Игорь Табашников. Все живо в памяти друзей

11 Декабря 2008

Держу в руках новую книгу. Сборник «Король дизайна Игорь Табашников». А память услужливо листает страницы истории...

Держу в руках новую книгу. Сборник «Король дизайна Игорь Табашников». А память услужливо листает страницы истории...

Где-то в середине семидесятых довелось побывать на всесоюзном семинаре ответственных секретарей молодежных газет. На практических занятиях, узнав, что я из Челябинска, заведующий кафедрой техники печати МГУ, расцветя улыбкой, сказал: «А, оттуда наш Игорь Николаевич Табашников» и стал ко мне более придирчив, чем к остальным. Я этим была только польщена и старалась соответствовать строгим требованиям, ведь не мог же газетчик, работавший рядом с таким мастером дизайна, быть далеким от современных веяний в верстке и вообще подходить к делу не творчески.

Этот человек влиял на каждого, с кем пересекались жизненные пути. И влиял он на множество людей, даже тех, кто лично с ним никогда не виделся, а учился на смакетированных Табашниковым страницах газет, пользовался созданными им шрифтами.

О книге, вышедшей недавно в Москве, «Король дизайна Игорь Табашников» могли бы в Челябинске написать десятки, если не сотни людей. И у каждого нашлось бы что вспомнить. Только в нашей «Южноуральской панораме» это Александр Драгунов, Анатолий Волков, Леонид Паширов, Лидия Старикова. И все хотели бы. А название книги — это заголовок очерка Александра Чуносова, который был опубликован в «Южноуральской панораме» два с половиной года назад.

Мое право на написание этих строк я могу заслужить только тем, что познакомилась с Игорем раньше других. В 1957 году мы оба поступили на курсы по подготовке в Челябинский пединститут.
В семнадцатилетнем Игоре Табашникове уже было многое, что позднее сделало его тем лидером во всех делах, которыми он занимался, те качества, за которые одни (и таких большинство) влюблялись в него, а другие, которых тоже было немало, испытывали раздражение при его виде и старались противодействовать ему. Нет, это не обязательно какая-нибудь серость, не выносящая соседства с яркостью, неординарностью, но и довольно сильные личности, видевшие в нем соперника за место под солнцем.

А Табашников ни за какое место не боролся. Он довольно долго оставался редактором и даже не редактором (это был формально кто-то из членов парткома института), а ответственным секретарем институтской многотиражки «Молодой учитель». И сделал «МУ» лучшей студенческой газетой страны, а редакцию ее — одним из самых притягательных центров общения 60—70-х годов.
Работая в «Челябинском рабочем», он вносил так много во внеш-ний вид газеты (а это всегда влияет на содержание), что оно могло бы сделать областную партийную газету лучшей из подобных в стране. Правда, тут ему развернуться не дали. И не редакция «ЧР» была тому виной, просто у партийных властей было свое непререкаемое мнение на то, какой должна быть их газета.
Но и «Вечерний Челябинск», и «Комсомолец» в свое время верстались согласно графическим моделям, созданным для них Табашниковым.
Надо вспомнить еще о работе в «Вечерней Москве», создании газеты «Вечерний клуб», сразу ставшей одной из самых ярких в столице…

Его пятьдесят два года (Игорь Табашников погиб в автомобильной катастрофе в 1993 году) вместили в себя так много смелого, яркого, нового.

Книгу о Табашникове выпустила в Москве его дочь Екатерина, которая пошла по стопам отца и сейчас бильд-редактор еженедельника «Собеседник». Состоит сборник из двух частей: воспоминания тех, на чью жизнь Игорь оказал судьбоносное влияние — учеников, друзей, коллег, и творчества самого Табашникова.

Табашникову дано от природы многое: он был наделен вкусом во всем, чем занимался — писал прозу и стихи, создавал новое в газетной графике, рисовал, организовывал вокруг себя живые дела. Он был красив, обаятелен…
Жизнь его была короткой. А память о нем оказалась долгой.

Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты