Кумкуль: к озеру не подъехать

24 Июля 2008

Кумкуль — одно из тех заветных мест для среднестатистического челябинского купальщика, куда в летний солнцепек и духоту можно добраться сравнительно быстро. Дорога по трассе Челябинск-Аргаяш до перекрестка с указателем «Абдырова-База отдыха» укладывается в 30–35 километров от поворота ЧМЗ при выезде на Свердловский тракт. Это примерно 15–20 минут в пути при средней скорости 100 километров в час и без пробок с участием фур, грузовиков и автобусов: асфальт позволяет. Сравнить с тем же озером Увильды, расположенным примерно в 95 километрах и часе езды от поста ГАИ на выезде с ЧМЗ. Зато дальше с Кумкулем начинаются проблемы.

Кумкуль — одно из тех заветных мест для среднестатистического челябинского купальщика, куда в летний солнцепек и духоту можно добраться сравнительно быстро. Дорога по трассе Челябинск-Аргаяш до перекрестка с указателем «Абдырова-База отдыха» укладывается в 30–35 километров от поворота ЧМЗ при выезде на Свердловский тракт. Это примерно 15–20 минут в пути при средней скорости 100 километров в час и без пробок с участием фур, грузовиков и автобусов: асфальт позволяет. Сравнить с тем же озером Увильды, расположенным примерно в 95 километрах и часе езды от поста ГАИ на выезде с ЧМЗ. Зато дальше с Кумкулем начинаются проблемы.

Первая: насыпная дорога, на которой придется буквально убивать «ходовку». Тут у автомобилиста-купальщика есть нехитрый выбор: или ехать по щебню 20–30 километров в час, крадясь на второй передаче, или разгоняться до четвертой. Хотя дорожная пыль потом все равно будет хрустеть на зубах. Второе испытание — найти бесплатный заезд на берег. По периметру — одни ограды, кое-где — железная проволока; кругом базы, частные владения и арендованные территории. К воде не подъехать. Все спуски перегорожены. Машина, пробирающаяся сквозь заросли высокой травы, на середине поля разворачивается. «И там что-то строят! Людям уже отдыхать негде!» — злится водитель.

Кумкуль сейчас весь в стройках. Уже почти никого не удивляет картина, когда люди лежат рядом со шлакоблоками и бетонными плитами. Почти весь, если еще не полностью, берег выкупили арендаторы: въезд — 250 рублей с машины.

— Кать! Иди деньги забери! Не нужны, что ли? — подозвали мест­ного счетовода к преграждающей въезд цепи, когда из машин уже скопилась небольшая очередь.

На въезде — ни таблички с названием организации, владеющей пляжем, ни координат новых хозяев, ни распорядка их работы. Люди все равно платят, заезжают — выбора нет. А припарковавшись на пустыре, задаются логичным вопросом: за что с них взяли две с половиной сотни?

Окрестный пейзаж очень уж небогат красотами. Слева стройматериалы, справа стройматериалы, посередине несколько берез, где-то вдали виднеются деревянные кабинки общего пользования, которые можно определить по запаху. Из-за удаленности этих сооружений у купальщиков появляется по крайней мере еще один весомый повод зайти в озеро. Вода, кстати, не такая уж теплая, даже прогревшаяся на солнцепеке. Местами чувствуется, что бьют источники. Песок на дне — цвета стали города металлургов, причем вперемежку со скользкой острой галькой и густой тиной, тоже скользкой. На поверхности у берега — разводы, напоминающие маслянистые пятна. Плюс ко всему прочему, озеро не отличается прозрачностью из-за взвеси темного пыльного песка, поднимающегося со дна. Но вода все равно популярна: в ней стабильно плавают и люди, и собаки, и даже зачерпываются ведра для помывки машин.

Берег Кумкуля после выходных напоминает пепелище: только ленивые не привозят туда мангалы и не разводят костры. Мусора, к счастью, не так много. Встречаются, конечно, те же традиционные «полторашки» — «самая цивилизованная упаковка», месторождения бычков и целлофана… Но, несмотря на эти локальные недоразумения, наш народ, кажется, начал пользоваться мусорными пакетами.

Эльвира КИТАЕВА

Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты