Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Что меняется от перемены мест слагаемых?

8 Октября 2011

Общественные ожидания от предвыборного съезда «Единой России» не отличались разнополярностью мнений.

Общественные ожидания от предвыборного съезда «Единой России» не отличались разнополярностью мнений. Большинство людей у нас в стране и за рубежом были уверены, что партийный список на выборах в Госдуму возглавит лидер партии Путин, а президент Медведев даст дружеское напутствие на правах высокого гостя.

Вышло иначе. И дело тут даже не в том, что партия сделала сильный политический ход (любая серь­езная политическая сила должна иметь пару-тройку подобных «козырей»). Дело в другом. Рухнула целая система конспирологических версий, активно культивируемых все четыре года правления тандема. Самые смелые рисовали отставку Путина и вхождение Медведева в «партию-дублер». Более осторожные просчитывали варианты, при которых лидер «Единой России» уверенно шел в президенты, а действующий президент перебирал варианты синекур — от председателя Конституционного суда до спикера одной из палат Федерального Собрания.

Справедливости ради скажем, что политические оппоненты «Единой России» достаточно быстро оклемались. Усилился хор голосов, где доминантой было: «Тандем договорился между собой! От наших голосов ничего не зависит!»

А между тем внешне яркое и неординарное решение «единороссов» вполне укладывается в жесткие рамки политического процесса. При Путине, как мы помним, прекратилась «правительственная чехарда», столь свойственная его предшественнику. При Медведеве ничего не поменялось. Просто «Единая Россия» стала сильней на одну политическую фигуру с опытом работы на посту главы государства. У других партий такого «бонуса» нет.

«Справедливая Россия» за все время своего существования так и осталась партией даже не Сергея Миронова, а председателя Совета Федерации. Ушел Миронов из совфеда — и партия растворилась в туманной дымке политической осени 2011 года. КПРФ уже 18 лет остается партией Геннадия Зюганова, что осознают и его внутрипартийные оппоненты. Будет вместо Геннадия Андреевича его правая рука Мельников или иной другой комоедов — дай Бог, что называется, переползти 7-процентный барьер. Про «Правое дело» с «Яблоком» лучше помолчать: о мертвых хорошо или ничего.

«Единая Россия» на сегодня единственная партия, где абсолютно узнаваем практически весь состав региональных списков. Наша область — яркий тому пример. В списке южноуральцы знают всех — от ветерана политических баталий Валерия Панова до молодых «лиц партии» Шагиева и Павловой. Списки других партий мало что скажут жителю области, а их отдельные персонажи, возможно, знакомы «узким специалистам».

Так что же меняется от предполагаемой «перемены мест слагаемых»? Для конкурентов «Единой России» — многое. Как минимум, надо менять тактику избирательной кампании. Критиковать действующего президента — занятие суетное и малопочтенное. Рейтинги Медведева и Путина стабильно высоки. Лозунги об «антинародном режиме» и «партии воров и жуликов» устарели, а потому неэффективны. Остается работать на повышение инертности избирателя, ненавязчиво убеждая его в «предопределенности» госдумовских результатов. Но делать это становится все трудней: люди видят, как политический результат материализуется во вполне практические вещи. И от перемены мест слагаемых он вовсе не зависит.

Сергей Максимов


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты