Увильды: озеро слез

24 Июля 2008

В пятницу отправляемся в рейд к берегам «жемчужины Урала». По утренней прохладе, да еще и в рабочий день, машин, направляющихся в сторону Екатеринбурга и Аргаяша, пока не так много. Больше их будет к вечеру, когда рабочий люд устремится «на воды». По пути заезжаем в администрацию Аргаяшского района, и, как оказывается, весьма вовремя. Как раз сегодня комиссия во главе со специалистом комитета по экологии и природопользованию Лялей Амановой собирается с проверкой на Увильды. Вот и отлично...

В пятницу отправляемся в рейд к берегам «жемчужины Урала». По утренней прохладе, да еще и в рабочий день, машин, направляющихся в сторону Екатеринбурга и Аргаяша, пока не так много. Больше их будет к вечеру, когда рабочий люд устремится «на воды». По пути заезжаем в администрацию Аргаяшского района, и, как оказывается, весьма вовремя. Как раз сегодня комиссия во главе со специалистом комитета по экологии и природопользованию Лялей Амановой собирается с проверкой на Увильды. Вот и отлично...

Пристроившись в хвост старенькому уазику, в который загрузились представители комиссии, едем мимо солидных коттеджей. Аргаяшская земля — предмет особого спроса. С тех пор как с 800–900 метров до 50–100 сузили водоохранную зону, в которой были запрещены и отвод земельных участков, и предоставление в аренду участков лесного фонда под новое строительство, вновь появилась возможность для застройки. Частник закусил удила. Мало кто из толстосумов откажет себе в прихоти завести дачку, да еще на берегу озера… С аргаяшской стороны все паевые земли вокруг Увильдов скуплены.

Нам рассказывали, что особо находчивые граждане ухитрились получить в районных садовых кооперативах участки якобы под разведение петрушки, огурцов и помидоров, а отстраивают на них трехэтажные дворцы, занимающие чуть не всю площадь участка. Вот такая петрушка. Один рекламный плакат с надписью «Таунхаусы» и номером телефона мы увидели на выезде из Аргаяша, сразу за милицейским постом. Строится народ… А вот куда, пардон, отходы девать — бытовые и строительные — мало кого заботит. На Увильдах до сих пор нет ни полигона для утилизации твердых бытовых отходов, ни нормальных очистных сооружений.

Кстати, проведенная недавно сотрудниками управления Росприроднадзора по требованию Аргаяшской прокуратуры проверка показала, что в водоохранной зоне на берегах Увильдов немало самовольных построек. В информационном письме нашей редакции, в частности, упоминаются улицы Курортная и Набережная в поселке Сайма. Здесь Росприроднадзор обнаружил восемь фактов нарушения законодательства. Ограничивая двадцатиметровую полосу свободного доступа к озеру, хозяева частных домов возвели кто глухой забор, кто деревянную часовню, каменную хозпостройку, беседку, сарайку. Некоторые самовольно засыпали береговую территорию скальным грунтом, на акватории установили понтоны с банькой… Уровень воды поднялся, несколько деревянных сараев гниют в воде. А любители попариться в баньке смывают грязные мыльные стоки прямо в озерную воду… Увильды стремительно мутнеют, а ведь в былые годы прозрачность воды достигала 20 метров…

Нашествие «родственников»

Под эти невеселые размышления доезжаем до санатория «Увильды», обнесенного, словно Кремль, стеной из красного кирпича. Говорят, здесь часто отдыхают иностранцы, наводят красоту на телеса звезды российской эстрады. У шлагбаума скучает загорелый охранник. Ох, хорошо, что не знают иностранцы, что творится в дальних уголках заповедного леса и озера. А вывозят с этих берегов около трех тысяч кубометров мусора ежегодно…

Сразу за санаторием асфальтовая дорога кончается, дальше едем по узкой проселочной. В клубах пыли почти ничего не видно, точно перед лобовым стеклом вдруг выросла стена. Придорожные деревья и кусты — серого цвета из-за густо по­крывающего листья толстого слоя пыли. Вот еще одна экологическая проблема — пылит дорога, загрязняет и воздух, и растения, а в асфальт ее закатать некому.

Проехав мимо дорожных указателей «Чайка», «Скалистный мыс», «Жемчужина», сворачиваем к базе отдыха «Светлячок». По официальным сведениям, база не открыта. А что на деле?

Наш внезапный приезд помешал семейному чаепитию. Несмотря на замечательное утро и прекрасную погоду, хозяин базы — гендиректор предприятия «Интеркомсервис» — враз помрачнел. Оно и понятно. База к эксплуатации не допущена, а на стоянке — с десяток машин (некоторые со свердловскими номерами), в нескольких домиках уютно расположились отдыхающие. Ляля Аманова просит предъявить документы: акт о противоклещевой обработке территории, договор на вывоз ТБО, договор о работе спасательного поста на пляже, бумаги, подтверждающие, что произведена оплата за загрязняющее воздействие на окружающую среду, другие документы… Увы, полный комплект документов владелец базы представить не может.

— Почему на территории отдыхающие?
— А это наши родственники и близкие друзья!

Ну что тут скажешь…

К середине июня на аргаяшской стороне озера разрешение на эксплуатацию не получили две трети баз отдыха. Находиться на их территории людям не разрешается, если только они не являются штатными сотрудниками. Но допускается присутствие членов семьи владельца. Так что в ближайшие жаркие недели, надо полагать, в гости к хозяевам неоткрытых баз в массовом порядке понаедут десятки, если не сотни «родственников».

«А мы такие загораем…»

…Узкий ухабистый «сверток», и по колее, где двум машинам явно не разъехаться, добираемся до частного пляжа «Виас». Самодельный шлагбаум украшает приколоченная табличка с лаконичной надписью: «350 рублей». Молодой загорелый парень в шортах — как оказалось, охранник и кассир в одном лице — нехотя открывает проезд. На лице явственно читается: принесла же вас нелегкая…

Аманова требует документы, договоры, акты. Нашлась лишь тетрадочка с записями о количестве въехавших на территорию машин, числом 86. Корешков квитанций, подтверждающих, что клиент оплатил право на въезд, оказалось только 31…

— Да мы просто выдать всем не успели,- торопливо поясняет кассир, он же охранник.

Движемся вглубь территории. Буквально с первых же шагов натыкаемся на огромную кучу мусора, сваленного посреди берез и сосен. Прикидываем на глаз: объем кубометра на три. В некотором отдалении — еще такая же. Над кучами роятся мухи, воздух густо пропитан «ароматом» гниющих отходов. Также фирменно «благоухает» и деревянный объект типа сортир (без кессона). В переполненный фекалиями туалет народ заходить не отваживается, располагается рядышком, что красноречиво подтверждают обрывки туалетной бумаги, стыдливо прикрывающие человеческие «лепешки»…

Аманова поворачивается к охраннику:
— Почему мусора так много?
— Так это… Отдыхающие… Они же едят постоянно! — горячо оправдывается парень.
— А туалет почему в таком состоянии?
— Так они каждые пять минут туда бегают!..

Автостоянки на территории нет. Машины отдыхающие паркуют как бог на душу положит. Чуть ли не у самой воды их стоит с десяток. Интересно, моют их тоже в озере? Еще с десяток автомобилей теснится на взгорке. Почти у каждой палатки — черные выжженные костровища. Мангалами, которые помогли бы уберечь траву и землю от огня, здесь, видимо, пользоваться не принято. Шашлык народ жарит демократично: на кирпичиках. Пластиковые пакеты, жестяные банки, стеклянные бутылки, окурки, бумага… Словом, налицо весь набор «достижений человеческой цивилизации».

— Давно тут отдыхаете? — спрашиваем пятидесятилетнего дядьку, попросту назвавшегося Валентином.
— Со вчерашнего дня. А вообще каждый год приезжаем из Екатеринбурга.
— И сколько с вас за отдых берут?
— В те годы по 50 рублей брали, а нынче дороговато: 350 в сутки с машины. Но не назад же ехать…
— Как вам эта «красота», не мешает? — киваем на мусорную свалку.
Валентин морщится:
— Когда ветер, мешает, конечно. Пахнет, и мухи эти… Вроде хозяева обещали убрать, но я не видел, чтобы убирали…

Нашу беседу прерывает громкий возглас Ляли Амановой:
— Граждане отдыхающие, вы можете пойти и потребовать назад свои деньги!

Народ заволновался:
— Это что же? Нам теперь уезжать?!

Аманова спешит всех успокоить. Уезжать не надо. Но поскольку хозяева открыли пляж незаконно, незаконно осуществляют предпринимательскую деятельность, люди могут потребовать свои деньги назад.

Перспективу дальнейшего общения с охранником тире кассиром после изъятия у него уплаченных денег, при том, что комиссии на тот момент на пляже уже не будет, народ, видимо, представил и кровные забирать не поспешил. Последовать призыву решилась лишь жена нашего знакомого Валентина, которая, кстати, в качестве свидетеля оставила свою подпись в протоколе осмотра пляжных «достопримечательностей». По требованию Амановой деньги парень ей отдал, но пригрозил, что не выпустит их машину, если в багажнике не увидит увозимого пакета с мусором.

Плач экологов

Каков же итог поездки? На берегах Увильдов, с аргаяшской стороны озера, незаконно работают четыре базы отдыха и пять частных пляжей. Назовем «героев» поименно:

— пляж «Увильды» (владелец ООО «НБМ-Центр»), плата с отдыхающих взимается в размере 50 рублей в час;

— пляж Овчинникова (владелец Н. Н. Овчинников), плата за проезд — 300 рублей с одной машины;

— пляж «Автомобилист» (владелец фирма «Блик», участок в суб­аренде у О. В. Кононовой), плата за проезд — 1000 рублей с машины;

— пляж «Виас» (владелец Кафе­ева И.В.), оплата с одной машины — 350 рублей;

— пляж «Берег» (владелец И. В. Малышева), плата за проезд — 300 рублей с машины.

Отдыхающим не созданы условия для отдыха. Это значит — всегда есть риск быть укушенным клещом, риск утонуть, поскольку отсутствуют спасательные посты с матросами-спасателями, риск отравиться или заразиться, риск ввязаться в драку, поскольку в местах отдыха люди неумеренно употребляют алкоголь. И, конечно, огромный вред наносится озеру. В береговой зоне скапливается немалый объем мусора, на жаре это все гниет и разлагается, загрязняя и землю, и атмосферу. Грязные стоки и фекалии свободно попадают в питьевое озеро.

Бороться с этими нарушениями крайне тяжело. Даже грубое игнорирование требований Водного кодекса РФ остается для частников безнаказанным. Землю изъять у них практически невозможно, потому что формально участки оформлены в собственность или отданы в аренду на срок 49 лет. Даже если удается привлечь владельца незаконно действующего пляжа к ответственности, то штрафы настолько малы, что это равносильно укусу комара. Согласно Кодексу об административных правонарушениях (статья 19.1) штраф для физического лица составляет 100–300 рублей, для юридического — 300–500 рублей.

Некогда чистая, как слеза, вода Увильдов ныне превратилась в озеро слез…

Татьяна СТЕФАНИВ

Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты