.
И когда говорят о низком качестве работы всей правоохранительной системы, в том числе следствия и отчасти судов (а говорят много и порой в чем-то справедливо), мне думается, что начинать решать сложности нужно именно со следствия, с создания нормальных условий для его работы. Ведь чем квалифицированнее следователь сделает свою работу, тем проще будет и судьям, и меньше будет вероятности как того, что преступник избежит наказания, так и того, что невиновный человек окажется за решеткой (впрочем, это и сегодня почти невероятный вариант). Выиграет все общество.
Однако я уверен, что следующий год, с наступлением которого от всей души хочу поздравить и своих коллег, и всех жителей области, сложится лучше, чем год уходящий. И что следствие в своей работе всегда будет на высоте.

Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты